Спешите жить!

Автор: Александра Луговая

13 августа Вячеслава Анатольевича СТАРЦЕВА родные и близкие поздравили с юбилеем. За плечами именинника остались 60 насыщенных лет: служба на Кубе, работа в инкассации, деятельность биографа, создание сайта «Ветеран» и активная общественная жизнь: с января прошлого года Вячеслав Анатольевич – заместитель председателя городского совета ветеранов.

Проверка спецотделом

Юбиляр родился в городе Шумиха (Курганская область). Отец, Анатолий Борисович, был механизатором, мама, Зинаида Григорьевна, трудилась на швейной фабрике. Нянек-мамок не было, и родители с малых лет приучали своих детей к ответственности и самостоятельности. Ребятишки (старший брат Сергей и младшая сестра Наталья) умели позаботиться друг о друге, приготовить нехитрую еду и по силам заниматься хозяйством, у каждого были свои обязанности. Слава «официально» отвечал за уборку и порядок дома.

Окончив 8 классов, Старцев поступил в ГПТУ учиться на газоэлектросварщика, на производственную практику его направили на Шумихинский птицекомбинат. Там он отработал два месяца и призвался в армию.

— В ноябре 1978 года меня отправили в учебку, где готовили мотострелков, наводчиков-механиков, командиров БМП, — говорит Вячеслав Анатольевич. — После нее обычно отправляли служить в Германию, Чехословакию или Венгрию. Однако нас сформировали в специальную роту для отправки на Кубу. Перед этим с нами работал спецотдел: с нас взяли определенные подписки и проверили всю родню, да так, что мама мне тогда прислала письмо, мол, Слава, что случилось?

До Кубы мы добирались поэтапно. Вначале нас переодели в парадную форму, посадили на поезд до Ленинграда. По прибытии с нас парадку сняли, выдали гражданские костюмы и обувь, вечером на автобусе привезли в грузовой порт, но посадили на пассажирский теплоход «Балтика», 17 мая мы отправились на Кубу, в городе Гавана были 31 мая. Нас посадили в «Уралы» и привезли в воинскую часть. Две недели мы проходили карантин, затем перевели в роты, сняли с нас гражданку и выдали кубинскую летнюю форму.

— Наверное, мягко говоря, было неуютно…

— Тревога была, конечно. В 1979 году на Кубе был съезд неприсоединившихся стран, а рядом с нами стояла американская база Гуантанамо. В то время нашей целью было противостояние Америке, и со стороны базы можно было ожидать любых диверсий. С нас тогда в который раз уже кубинскую форму сняли, опять надели гражданку. Мы, сержанты, получили на постоянную носку пистолеты, солдаты – штык-ножи. Был усиленный караул. Потом пошел слушок, что американцы с нашими договорятся, и мы поедем дослуживать обратно в Союз. Но заместитель начальника политотдела полковник Григорьев сказал: «Никуда вы не поедете, остаемся служить на Кубе». А чуть позже на международном уровне официально заявили, что мы — группа советских военных специалистов на Кубе.

У нас – своя романтика

После армии Вячеслав вернулся на родное предприятие, его встретили с воодушевлением. Активного парня хорошо помнили, к тому же Вячеслав отлично танцевал и участвовал в художественной самодеятельности, такие ребята были нарасхват.

— На комбинате впервые увидел свою жену Ольгу Вениаминовну, — говорит Вячеслав Анатольевич. – У нас была своя романтика – мы познакомились на комсомольском собрании. Начал ухаживать, через полгода поженились. Нам дали квартиру. Но приехала ее тетя из Белова и рассказала о шахтерском крае с высокими зарплатами, в общем, уговорили меня переехать. Так в 1983 году мы стали беловчанами. Вначале устроился в Караканское разрезостроительное управление газоэлектросварщиком, затем сменил несколько предприятий – переходил туда, где больше платили, – отец всегда говорил нам, что мужик обязан приносить домой деньги и при этом не жалеть себя. В 1995 году устроился в «Сбербанк» охранником, через 8 месяцев меня назначили заместителем начальника инкассации по физической охране. Инкассатором я отработал с 1995 до 2015 года

Для инкассатора деньги – обычный груз

— Какие качества должны быть на первом месте для работника инкассации?

— Понимание, что он просто везет ценный груз, и не более того. Не должно быть соблазна. Если такое случится — этот человек может сдать бригаду и похитить деньги. У нас был один случай: заметили, что у сотрудника как-то глаза забегали, заблестели; его пригласили на беседу, а потом предложили уйти. Испытание деньгами проходят не все.

— Случались нападения?

— Я в такие истории не попадал, но в Белове такое происшествие было в марте 1996 года. «УАЗ» с инкассаторами следовал по дороге Бачатский – Новый Городок. В районе старого каменного карьера он был подорван. Взрывом оторвало задний мост и опрокинуло машину. Террорист, подложивший взрывное устройство еще осенью и подавший на него напряжение в момент проезда машины, вышел из укрытия и застрелил водителя Александра Вакирева. Один из инкассаторов очнулся и открыл ответную стрельбу, ранил нападавшего. Подоспевшая на помощь милиция его задержала. Им оказался работник цинкового завода Николай Долгополов 1955 года рождения. Дома у него обнаружили еще два взрывных устройства. («БВ» об этом подробно рассказывал в №32 за 1996 год).

— Неужели не страшно было работать?

— Страшно. Но со временем это чувство притупляется, человек ко всему привыкает.

Афганистан болит в душе моей…

— Знаю, что вас связывает тесное содружество с ПВСЦ «Разведчик»…

— Как-то разговорились с руководителем Центра Сергеем Олеговичем Савченковым, и он поделился со мной, мол, ребятишки оканчивают курс, и чем-то нужно их поощрить, родителей, спонсоров, а что, если для этих целей разработать знак или медаль? Черновики и эскизы на компьютере делал я сам, затем все это отправили в Челябинский «Челзнак», через месяц нам пришел макет медали и удостоверения к ней. Год после этого ушел на различные согласования и поиск денег. Теперь у Центра есть своя медаль.

— Какое дело вы сами для себя определяете как самое важное?

— Я хотел организовать что-то, чтобы осталась подробная память об афганцах. В 2012 году пришел в «Боевое братство» и сказал, мол, ребята, давайте я буду помогать. У меня по всем воинам-интернационалистам, в том числе и из Чечни, собраны материалы и отсканированы фотографии. Сейчас, например, по крупицам и с большим трудом собирают информацию об участниках Великой Отечественной войны. Придет время, и наши потомки будут так же искать материалы об участниках интернациональных войн. Для меня дело чести – как можно более подробно записать биографии. А это — много встреч, работа с документами. Слушаю рассказы и невольно ставлю себя на место ребят и задаю вопрос — а смог бы я так же?

В итоге Бог меня привел к Сереге Анохину, который в то время организовал для совета ветеранов сайт «Ветеран Белово». Но Борис Кирюшин (бывший председатель городского совета ветеранов) переехал в Новосибирск, и сайт оказался заброшенным. Анохин сказал, мол, Слав, есть сайт, давай я тебя отправлю к человеку, который тебя натаскает по всем компьютерным премудростям.

Сейчас у меня там собраны биографии более 300 человек. И когда собираешь материалы, выкладываешь историю чьей-то жизни, ты все это проживаешь сам. Не ною, не скулю, но так много еще хочется сделать, а времени осталось совсем немного. Так что спешу жить…

— Почему такое обостренное отношение к афганцам?

— В 1979 году, когда начинался Афганистан, я был в учебке. И когда нас привезли на Кубу, из Афгана в Союз пошли первые цинковые гробы. Это меня потрясло и настолько врезалось в душу, что появилось чувство вины за то, что я там не был…

И вообще у меня трепетное отношение к воинам. Бессмертный полк моей семьи таков: со стороны отца — мой дед, Борис Григорьевич Старцев. Со стороны мамы – дед Григорий Иванович Шаров. У жены – ее дед Антон Романович Стельмах. Он включен в книгу «Дважды победители». От Антона Романовича остались награды — три медали и орден Отечественной войны. В прошлом году на 9 Мая у нас дома прошло торжественное мероприятие – внуки надели парадные рубашки и пилотки, и я вручил им боевые награды прадеда, уложенные в бархатные футляры.

— Вы верующий?

— Всем сердцем! Когда мне было 33 года, моя младшая дочь Катюша сильно переболела плевритом, да так, что чуть не умерла, ей было всего полтора года. С этими переживаниями я пришел в Храм, и меня окрестили. Дочь, слава Богу, выздоровела.

А я перед сном каждый день молюсь: «Прости меня, Господи, за все мои прегрешения вольные и невольные. Возьми под свое покровительство моих детей и моих внуков и сделай в их жизни все так, как считаешь нужным». Прошу за близких, за однополчан, за детей и внуков, за свою жену, с которой мы рядом уже 38 лет. Для меня это самый дорогой человек и я не представляю, как бы я жил без нее. Каждый раз благодарю Бога за нее.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Погода