Почему в считанные дни в округе погибли все пчелы?

В июле в Крапивинском, Ленинск-Кузнецком, Беловском и Гурьевском районах произошла массовая гибель пчел. Рассказываем, как это коснулось наших читателей.
Автор: Светлана Вавилова. Бачатский

Просто шок!

Для меня, автора этого материала, данная история началась с просьбы соседа-пчеловода  сделать фотографии погибших пчел. Приехав 20 июля к своим ульям, пенсионер из поселка Бачатский Николай Буянкин оторопел. Около каждого домика лежали мертвые пчелы. Много! 14 погибших пчелосемей превратили весело жужжащий участок на разнотравье в пчелиное кладбище.

— Не знаю, как пережил те первые моменты, — говорит ветеран. – Сказать, что был потрясен, ничего не сказать. Шок, просто шок!

Как оказалось, в шоковом состоянии находились в дни, начиная с 19 июля, немало пчеловодов, враз потерявших от 20 до 100 процентов медоносного поголовья.

Как водится, в минуту беды стали объединяться. Сначала, чтобы обменяться информацией, проехать по соседним полям, увидеть своими глазами, где на днях проводилась химобработка, съездить к фермерам. Потом с десяток бачатцев навестили территориальное управление, рассказали о случившемся ЧП местной власти. А 24 июля в Бачатском встретились бачатские, гурьевские и малосалаирские пострадавшие пчеловоды, всего порядка 50 человек. Выяснилось, что буквально за несколько дней пчела махом упала замертво от Бекова до Малосалаирки.

Кто на очереди? Человек!

Близ села Беково, в садовом товариществе «Уголек» держит пчел бывший экскаваторщик Бачатского разреза Виктор Шабалин. Три десятка лет занимается пчелами, научился этому делу у отца, тоже пасечника со стажем.

— У нас полностью погибли 30 семей, — рассказывает жена Виктора, Светлана. – 21 июля вызвали полицию. Сотрудники приехали оперативно, взяли пчел на анализы, сказали, что не первый сигнал. Тишина сейчас в саду небывалая. Исчезли насекомые, птицы не прилетают к кормушкам, не щебечут, как обычно…

Старейший житель Бачатского Евгений Найчуков по образованию пчеловод, пчел держит 42 года, выучил в поселке многих пчеловодов. Утверждает, что происходит массовое уничтожение всех насекомых, не только пчел, а также растительности и другой фауны. Исчезают пернатые: нет скворцов, жаворонков, чибисов, соловьев, ласточек. Кто на очереди? Человек!

— Комаров, мух не стало! Пропали вслед за пчелами, – добавляет гурьянин Владимир Лузин. Еще с утра 20 июля на его маленькой пасеке в 14 семей все было нормально, хорошая погода, хороший лёт пчел. После обеда вдруг возник какой-то шум, подошел на пасеку, а там – драка, пчелы не пускают прилетевших в ульи. И вся земля усеяна ползающими и мертвыми пчелами…

— Ближе к пяти часам пчелы посыпались, как снег, — вспоминает страшные моменты В. Лузин. — И всё это продолжалось, пока не стемнело. На следующий день пасеки у меня, считай, не было.


Роман Бакушкин, пчеловод, Бачатский:
— Массовое отравление пчел – это экологический терроризм!


 

Насекомые гибли, где лен и рапс

То же самое случилось у более чем 50 бачатских и гурьевских пчеловодов, потерявших порядка 700 пчелосемей. 48 человек отправили данные о своих 673 погибших пчелосемьях в Минсельхоз Кемеровской области и Россельхознадзор. Представители этих ведомств встретились с пострадавшими пчеловодами 24 июля в Бачатском. Инициаторами встречи стали Татьяна Манько и Валентина Калашникова.

25 июля бачатско-гурьевская инициативная группа побывала на встрече с пчеловодами области в Кемерове. Оказалось, пасечники не только Кузбасса, но и всей России бьют тревогу давно.

— Все июльские эпизоды отравления произошли в нашей области в течение двух-трех недель в Крапивинском, Ленинск-Кузнецком, Беловском, Гурьевском районах на полях цветущего льна и цветущего рапса, — сообщил предприниматель Алексей Матюшкин. – Причем оповещения пчеловодов, в основном, не было. К тому же далеко не каждый пчеловод имеет возможность в разгар сезона, когда пчелосемья вместе с медом весит до 150 кг, вывезти или закрыть ульи, а вредные вещества будут присутствовать на цветущих массивах еще несколько недель.

Председатель межрегиональной общественной организации пчеловодов Алтая Андрей Любимов отметил, что проблема потравы пчел появилась в Кузбассе в прошлом году. И она коснется рано или поздно каждого пчеловода. Рапс становится стратегической культурой, которая приносит государству большой доход. Идет поддержка аграриев, в результате чего в разы увеличена площадь посевных полей, при обработке которых используются ядохимикаты первого и второго класса опасности, наносящие непоправимый вред окружающей среде и давно уже, кстати, запрещенные в Европе, где фермерам разрешается обрабатывать поля только препаратами третьего класса.

Почему вы считаете, что я один травлю всё живое вокруг?!

Причиной массовой гибели пчел беловские и гурьевские пасечники называют обработку химпрепаратами окрестных полей, на которых работает ИП Мовсесян А.А. К тому же, утверждают пчеловоды, есть информация о применении, к примеру, на цветущих полях рапса пестицидов именно первого и второго класса, после которых исчезла вообще вся мелкая живность вплоть до лягушек, куропаток и зайцев. На сегодняшний день отравление ядохимикатами окрестных полей – основная предполагаемая причина смертоносного воздействия на местных пчел, а сельхозугодья ИП Мовсесян А.А., действительно, раскинулись от Бекова до Малосалаирки.

— Почему меня сделали крайним? – искренне удивляется сельхозпредприниматель Артур Мовсесян.– В моем хозяйстве используются только сертифицированные препараты известных фирм с мировым именем. Я экспортирую продукцию в десять европейских стран. Вы знаете, какой там контроль качества? Объявление в газете про обработку полей мы давали, аншлаги по границам выставляли. Я сам здесь родился, живу в Малосалаирке, мои дети здесь живут и внуки жить будут! Кроме того, почему вы считаете, что я один травлю всё живое вокруг?! А то, что в округе еще 28 фермеров, знаете? А чем обрабатывают свои личные сады-огороды местные жители, представляете? Я вот зашел в один гурьевский магазин, посмотрел, чем торгуют, так просто в ужас пришел. И тем, что там продается, жители беспощадно травят все свои сады и огороды.

Пчелы – вершина айсберга, а гибнет все

— Мы ждем результатов экспертизы погибших пчел. Отдали на анализ пригодности и мед, — говорит Татьяна Манько. – На встрече пчеловодов в Кемерове задали все вопросы, услышали рекомендации, участвовали в обсуждении поправок в законопроект о пчеловодстве.


Алексей Богданов, пчеловод, Малосалаирка:
— Подсчитал, что погибло не меньше 54 миллионов пчел – и это только по Беловскому и Гурьевскому районам. Ждем результатов экспертизы. Лишь бы достоверные сведения были. Ведь сейчас прав тот, у кого больше денег.


Необходимо добиваться запрета на использование в сельском хозяйстве ядохимикатов первого и второго класса воздействия, увеличения с 300 метров до семи километров так называемой «зеленой зоны» — расстояния от жилых домов, садов, огородов до обрабатываемых полей.

 Эта беда сплотила, объединила нас. Мы войдем в Союз пчеловодов Кузбасса и будем защищать нашу землю и свои пчеловодческие хозяйства. Поддерживаем утверждение коллег, что гибель пчел – это вершина айсберга, которая показывает, что гибнет всё. Нужна поддержка экологов, «зеленых». Откликнитесь, кто может ее оказать!

В двух районах уничтожена лётная пчела, опылявшая, как говорят, до 80 процентов цветущих растений. Поэтому совершенно неизвестно, каким будет урожай будущего года на сельхозугодьях, в личных подсобных хозяйствах.

Как ездить в лес, собирать грибы, ягоды, купаться в речке или озере, гулять по зеленому лугу? Как пасти скот и заготавливать корма для животных? Как вообще жить, растить детей, думать о будущем, зная, что вокруг всё отравлено?

Рекомендации пчеловодам от Союза пчеловодов Кузбасса:

Зарегистрировать пасеку, получить ветеринарный паспорт, завести запись в похозяйственной книге о наличии и количестве семей.

Начинать заботиться о сохранности своих пчел заранее, оповестив всех сельхозпроизводителей в радиусе десяти километров о местонахождении вашей пасеки, стоимости пчелосемей, стоимости ежегодного сбора меда, средств, которые пойдут на утилизацию ваших рамок после гибели пчел. Попросить уведомлять вас о плановых обработках полей удобным для вас способом, например, в смс-сообщении. Информировать сельхозпроизводителя о том, что будете в судебном порядке требовать полного возмещения стоимости пчелосемей, упущенной выгоды и морального вреда.

По возможности переходить на мобильные пасеки, чтобы все-таки увозить пчел от обрабатываемых полей.

Бороться за экологию, привлекать к этому общественность. Обработанные ядохимикатами поля опасны для садов, огородов, домашней живности, сбора грибов и ягод, купания, отдыха. Опасны для жизни людей!

Предложения бачатских и гурьевских пчеловодов:

Оплатить за счет бюджета необходимые исследования пчел, меда, оборудования на пострадавших мелких пасеках, которым просто не под силу финансовые затраты от минимум 2300 до 9-18 тыс. руб. за единичный анализ.

Не формально, а реально и максимально объективно контролировать применение ядохимикатов первого и второго класса на сельхозугодьях рядом с населенными пунктами, садово-огородными товариществами, местами отдыха и так далее.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0 0 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода