Иван Ермолюк, Денис Зелинский и Багира

О том, как «БВ» патрулировал беловские улицы с полицейским Иваном Ермолюком, кинологом Денисом Зелинским, овчаркой Багирой.
Автор: Олег Быков. Фото Вячеслава Светличного.

Полицейские на земле

Группа людей в форме слушает инструктаж. Обсуждаются правила применения оружия в случае необходимости, перечисляются свежие и ещё нераскрытые преступления. Вижу пометки в блокнотах: «Гараж на Жданова, вынесли насос…», «Октябрьская – велосипед», «Дом на Осипенко: чайник, плитка, «Золотая сова» (пиво)…».

Овчарка Багира в углу тоже пытается проникнуться важностью момента, но видно, что ей не терпится на улицу. Когда звучат слова о получении оружия, она выразительно смотрит на хозяина: «Ну, пора идти?». После проверки перед строем удостоверений звучит приказ: «Заступить на охрану общественного порядка в городе Белово!». Так начинается очередная рабочая смена отдельной роты патрульно-постовой службы отдела полиции «Беловский».

Журналисты «БВ» во время этой смены прошлись по городу с пешим патрулём и прокатились с автопатрульными, побеседовали с сотрудниками ППС при исполнении, чтобы изнутри увидеть повседневную изнанку полицейской службы – где мало героизма, не слышно стрельбы, зато есть много труда, ходьбы и встреч с не самыми приятными людьми. А обобщить впечатления и узнать ответы на некоторые вопросы нам помог заместитель командира взвода роты ППС, младший лейтенант полиции И. МАКУШЕВ.

Город под подошвами

— Иван Викторович, на охрану общественного порядка 3 сентября заступило меньше пятнадцати человек, плюс служебная собака. Этого достаточно для такого города, как Белово?

— Обычно патрулей больше. Но сейчас несколько сотрудников в отпуске, ещё трое – Константин ПодъяпольскийСергей Коледин и Илья Колосов – находятся в служебной полугодовой командировке в Чеченской Республике во главе с командиром роты ППС Денисом Александровичем Мином, вернутся они только в ноябре. Так уж повелось, что сотрудников ППС регулярно отправляют в командировки – на Олимпиаду, чемпионат мира по футболу и т.д. Осенью ещё несколько человек поедет на контрольно-пропускной пункт «Малка» (на административной границе Кабардино-Балкарии и Ставропольского края, — О.Б.).

Командировка не просто отрывает часть сотрудников от работы в городе, она ещё и опасна: нынешним летом, впервые за долгое время, погиб в Чечне кузбасский полицейский из Новокузнецка, который был в одном сводном отряде вместе с нашими товарищами. Надеемся, что беловчане вернутся целыми и невредимыми, а мы уж выполним работу в их отсутствие.

— По каким сигналам работает ППС?

— Если вкратце – то по всем. Это и административная практика, и уличная преступность. Также дежурная часть направляет нас на место совершения и тяжких преступлений, часто ищем преступников по горячим следам и т.д. Уже потом приезжают оперативники, Следственный комитет и т.д.

— В каком режиме ППС несёт службу?

— Три дня дежурства и два – отдых. Служба, конечно, непростая, для крепких и выносливых ребят. Патрули ходят в основном по центральной части города, также работает один служебный автомобиль. Периодически ещё одна машина отправляется патрулировать посёлки. Посёлки и микрорайоны чередуются, более криминогенным уделяем особое внимания.

Большую часть рабочего времени сотрудник ППС проводит на ногах. Рабочий день 11-часовой, пеший патруль проходит по назначенному ему участку по 25-30 и более километров. 45 минут пешего патрулирования, 15 минут – на отдых (можно посидеть на лавочке, перекурить, но чаще всего стоим). Обед – один час.

— Когда-то вместе с полицией патрулировали  казаки. Сейчас это уже не практикуется?

 - На больших праздники казаки также присутствуют, но сами по себе. В обычном патрулировании города совместно с  ППС они больше не участвуют. Полномочий у них и так было немного. Например, казак не мог самостоятельно задержать нарушителя, не имел права применять спецсредства, физическую силу. То же можно сказать и о студенческом отряде правопорядка. 

Есть ли у нас гетто?

— В США есть криминальные районы – гетто. А как у нас?

— Гетто у нас нет, но случается, что обостряется криминогенная обстановка в некоторых посёлках и микрорайонах. Месяц мы работали почти ежедневно в Новом Городке. Летом много работы в Инском, в первую очередь из-за пляжа, где народ, особенно гости города, активно «расслабляются».

— Есть ли час, после наступления которого нужно ходить да осматриваться?

— Осматриваться всегда полезно, хотя бы на переходе. А вот самое неспокойное время в городе – после 6 часов вечера, а дни – пятница и выходные. В это время поступает большая часть сигналов о правонарушениях и преступлениях. Почти каждый день нам жалуются на компании, включающие громкую музыку в ночное время – из соседней квартиры или в автомобиле, припаркованном во дворе. Выезжаем, беседуем, но есть и непонятливые люди. Тогда составляем протокол, потом «любителей музыки» вызывают на административную комиссию и штрафуют.

 — Что, бабушки, всё в порядке?

— Какой праздник требует наибольшего внимания с вашей стороны?

— На каждый праздник, помимо нашей службы, заступает 60% личного состава отдела, чтобы все прошло без происшествий. Наибольшее внимание – Дню шахтёра и Дню Победы. Радует, что нынешний шахтёрский праздник прошёл спокойно (а на следующий, когда Белово будет столицей праздника, нам будут помогать уже коллеги из других городов). Кстати, на Новый год, вопреки стереотипам, достаточно спокойно: вызовов больше поступает во второй половине 1 января. Кто-то проспался и понял, что натворил, кто-то пошёл «искать приключения», а кто-то понял, что его обворовали и стал звонить «02» («112» для мобильного) и т.д. 

Они приходят в темноте

— Пьяные доставляют много проблем?

— В летнее время много нетрезвых людей в тёмное время суток на улицах – на лавочках, в кустах, иногда агрессивных. Как в игре: город засыпает – просыпается «мафия».  Немало нетрезвых компаний и одиночек на улице Юбилейной, в районе вокзала, во дворах домов и т.д. Есть среди них и бомжи – постоянные клиенты Дома временного и ночного пребывания в Новостройке, есть и просто выпившая молодёжь. Как правило, их наказывают административными штрафами – за распитие спиртного в общественном месте (статья 20.20 Кодекса об административных правонарушениях) и появление в общественном месте в нетрезвом виде (статья 20.21), протоколы мы составляем практически ежедневно. Затем поездка в психоневрологический диспансер для прохождения освидетельствования и ночь в отделе полиции в КАЗе (камере для административно задержанных, она же «стакан») перед заседанием мирового суда. А там уже назначают наказание – от 500 рублей до 15 суток. Но сентябрьские вечера холодные, пьяных по ночам стало меньше.

Денис Давыдченко досматривает задержанного

— Вы упомянули людей без постоянного места жительства. Некоторых беловчане видят постоянно, а вы, наверно, ещё чаще…

— Есть и такие. У них даже прозвища имеются – Сифон и Борода. Думаю, их видели многие беловчане. Люди они, кстати, спокойные, проблем не создают: просят милостыню у магазина «Мария-РА» у вокзала и в других местах, не слоняются, не пристают к прохожим. Примечательно, что постоянно пишут кому-то письма (если не ошибаюсь, в Красноярск) и отправляют с почтамта. Немного беспокойней инвалид Андрей – парень, который уже многие годы сидит у центрального рынка. Его уже много раз хоронила народная молва: то в коллекторе мёртвым найдут, то убьёт его кто-то. Проблем он не создаёт, разве что может внезапно замахать руками (незнакомых с ним людей это может испугать). Но бомжем его называть неправильно: у Андрея есть жильё на улице Московской.     

— Что народ пьёт, по вашим наблюдениям?

— Молодёжь – пиво, алкогольные коктейли, люди постарше – палёные спирт и водку, которые во многом заменили сложный в изготовлении самогон. Но вообще могут пить всё, что горит. Вот сегодня мы с вами задержали гостя города, 54-летнего Александра Викторовича, гулявшего по центральной площади в пьяном виде. Он, как и многие совсем уже опустившиеся пьяницы, пьёт муравьиный спирт крепостью 70%. Ещё совсем недавно такие пузырьки были в свободной продаже во многих торговых точках, пока не стало ясно, что люди, пристрастившиеся к алкоголю, его скупают не ради растирания суставов.

Есть и совсем уже экзотические напитки. Мы неоднократно задерживали одного беловчанина, производившего явно неадекватное впечатление. При этом факта алкогольного или наркотического опьянения установить не удавалось, хотя человек был, как говорится в этих кругах, крепко «вмазан» и еле ходил. Не сразу он рассказал, что пьёт он не спирт, а валерьянку – сразу несколько пузырьков подряд. Страшно представить, что от такого творилось с почками, печенью и т.д. 

— А наркотики?..

— Основной способ распространения – бесконтактный, через «закладки». Клип-боксы (герметичные пакетики) со спайсом и «солью» стараются сбросить, если видят сотрудников полиции. Кстати, хочу отметить, что сейчас закладки, в основном, делают на окраинах, а не в центральной части города. Соответственно, стало меньше сигналов о подозрительных мужчинах, ищущих закладки во дворе многоквартирного дома.

— Говорят, что некоторые виды наркотиков не поддаются распознанию. Это правда?

— Нет, выдумка. Собранные анализы отсылаются в Новокузнецк, где и проводится исследование. Там выявляют и «соли», и спайс, и другие виды наркотиков, как природных, так и синтетических.  Опять же, если мы сталкиваемся с человеком, употребившим наркотики, то быстро его вычисляем. Причём не по расширенным/суженным зрачкам. Есть целый ряд примет: общая неадекватность, полностью несвязная речь (алкоголик ещё может отвечать на вопросы, наркоман путается и не может сформулировать мысли). Употребившие наркотики всего пугаются, могут начать копать асфальт, часто пытаются отряхнуться, как будто испачкались.

Телефон как средство. Или как цель

— Говорят, что сотрудники ППС часто останавливают молодых людей и просят показать IMEI телефона? Зачем это делается?

— Цель одна – установить, не является ли он краденным. Законному владельцу не стоит бояться проверки этого номера.   

— Иногда задерживают целые компании и увозят для выяснения…

— Да, приходится иногда доставлять и так. Как правило, это агрессивные, нетрезвые или просто подозрительные компании, замеченные во дворах, нередко по наводке жильцов. Хорошо, что у нас есть «УАЗ» 2018 года выпуска: там намного комфортней, чем в предыдущих моделях, есть подогрев, а в отсеке для задержанных даже кондиционер. 

— Телефоны часто воруют?

— По мере развития технологий, позволяющих легко отследить украденный телефон по приложению на компьютере, полностью заблокировать его и т.д., – всё реже. Те же «айфоны» вору или грабителю почти бесполезны без перепрошивки, что непросто сделать. Но такие факты всё ещё есть.

— А телефонный терроризм и пранки с ложными сообщениями?

— Ложные сообщения о преступлении, в том числе с мобильного телефона, встречаются до сих пор. Но особо «отличившегося» шутника можно потом найти через запрос оператору сотовой связи. А телефонному террористу точно не поздоровится при звонке с мобильника: там уже подключается не только МВД, но и ФСБ (особенно при «минировании» школы, вокзала и т.д.), скрыть свою личность вряд ли получится.

Главное оружие полицейского – его голова

— Когда сотрудникам беловского ППС приходилось в последний раз применять огнестрельное оружие?

— Мне за все годы службы ни разу не приходилось использовать оружие. Обычно сотрудникам ППС достаточно спецсредств, применяемых в соответствии с уставом.

— Что это за средства?

— В первую очередь, наручники. Также мы можем применять электрошокеры и дубинки. Впрочем, те же дубинки чаще используются для самообороны от собак, как и шокеры (собаки боятся треска, ими издаваемого). Но применяется это всё редко: главным оружием полицейского должна быть голова. Нужно уметь убедить, уговорить, даже с нетрезвым человеком или уголовником можно найти общий язык.

— Против наших полицейских используют оружие?

— Чтобы напасть с оружием – такого давно не было. Но какая-то часть населения всегда носит при себе предметы, которые можно использовать в качестве оружия. В любом случае, перед посадкой в наш транспорт мы проводим внимательный досмотр. Если его и не попытаются применить, то могут скинуть, как и ворованные мелкие вещи (телефон, кошелёк и т.д.).


Сделав несколько объездов территории с городскими стражами порядка, мы отправились домой, а патрульные остались на земле: им предстояло накрутить своими ногами ещё десятки километров до конца смены. Работа у них неблагодарная, но очень важная. Ведь что бы ни говорили, а всё же спокойнее, когда видишь на улицах города патрули. А случись беда, мы все, ещё вчера критиковавшие полицию, именно её и позовём на помощь! 

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода