За закрытой дверью

Автор: Наталья Шишкина
Фото: Фото Кристины Бахтиной (@bafusha).

Решать семейные проблемы принято за закрытой дверью. Оно и правильно – не стоит выносить сор из избы. А то начнешь сетовать на семейную жизнь, а тебя еще и одернут: «Что ты жалуешься, все так живут. Вон у Ивановых еще хуже». Где-то жена гулящая или со сварливым характером, где-то муж-алкоголик, у других трудные дети… Да мало ли проблем! В конце концов, как сказал классик: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Но особняком в череде семейных неурядиц стоят мужчины-тираны.

Часть 1. Мой отец – тиран

На прошлой неделе в редакцию обратилась девушка с проблемой домашнего насилия. «Мой отец – тиран, — сказала она. – Мама ничего не предпринимает, терпит побои, меня не слушает. Не знаю, что и делать». Мы попросили Надежду – так мы будем называть девушку, чтобы сохранить анонимность, — рассказать о том, что именно происходило в ее семье.

Будем пить кровавый кисель

Ей 4 года. Наденька вместе с мамой ждет отца с работы. Предвкушая его разыгравшийся аппетит, лепят пельмешки. Приходит домой позже обычного. Пьяный. Почему-то злится. Скидывает пельмени на пол. Туда же летит битая посуда. Кидается на маму. Валит с ног и бьет. Девчонка тоже его бьет. По заднице – ее же так учили наказывать проступки. Он отступает и уходит спать. Чтобы отвести ребенка в садик, мама закроет свои синяки длинной одеждой, пока отец будет есть пельмени с осколками. В следующие разы он обмотает кулак полотенцем, чтобы не оставлять следов насилия.

Ей 6 лет. Отец душит на диване собственную сестру. Кричит «Несите нож! Будем пить кровавый кисель!». Беременная мама еле оттаскивает его. Уходят к бабушке. Пережидают «бурю».

Ей 8 лет. Мама только уложила годовалого сына спать. Отец приходит в состоянии «нестояния». Прячутся в детской. Будто бы спят. Он заходит в комнату и садится рядом. Спрашивает, кто приходил в гости. Никого не было. Обвиняет маму в обмане и изменах. Колотит по лицу. Девочка закрывает его собой. Плачет. Ощущает удары на себе. Больно. Обидно. Они ведь ничего ему не сделали… Довольный собой, уходит. На следующий день находят убежище у бабушки. Отец месяц уговаривает их вернуться. Искренно веря в его раскаяние, дочка просит маму о том же. Она ведь любит папу. Глупая девчонка.

Вы все – шалавы

Ей 12 лет. Начало подросткового бунтарства: лениво выполняет обязанности по дому, дни и ночи проводит за сериалами… Рука пьяного отца тянет вниз со второго яруса кровати. Грохот. Она на полу. Тащит ее в кухню, разрывая футболку. Пинает. Орет, что она шалава. И мама тоже – шалава. Говорит, что девочка путается с какими-то парнями и наверняка уже «пропащая». Через 2 года впервые сбежит из дома на ночь, лишь бы не видеть безумных глаз отца.

Ей 16 лет. Снова бьет маму. Не слышит детей, плачущих и молящих остановиться. Девчонка бьет в челюсть. Отец переключается на нее, хочет ударить в ответ, но она уклоняется, и тот сбивает ее с ног. Удар. Удар. Удар. Завтра не пойдет в школу – не хочет, чтобы видели синяки. По этой причине пропустит многое из школьной программы в старших классах.

Ей 17 лет. Отец орет на домашних. Дети – твари. Мама – шалава. Девчонка все еще тоже, несмотря на то, что даже не заводит отношений. Она боится мужчин. Бьет. Девушка выбегает на январский мороз в одной пижаме. Бежит босиком по снегу к ближайшим родственникам. Никого нет дома. Хватает какие-то тряпки, обвязывает ноги и возвращается обратно – к домашнему тирану. Она не чувствует ног. Отец не чувствует вины. Легкое обморожение.

Осенью снова поднимет на них руку. Девушка звонит бабушке – единственной, кто может достучаться до «кухонного боксера». Пока она разговаривает с ним, бродит вокруг дома – вдруг что. Мама с детьми спряталась где-то в доме. Грохот. По ту сторону окна отец сбивает с ног бабушку. Паника. Рвется в дверь – закрыто. Стучит в окна – никто не отвечает. Разбивает стекло. Осколки полосуют руку. Кажется, отстал от бабушки.

Ей 18 лет. Устав от недельного запоя отца, выкидывает остатки коньяка в мусорку. Просыпается с похмелья. Кричит, будто младенец, у которого отобрали соску: «Иди, сука, доставай мой коньяк! В смысле нет?! Тварь! Пошла вон из моего дома!»

Посреди зимы покидает семейное гнездо. Живет в плохо обустроенном частном доме в Новом Городке. Сама топит печь, перебивается булочками из ларьков. Деньги на пропитание дает бабушка. Стыдно. Повезло, что школу закрыли на карантин, и не нужно заботиться о том, как она выглядит. Через две недели вернется в логово тирана.

Чего ты жалуешься? Все так живут!

Ей 20 лет. Первый молодой человек. Не пьет, не дерется. Доверяет ему всю историю своего детства и юношества. Понимает. Но она все равно его боится. Других мужчин тоже. Особенно выпивших.

Приезжая домой, разговаривает с мамой:

— Когда он впервые ударил тебя?

— Ты только родилась. Дома были какие-то посиделки. Ты не спала из-за шума, и я попросила ребят разойтись. Закрыв дверь за гостями, отец стал душить меня полотенцем, пока я укачивала тебя. Потом избил.

— Почему ты не ушла?

— Он извинился. Сказал, что больше не будет.

— Но это же повторилось! Из детей я была одна. Схватила бы меня и бежала, куда глаза глядят…

— Я каждый раз верила. Да и некуда было идти. После твоего рождения долго не работала. Когда пыталась куда-то устроиться, отец говорил, что мне это не нужно: в поселках и городе берут на работу только через постель. Он и так думал, что я изменяю. Если бы работала, он был бы в этом уверен, а, следовательно, – бил бы чаще и сильнее.

— Но ты же всегда дома. Готовка, уборка, дети. Выходишь только в огород или магазин. Почему он так думает?

— Не знаю… Наверное, сплетен наслушался про кого-то. Выпил, и в его голове все слилось в одну картину: истории про каких-то женщин стали моими историями.

— Почему не уйдешь сейчас?

— Боюсь за вас – детей. С моим опытом на работу не возьмут. Я вас не прокормлю. И опять же – некуда.

— Ты обращалась в полицию?

— А толку! Ходила в участок, хотела подать заявление. Меня отговорили: «Вы же потом вернетесь и заберете его. А если и нет – ну, отсидит он 15 суток, штраф уплатит. Больше ничего сделать не сможем». Я испугалась. Останемся без копейки, а он вернется злой и побьет еще. Его родственникам тоже рассказывала обо всем. Они говорили «Чего ты жалуешься? Так все живут!». Подруги, кстати, отшучивались «Бьет – значит, любит!». В общем, я смирилась.

Часть 2. Заложники ситуации

Когда женщины выходят замуж, они даже не думают, что в семейной жизни их могут ожидать побои. Поэтому, когда девичье лицо впервые встречается с кулаком, – удивляются. Но обидчик падает на колени, роняет слезы раскаяния, обещает, что подобное не повторится, и она прощает. А потом еще раз. И еще. Как в другой истории, которая пока только начинается.

Вы не понимаете!

Маша четыре года живет с тираном. Он считает всех женщин стервами и шалавами, и постоянно контролирует Машу: «Юбку надень ниже колен. С Дашей не общайся. Будь дома в 21:00». Родные неоднократно слышали, как он унижает ее, видели синяки на руках. Близкие пытаются подсказать Маше, что это не нормально, но в ответ получают закономерное: «Это у нас такая сильная любовь. Вы не понимаете!».

И действительно они не понимают. У Маши – своя выгода. Ей не нужно заботиться о «завтра», решать бытовые и профессиональные проблемы. Все сделает мужчина: заполнит холодильник продуктами, решит, с кем дружить, что надеть, оплатит походы в салон красоты, отвезет на море. А что ударил, так у него «характер вспыльчивый». Близкие люди помогают советами, выслушивают ее жалобы, иногда даже ругают тирана. Но, увы, проблему это не решит. Маша будет раз за разом оправдывать тирана и прятать синяки под одеждой. До тех пор, пока не поймет, что в ее жизни происходит что-то неладное, или пока не попадает в больницу.

Бьет — значит любит?

В действительности ли тиран любит свою жертву мы спросили у Евгения Семеновича Гольдшмидта – кандидата биологических наук, доцента кафедры психологических наук социально-психологического института Кемеровского госуниверситета.

— На самом деле, «Бьет – значит, любит!» – зачастую миф, — ответил Евгений Семенович. – Человек, который совершает насильственные действия в отношении возлюбленного, конечно, может любить, но это особая любовь – примитивная. Как у кошки к мышке.

Получается, тиран будет «играться» до тех пор, пока жертва не убежит или умрет. Этого можно избежать, если попытаться разобраться в партнере. Понять, связываете ли вы свою жизнь с будущим тираном, можно по следующим признакам:

  • Контролирует вас и ваш круг общения, объясняя это ревностью или попыткой избавиться от проблем в отношениях.
  • Принуждает к тому, что вам не нравится.
  • Жестоко обращается с вами, детьми и животными.
  • Обвиняет других в собственных проблемах.
  • Угрожает и шантажирует, в том числе детьми, самоубийством, физической расправой.
  • Сам является свидетелем домашнего насилия или имеет опыт агрессора по отношению к предыдущей партнерше.

Статистика не ведется

Историй, когда женщин и детей избивают те, кто должен защищать их, — тысячи. Только в нашем городе на учете в полиции стоит чуть меньше 250 семейных дебоширов. А если учесть, что официальные данные – вершина айсберга, и неучтенных случаев обычно раз в десять больше (а описанная история как раз из таких) – проблема насилия уже не выглядит такой незначительной.

Увы, российское законодательство весьма лояльно к таким «инцидентам». В 2017 году статья «Побои» из Уголовного кодекса и вовсе перешла в разряд административных правонарушений. В открытых источниках нет информации о том, сколько преступлений совершили «кухонные боксеры». Даже в судебных постановлениях не всегда можно разобрать, кто в роли злоумышленника: уличные хулиганы или домашние тираны (мы сами проверили, проанализировали более 200 решений беловского городского суда, находящихся в открытом доступе). Чтобы выяснить, сколько случаев домашнего насилия произошло в Беловском городском округе, направили официальный запрос в МВД Кемеровской области. В ответе сотрудники указали все случаи, так или иначе связанные с побоями (КоАП РФ) и рецидивами (УК РФ). Причем, неизвестно, было ли это насилие именно в семье. Данные по тяжкому вреду здоровью или убийствам – отсутствовали. Нет такой статистики, не ведется.

Поэтому все громче идет речь о том, что России необходим закон о домашнем насилии. А пока этого не произошло, женщина должна уметь защищать себя сама.

Часть 3. Как защитить себя

Вот какие рекомендации дают психологи для тех, кто хочет перестать быть жертвой:

  1. Осознайте, что ситуация, когда мужчина бьет женщину и ребенка, – это НЕ нормально.
  2. Попробуйте изменить свое поведение. И никогда не связывайтесь с пьяным человеком – он неадекватен и не способен контролировать свои поступки. Отложите душеспасительные беседы до утра.
  1. Проанализируйте родовые проблемы в семье (свои и супруга). Если домашнее насилие совершается, значит, у него есть причины. Их можно устранить. Не стесняйтесь обращаться за помощью к психологам.
  2. Анализируйте свое поведение. Что-то вас привело к домашнему тирану и что-то удерживает рядом с ним. Меняйте себя, свои поведенческие и мировоззренческие установки.
  3. Если ничего не помогает и побои продолжаются – уходите. Продумайте свои действия заранее (куда пойдете, на что будет жить и др.). Не переживайте о детях. Ситуация, когда маму бьют на глазах детей, гораздо больше травмирует их психику, чем неполная семья.
  4. Обращайтесь за помощью к специалистам! В их числе могут быть доверенные лица, специалисты центров помощи, психологи, психотерапевты, священники и другие.

Не прячьтесь за закрытой дверью. Не молчите. Вы и только вы можете спасти себя и детей.

Куда можно обратиться за помощью

Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье: 8-800-700-06-00. Сайт https://nasiliu.net/.

Детский телефон доверия 8-800-2000-122.
Звонки бесплатны, круглосуточны и анонимны.

В Белове – МКО «Центр социальной помощи семье и детям»: Грамотеино, ул. Светлая, 6 (тел. 6-72-38).

В Кемерове – МБУ «Комплексный центр социального обслуживания населения Центрального района города Кемерово»: пр. Ленина, 30 (тел. 8 (3842) 36-20-55, www.kemcenter.ru).


От редакции

Описанная история – не редкость, но это – самый крайний случай. Бывают и женщины-тираны, которые держат в страхе всю семью, и женщины-провокаторы, которые раздувают скандал, чтобы получить бонусы от виноватого мужа. В нашем городе очень много и замечательных историй, в которых за закрытой дверью – мир и гармония. Вообще, жизнь – штука сложная, а семейная пара, только пройдя испытания событиями, временем, становится единым организмом: там, где у одного выступ, у другого – выемка, и наоборот. Ведь счастье – это когда муж да жена – единая команда.

5 1 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода