Анна Ларионова

руководит беловским отделением поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт».
Автор: Олег Быков. Фото Вячеслава Светличного.

Люди доброй воли

15 октября исполнилось 9 лет поисково-спасательному отряду «Лиза Алерт». Отряд был так назван в память о Лизе Фомкиной – четырёхлетней девочке, пропавшей в подмосковном Орехово-Зуеве в 2010 году. Поиски Лизы объединили сотни простых людей, которые и не думали стать спасателями. Они клеили ориентировки, прочёсывали лес, боролись и верили. Увы, но девочку нашли уже мёртвой…

Именно с той трагической истории и начал свой отсчёт поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» («alert» в переводе с английского – одновременно и тревога, и бдительность). С того дня, когда добровольцы, искавшие Лизу, решили, что розыском пропавших людей должны заниматься не только полиция и МЧС, но и неравнодушные люди.

При схожих обстоятельствах год назад появилась ячейка «Лиза Алерт» и в Белове – не по приказу, а по велению сердца. За минувшее время волонтёры «ЛА» уже десяток раз принимали участие в поиске детей и стариков, познали горечь слов «найден, погиб» и радость от спасения чужой жизни. О том, как «Лиза Алерт» помогает беловчанам и как беловчане могут помочь сами себе, нам рассказала координатор отряда в Белове Анна ЛАРИОНОВА.

Всё начинается… с трагедии

— С чего началась история «Лиза Алерт» в Белове?

— С поисков Маши Перевозчиковой в Черте в 2018 году. На беду откликнулись сотни волонтёров, народ приезжал из Новокузнецка, Новосибирска, Барнаула, Томска, Красноярска. Это как будто пробудило многих беловчан. Кстати, именно так – с большой беды, объединявший силы неравнодушных людей – начали свою деятельность отделения «Лиза Алерт» в Кемерове (поиски Яны Титовой в 2013 году), в Дагестане (поиски Калимат Омаровой в 2018 году) и других городах России.

— А как вы пришли в поисковое движение?

— Я – кадровик, начинала на заводе «Кузбассрадио». А ещё – мама троих детей. Об отряде я кое-что знала, но считала, что в Кузбассе его нет. И вот пришла новость, что в Чертинском пропал ребёнок. Помню свои чувства. Мои дети спокойно спят дома, средний – ровесник пропавшей девочки, а Маша где-то там, в неизвестности… Муж приехал с работы, мы переговорили – и тут же отправились на поиск. Отработали две задачи, впервые в жизни была в ночном лесу. Познакомилась там с волонтёрами «ЛА». Потом, когда уже всё кончилось, стало ясно, что пора создавать местную ячейку. Сорганизоваться нам помогли  новокузнецкие волонтёры, особенно куратор отряда «ЛА» по Кузбассу Егор Кузьмин. Костяк беловского отряда составили ребята, принимавшие участие в поисках в Чертинском. В ноябре прошлого года я прошла обучение на информационного координатора в московской школе инструкторов.  Со временем мне стали доверять координацию поисков на городском уровне.

— Много ли было поисков с начала работы беловского филиала «ЛА»?

— По городу и Беловскому району с 2018 года было 9 поисков, в том числе 7 «НЖ» («найден, жив» — терминология отряда, — О.Б.) и 2 «НП» («найден, погиб»). Плюс ребята несколько раз выезжали на поиски в другие районы Кузбасса. Например, работали в Гурьевске: 1 «НЖ» и 1 «НП», один до сих пор не найден. Самое горячее время лесных поисков – с сезона колбы и до ноября. В холодное время года люди редко выбираются на природу, меньше и ЧП.

Наше общее дело

— С чего начинается рядовой поиск человека?

— Со звонка на нашу «горячую линию» 8-800-700-54-52. Заявка передаётся на регион. Сразу несколько инфоргов начинают прозвон: один обзванивает заявителя (как правило – родственника пропавшего человека), уточняет личные данные, обстоятельства пропажи, получает фотографию, второй инфорг делает макет ориентировки и печатает её, третий из группы коротких прозвонов обзванивает полицию, больницы, морг и т.д. Параллельно делается пост в социальных сетях, идёт рассылка по «Билайну» для волонтёров, готовых принять участие в поисках. Идёт поиск генератора, транспорта, топлива и т.д. У нас в Кузбассе актив запускается быстро. Если пропал ребёнок – никто не будет спать до его обнаружения.

— Трудно ли наладить работу с полицией и МЧС?

— Поначалу было непросто. Звоню в прошлом октябре по своей первой заявке в полицию и представляюсь инфокоординатором «Лиза Алерт», а со мной не хотят говорить. Но это было давно. Потом мы не раз общались с городским отделом полиции, с ПДН, РОВД, МЧС. Работаем совместно, причём на широком фронте. Вот совсем недавно ребята из Гурьевского ОВД помогли нам найти спутниковый телефон для координации поисков в Междуреченском районе (вблизи села Ортон пропали грибники – дедушка с внуком). А когда в Новокузнецке в мае пропала  24-летняя Айсел Алиева, часть поисковых групп, состоящих из сотрудников Росгвардии, возглавили волонтёры «ЛА». Да и в Ортоне именно волонтёр из Кузни Алёна Соболевская руководила поисками на месте с участием спасателей и других служб. Никому это не кажется странным: мы сообща делаем одно дело. Кстати, ни одну ориентировку мы не размещаем без согласования с полицией.

— Общался с одним полицейским и он жаловался: мол, волонтёры отказываются участвовать в некоторых поисках, а мы-то вынуждены всё отрабатывать…

— Полиция знает, что поиски пропавших год назад мы не возьмём. Тут разумнее обратиться в программу «Жди меня», у которой большие ресурсы для поисков. Поиск до года мы обсудим и подумаем, чем бы помочь (разместим ориентировки и т.д.). Волонтёрство основано на живой связи, на непосредственном участии, и наш главный приоритет – дети и старики, которых ещё можно успеть спасти. А поиск останков – это всё же специфическая работа полиции, и мы уважаем их непростой труд.

— Где искать сложнее – в лесу или в городе?

— Этот вопрос много раз обсуждался на нашем форуме и в личном общении. И аргументов множество. Скажем, в городе проще отследить человека: множество людей, камеры наблюдения и т.д. А в лесу нужно быть отчасти следопытом, читать по траве и листьям, понимать, куда человек мог пойти, если начал блуждать и т.д. Зато в лесу нет заброшек и канализационных колодцев, меньше возможностей изувечиться. Я предпочитаю работать в городе, в лесу мой максимум – старшая группы. Особенно если поведёт опытный координатор, вроде «Гавра» (в миру – новокузнечанин Валентин Гаврилов) или Кати Гогиной (позывной «Кошка»). Она москвичка, но ездит по всей стране. Когда группа беловчан готовилась выехать в омские леса на помощь, я узнала, что «Кошка» работает на месте и успокоилась: она точно найдёт ребёнка! Так и вышло.

— С недавних пор «Лиза Алерт Кузбасс» привлекает для поисков беспилотник. Расскажите об этом.

— И применяет с успехом: удалось найти в окрестностях Нового Каракана 81-летнюю Варвару Тимошенко. Уже есть наработанный алгоритм действий дронов. Получается разрешение на полёт, БПЛА прочёсывает местность на высоте около 50 метров, делая фотографии (к сожалению, пока что у нас нет дрона с возможностью наблюдать землю в режиме реального времени). Фото изучают эксперты из группы просмотра, координаты подозрительных мест помечаются и передаются поисковым группам (примятая трава, предметы, похожие на рюкзаки и сумки и т.д.). Караканская бабушка была замечена на одном из таких фото Е. Кузьминым. В скором времени будут набираться для обучения пилоты, изыскиваются возможности расширения авиапарка.

Волшебные слова для детей

— Некоторые считают, что «Лиза Алерт» занимается только поиском людей. Так ли это?

— Для нас важна и профилактика. Например, в Белове мы уже целый год работаем с детьми младшего школьного возраста, проводим занятия по безопасности в школах. Детям вручаем после лекции памятки и дипломы, в планах постепенно отработать все школы города.

— Чему в первую очередь учите детей?

— Ребёнок должен опасаться чужого человека. При попытке незнакомца увести ребёнок должен громко кричать: «Я вас не знаю!». Практика показывает, что эта фраза лучше всего привлекает внимание прохожих. Постоянно говорите с детьми. Они должны знать, кто сегодня будет забирать их из школы или детсада. Даже если какой-нибудь знакомый дядя Петя приглашает ехать – нужно отказаться, если нет уговора с родителями.

Объясните, у кого можно просить помощи. Лучший вариант – человек с ребёнком, он наиболее безопасен. В торговом центре – охранник или полицейский.

Введите для телефонных разговоров с ребёнком кодовое слово (скажем, пароль «мармеладка» — отзыв «зефирка» и т.д.). Это поможет вам опознавать друг друга при звонках с чужого номера (практика показывает, что ориентироваться на звук голоса неверно). А если ребёнок назовёт пароль при звонке со своего телефона, вы поймёте, что случилась беда, но он не может говорить и находится под контролем.

Теперь о походе в лес. Важнейшая заповедь, которую ребёнок должен затвердить: в лес без взрослых не ходим. Детский телефон перед пикником или грибной вылазкой должен быть заряжен на 100% — приучите заряжать мобильник при каждом удобном случае. Потерявшись, стоим и ждём, не пытаясь бегать по лесу. Отойти можно только на поляну в пределах видимости, чтобы стать приметней. Ни в коем случае не подходить к водоёмам, неважно, что это – река, ручеёк, даже лужа. Большинство детей, найденных в лесу мёртвыми, утонули. Попытка напиться, внезапное падение, удар – и оглушённый малыш захлёбывался даже в небольшом водоёме.  Научите ребёнка: лучше терпеть жажду и ждать спасателей!

— Вы упомянули телефон. Чем он может быть полезен?

— С потерявшимся человеком могут связаться и вывести его, как за руку, ориентируясь только на его рассказ о том, что он видит вокруг. Это настоящее искусство, которым владеют специалисты направления «Лес на связи» под руководством «Отца Олега» — Олега Леонова.  Находясь в Москве, он может вывести человека из дальневосточной тайги, он участвовал уже в спасени 256 человек. Кстати, хочу попросить: если ведётся поиск пропавшего человека, не звоните на его телефон. Так может напрасно растратиться заряд.

— Трудно ли работать с детьми?

— От них можно ждать самых каверзных вопросов. Помню свою первую лекцию. Рассказываю о правилах поведения в лесу – а маленькая девочка вдруг спрашивает: «А что делать, если я открою глаза, а передо мной стоит маньяк?». Я растерялась. И только опытный координатор дал правильный ответ: «Конечно, перед тобой стоит маньяк: он тебя сутки искал в лесу и выглядит соответствующе!».

Зато приятно бывает слышать от деток, что знания им пошли впрок. Одна девочка рассказала на лекции, что заблудилась во время похода за грибами (стандартная ситуация – остановилась завязать шнурки и отстала) и поступила именно так, как мы советуем: остановилась и стала ждать помощи от папы, ушедшего вперёд, не пытаясь метаться по лесу и найти дорогу самостоятельно. Только вот плакала. Я спрашиваю: «А почему плакала?». Отвечает: «Ну, чтобы папа точно услышал!». И памятна мне реакция одного четвероклассника из школы №76. Послушав меня, он сказал: «Вот вырасту – и к вам приду!». А когда ему стали «подсказывать» товарищи, что «у них же не платят!», ответил: «Я просто хочу помогать!». 

— Помню социальный эксперимент «ЛА»: девочка несколько часов сидит на скамейке, вокруг на столбах ориентировки с её фотографией – но никто из прохожих не обращает внимания. Как понять, что конкретный ребёнок нуждается в помощи?

— Потерявшиеся дети плачут,иногда от страха впадают в ступор. Если видите испуганного ребенка, подойдите, спросите, всё ли в порядке, не нужна ли ему помощь. Но ни в коем случае не уводите его с места обнаружения: позвоните в полицию, ждите её приезда. Родителю это также поможет найти малыша. В ожидании полиции можно попросить разместить пост в городских соцсетях. Именно так 4 июля в Белове смогли разыскать трёхлетнего мальчика, которого сестрёнка потеряла на центральной площади.

Когда старый беззащитнее малого

— Для детей вы проводите лекции. А для стариков можно сорганизовать что-то подобное?

— Хорошо, что спросили. Уже есть договорённость с Комитетом социальной защиты: будем встречаться с пенсионерами, вести предупредительную работу. Старики, увы, тоже нередко исчезают, при этом они иногда беззащитнее детей. Тема это совершено новая: если лекция «ЛА» для детей разработана в Москве и читается уже в 46 регионах России (как не потеряться в городе и в лесу, как собираться, что делать, если сбился с пути и т.д.), то для пожилых людей ещё предстоит найти нужные слова.

— Почему пенсионеры так часто пропадают?

— Потерявшиеся старики, как правило, страдают деменцией (старческим слабоумием). Они идут к какой-то непонятной цели, часто ориентируясь на воспоминания. Народ у нас отзывчивый, но нередко доброта выходит боком. Старики начинают колесить по району, а то и дальше на автобусе, даже без денег, потому что сердобольные пассажиры оплачивают им проезд. Недавно одна бабушка из Ленинска-Кузнецкого так доехала до Екатеринбурга: доброта довела! А по дороге к вам я закрыла поиск ещё одной пенсионерки: сама не зная как, из Ленинска она попала в Прокопьевск.

— Как понять, что дедушке или бабушке нужна помощь?

— Насторожитесь, если видите человека пенсионного возраста на обочине трассы. Как правило, он неряшливо одет, на все вопросы отвечает, что «я с работы» или «я гуляю». Если увидите неадекватность в ответах – остановите пенсионера, вызовите «скорую», по её приезду запишите номер бригады, спросите, в какую больницу повезут. Эту информацию передайте нам на «горячую линию» 8-800-700-54-52. Возможно, его уже ищут. Хорошо, если получится сделать фото пенсионера, так можно удостоверить личность.

— Что можно сделать для своих родных стариков, чтобы предотвратить такую «прогулку»?

— Обязательно пришейте к их верхней одежде записку (лучше заламинированную или в мультифоре) с именем родителя, вашим телефоном и адресом. Можно положить в карман: даже больные Альцгеймером запоминают, что эту записку нужно достать и показать прохожим. Купите им браслет или медальон с трекером, чтобы отслеживать перемещения. Сделайте это заранее, даже если родитель не страдает деменцией: когда она придёт, может оказаться уже поздно. А самый главный и трудный совет – не оставляйте их в одиночестве. Именно чувство одиночества и толкает стариков за дверь. Там они пытаются вновь почувствовать себя нужными, идут к прежним друзьям и работе. В этом безумии есть смысл!

Правила нашей жизни

— Есть правила, которые не могут нарушать волонтёры «ЛА»?

— Мы не пьём даже на радостях от обнаружения человека живым и здоровым. Хочешь отметить – сними с себя всю символику организации. Слишком долго нарабатывалось к ней уважение, чтобы так просто разбазарить.

Мы не выкладываем в открытый доступ фото и видео с места событий, не сообщаем журналистам подробности обнаружения: только самые общие данные. Всё потому, что подробности, так нужные прессе, могут оскорбить родных пропавшего, а тем более погибшего.

«ЛА» не работает с экстрасенсами: 9 лет поисков показали, что это бесполезно, их прогнозы ни разу не сбывались, поэтому назойливых «колдунов» в наших группах банят.

Мы не поддерживаем никакую политическую партию. И, конечно, не берём деньги.   

— Не брать деньги… А как же пожертвования?

— Мы волонтёрская организация, у нас нет даже расчётного счёта. Но каждый желающий может помочь «расходниками». Канистра бензина пригодится в лесных поисках, владелец лазерного принтера может распечатать цветные ориентировки (не расползутся от дождя, в отличие от сделанных на струйном), даже простые карандаши нам пригодятся: шариковые ручки отказывают на морозе, а нам нужно записывать свидетельства соседей и т.д. Помощь нам постоянно нужна. Скажем, печатать ориентировки мы сейчас можем только в Бабанакове и Краснобродском, у своих волонтёров. Из городских типографий с нами сотрудничает только «Аврора» (ТЦ «Кит»), делая по 50-70 листовок бесплатно.

— Городские власти как-то помогают?

— Особенно хочется поблагодарить замначальника Управления молодёжной политики Анжелику Николаевну Карпову. В Центре молодёжной политики и  туризма мы можем проводить свои лекции для новичков, собрания и т.д. На турбазе «Берёзка» нам помогли организовать учения. Встречались мы и с главой города Алексеем Викторовичем Курносовым, нашли взаимопонимание.

— Вся ваша деятельность отнимает много собственных денег и времени. Ради чего волонтёры «ЛА» идут на это?

— Да, денег нам за поиски не платят. Некоторые, узнав об этом раскладе, сразу говорят, что им с нами не по пути. Но когда ты закрываешь очередной поиск сообщением «НЖ» («найден, жив!»), вопросы о мотивации пропадают.

В начале октября мы смогли найти 81-летнего Владимира Машошина. Он случайно уехал в одну из деревень Беловского района. Спасибо неизвестным ребятам на «Тонаре», которые подвезли дедушку до кольца у ГИБДД. Пенсионера мы нашли, в конечном итоге, на ЛУМе. Мне позвонил муж, а я реву. «Ну что там – «НП» (то есть «найден, погиб»)? – спрашивает. Нет, жив! Мы спасли человека, мы вернули его родным! В такие минуты хочется обнять весь мир. Эти эмоции ни за какие деньги не купишь! 

А ещё: Белово – маленький город. Многие друг друга знают, трудно оставаться равнодушным. Иногда понимаешь, что беда буквально ходит рядом. 9 января в городе пропал пенсионер, моя мама посмотрела ориентировку – а на фото человек, которого она знает многие годы. И такое бывало не раз. Это наш город, наши люди, им нужна помощь. И люди это отзывчивые. В прошлом году во время поисков 67-летнего Александра Попова мы шли за ним буквально по следам из показаний свидетелей – и нашли. Люди очень активно включились, показывали направление его движения.

Да, временами срываешься, думаешь: «Всё, ухожу, нет сил…». А потом напоминаешь себе, что та же бабушка, пошедшая за грибами, ни в чём не виновата. Откажешься ты прозванивать экстренные службы, выходить в лес – лучше тебе от этого не будет, а кто-то может и погибнуть без твоей поддержки.   

Рыжая семья

— Родные относятся с пониманием к вашей работе?

— Мой супруг Антон Сухорослов – тоже наш волонтёр, отвечает за снаряжение (зарядка раций, фонариков, навигаторов и т.д.). Дети тоже понятливые. Бывает такое, что прозвонила экстренные телефоны по заявке, прикипела к этому поиску – и никто из домашних уже не спрашивает, почему я заперлась в комнате с телефоном, ежедневником и кофе на всю ночь. Старшая дочь Лера, стоит начаться поиску, возвращается домой и берёт на себя заботу о младших, готовит к нашему позднему возвращению ужин. И сама думает стать инфоргом, как я. Средний сын Влад хочет стать картографом: без них волонтёры были бы слепы во время поисков.

— Что для вас «Лиза Алерт»?

— Большая рыжая семья (смеётся). Актив у нас отличный. Сергей Степанов – хороший старший группы, из Насти Котолуп и Нади Архиповой получились отличные инфорги. Евгений Кривогин если и не примет участия в поисках, то привезёт поесть. Петя Власенко увлекается туризмом и сплавами, так что очень полезен на лесных выходах. Денис Сентябов просто неугомонный: приехал с Магадана, и с ходу готов сорваться на поиск в Киселёвск. Люди все семейные, основательные. Совмещать с основной работой им непросто, особенно парням: там почти все угольщики. Это я перечислила только местных добровольцев, а сколько их в Кузбассе! Если кто-то в беде – все готовы помочь, советы, ободрения и помощники придут со всех концов страны. Есть в «Лиза Алерт» и памятные даты, которые нас объединяют. 15 октября – дата создания отряда, а 25 мая – День памяти пропавших детей.

Евгений Кривогин, Анна Ларионова, Сергей Степанов, Петр Власенко

— Добровольно можно не только прийти, но и уйти из отряда. Сегодня был, завтра тебя нет. Как с этим смириться?

— Это тяжело. Давно работал с нами Антон Валенюк, а сейчас дела, работа… Но в то же время я знаю, что если вдруг, не дай Бог, пропадёт ребёнок, Антон тут же приедет на поиски. А иногда народ отказывается работать из-за стеснительности. Вот мы готовим на Новый год «Рыжую ёлку безопасности» для детей, и ребята, конечно, говорят, что на сцену не выйдут. Но куда же они денутся (улыбается)!

— Какие планы на ближайшее будущее?

— Обучение и ещё раз обучение. И поиск пополнения. Мы всех приглашаем 2 ноября в 12 часов на новичковую лекцию в Центр молодёжной политики и туризма (переулок Цинкзаводской, 11). Там любой беловчанин старше 18 лет сможет узнать о направлениях нашей работы, о подготовке, о спасении людей. И, конечно, сможет записаться в отряд.

— Что должны знать новобранцы в первую очередь?

— Главный закон нашей работы таков: если ты не взял задачу, ты никому ничего не должен. Но если взял, то обязан выполнить! От этого зависит человеческая жизнь.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода