Так начиналась шахта

Автор: Владимир Голубничий

В 70-х годах прошлого века мне довелось работать на шахте «Инская» («Листвяжная») на разных должностях: горным мастером, редактором многотиражной газеты «Шахтерские горизонты», заместителям секретаря парткома шахты по идеологии. Встречался с первопроходцами, с теми, кто был у самых истоков, строил шахту. К сожалению, я сейчас не помню фамилию человека, который тогда принес в партком многостраничную рукопись с историей шахты. Хорошим некрупным почерком он изложил довольно подробно, с деталями, как начиналась шахта. Я ее отредактировал и опубликовал в «Шахтерских горизонтах». В 2010 году я предоставил эту информацию для книги «55 лет шахты «Листвяжная»». Но тираж ее был невелик, и широкому кругу читателей история оказалась недоступной. Идет время, в 2021 году 6 июля мы будем отмечать трехсотлетие от начала промышленного освоения Кузбасского каменноугольного месторождения. История Кузбасса складывается из историй наших угольных предприятий. Поэтому мы начинаем публикацию историй шахт, разрезов нашего Беловского рудника. Того, что еще не было опубликовано в «Беловском вестнике». Читатель, если у вас сохранились уникальные письменные свидетельства из истории нашего рудника, пишите нам, звоните, приходите. А сегодня мы предлагаем вам  познакомиться с тем, как начиналась шахта «Листвяжная».

 Строители: первые шаги

Первые робкие шаги по пути строительства шахты «Грамотеинская 1-2» были сделаны в июле 1954 года. В пределах промплощадки будущей шахты пробурили несколько скважин. Искали место для закладки стволов. Березняк, который сейчас почти совершенно исчез, сплошь покрывал местность. Так между берез и работали. Заложили конвейерный и вспомогательный стволы, выложили бутом «шейки», или, как бы мы сейчас сказали, устья стволов. Камень добывался проходчиками в карьере. Работы на промплощадке велись участком капитального строительства шахты «Полысаевская-6», принадлежащей в то время тресту «Беловуголь». Первые трудности, с которыми пришлось столкнуться, — отсутствие проектно-сметной документации, а следовательно, и финансирования.

Шахта строилась хозспособом. Единственным проектом, на который имелась смета, была линия телефонной связи «Грамотеино — Белово». На этот объект и было открыто финансирование в банке.

Участок капитального строительства состоял из 20 проходчиков, двух буровых мастеров и четырех буровиков. Начальником участка был И.А. Седых. Впоследствии он стал первым начальником шахты. Участок имел горного мастера (занимал эту должность Сидоренко) и геолога А.Г. Светличного, руководившего работой геологоразведочной бригады, оснащенной двумя самоходными станками УКВ-2-100 (сегодня его внук Вячеслав Светличный работает в «Беловском вестнике» заместителем редактора по техническим вопросам и фотокорреспондентом).

Углубившись стволами на 10 метров, работы пришлось остановить. Глину из забоев транспортировать было нечем.

Дело в том, что в соседях были шахты, принадлежащие Грамотеинскому шахтоуправлению, входившему в состав ГУП «Новосибуголь». Сказалось местничество. Руководство этих предприятий не было заинтересовано в строительстве в непосредственной близости шахты Министерства угольной промышленности, «большого угля», как тогда говорили. Главной причиной недобрососедских отношений были опасения руководителей, что люди перейдут на новую шахту. Тарифные ставки горнорабочих и оклады ИТР местной промышленности были значительно ниже тарифных ставок и окладов, действующих в системе Министерства угольной промышленности СССР.

Это, как и другие причины, не могло не наложить отпечаток на отношения между предприятиями. Шахтоуправлением создавались межведомственные барьеры, преодолеть которые было не так-то просто, а порой и невозможно.

По этой причине Грамотеинским шахтоуправлением не было дано разрешение на подключение трансформатора для новой шахты к линии электропередачи (ЛЭП) шахты №6 (ЗИЧ), что сильно затормозило развитие горных работ, так как собственная ЛЭП была построена лишь спустя более года.

Воротком и бадьей

Итак, после прекращения проходки наклонных стволов электроэнергии еще не было. Лебедки и скребковые конвейеры питать было нечем. Решили приступить к проходке шурфов. Способ самый примитивный — вороток и бадья. Зато электроэнергия была не нужна. Шурфы задавались геологомаркшейдерской службой треста «Беловуголь» с целью разведки, но и с расчетом использовать их при эксплуатации шахты.

Работы велись в три смены по 8 часов каждая, по скользящему графику. Каждый шурф проходился бригадой проходчиков из семи человек—два человека в смену и сквозной бригадир. Да на поверхности бадью обслуживали два человека. При помощи воротка поднимали бадью, опоражнивали и вновь спускали в забой.

Так начиналась шахта.

Кирка и фонарь «Летучая мышь»

Лето 1954 года. Первые шаги новостройки. Наряду с трудностями, связанными с отсутствием электроэнергии, значительные осложнения были и с доставкой различных материалов на промплощадку.

Как и сегодня, катила свои воды Иня. Речка небольшая, но и она стала преградой в строительстве. В то время ныне существующей шоссейной дороги Белово — Грамотеино — Ленинск-Кузнецкий еще не было, как не было закончено строительство мостов через Иню. Существовавшие в то время грунтовые дороги через д. Старопестерево до г. Белово и в другую сторону через д. Грамотеино и бывшую шахту №5 до шахты «Полысаевская», шахты №6 проходили через пойму реки Иня, и после дождей становились на длительное время непроезжими. Грамотеинское же шахтоуправление по причинам, о которых уже говорилось, не давало согласия на транспортировку грузов по своей железнодорожной ветке, до которой от промплощадки было рукой подать.

Позднее всем стала ясно видна детская наивность руководителей ГШУ — никакого содействия, пусть все будет, как было, то есть ГШУ остается угольным монополистом в данном регионе. Нет, жизнь, как и положено, шла вперед, несмотря на палки в колеса, местничество.

В семидесятых годах прошлого века шахта «Инская» — самая мощная на Беловском руднике — уже давно, «не помня зла», передавала опыт работы бригад тому самому шахтоуправлению, что так рьяно старалось сохранить свою монополию. Устранены причины — на всех шахтах действуют одинаковые тарифные ставки и оклады. В недалеком прошлом горняцкие коллективы соревновались между собой. И это соревнование уже совсем не напоминало ту конкуренцию, а было настоящим социалистическим, с обменом опытом и стремлением лучшим трудом показать свою силу, умением использовать высокопроизводительную горную технику.

А тогда, 55 лет назад, не было у шахтостроителей не то что мощной техники, а и самого простого. Проходка всех шурфов на этом этапе строительства проводилась только вручную, без применения взрывчатых веществ (ВВ), даже по коренным породам и углю.

По мере углубления шурфов встал вопрос об освещении. Проблема была решена самым примитивным образом. Источником света стал фонарь «Летучая мышь», который сейчас можно встретить лишь где-нибудь на чердаке старого дома да в музее.

Разлетавшиеся от кайла куски породы или угля часто разбивали стекла фонарей. А достать их было непросто. На складах треста стекол не было. Их надо было покупать, значит, нужны наличные деньги. А где их взять?

Велик был трудовой энтузиазм первопроходцев. Но энтузиазм без средств мало чего стоил. Нашли выход из положения, «сварили суп из топора». Вот как это было.

Первый уголь

Грамотеинское шахтоуправление не производило продажу угля шахтостроителям. Все остро нуждались в угле, т.к. подавляющее большинство рабочих-строителей жило на частных квартирах в деревнях Старопестерево, Грамотеино и поселке Грамотеино. Наступила зима 1954-55 годов. Первые шурфы, к величайшей радости, садились на уголь. Правда, он был малокалорийный, но все же уголь, который при некоторой сноровке можно поджечь.

Прибывшим незадолго до наступления зимы маркшейдером Н.Е. Голиковым (впоследствии он стал первым главным маркшейдером шахты) были высчитаны размеры ящика для объемного веса в 200 кг угля. Ящик и стал мерой пайка выдачи угля, добытого попутно при проходке шурфов. Продажа производилась по цене, установленной для отпуска угля рабочим шахт МУП СССР. Деньги приходовались. На эти средства и приобретались стекла для фонарей. После того как шурф уходил ниже угля, пласт продолжали разрабатывать в присечках. Уголь к бадье доставляли тачками.

Это был первый уголь нового предприятия. Так начиналась шахта.

Лошади и взаимовыручка

Итак, год 1954-й. Первый уголь поднят из шурфов. Нельзя не вспомнить героический труд первопроходцев шахты Фефелова, Сыресина, Темникова, Конева, Григорьева, Михайлова и других. Это они проложили первые сотни метров горных выработок в подземные кладовые богатейшего месторождения высококачественного «солнечного камня». Необходимо отметить, что одновременно с проходкой стволов и шурфов их же руками были построены на территории промплощадки: кузница, материальный склад, раскомандировка, конюшня.

Позже, когда в адрес строящейся шахты стало поступать сборное жилье, бригады проходчиков и в рабочее, и во внеурочное время уходили на станцию Мереть и разгружали десятки вагонов со строительными материалами. Все это делалось в ущерб личным интересам, заработкам. Ведь действовавшие в то время шкалы прогрессивной оплаты не распространялись на посторонние и вспомогательные работы.

Как мы уже отметили, горняки построили конюшню. Да, на шахте было три лошади, при помощи которых производилась транспортировка материалов на промплощадку и доставка крепежных материалов к выработкам.

К осени 1954 года во всей наготе встал вопрос: чем кормить лошадей зимой? Нарядов на получение овса и сена не было. Хотя в то время все шахты имели лошадей и, значит, снабжались овсом и сеном, но строящаяся шахта и здесь оказалась на правах пасынка. Помогла дружба, основанная на взаимовыручке, с шахтой «Сигнал», принадлежавшей кемеровскому «Облтопу». У них загорелся угольный пласт и нужна была помощь в бурении скважины для подачи заиловки к месту пожара. На промплощадке нашей шахты имелось, как уже упоминалось, два бурстанка. Один из них выделили для помощи соседям. Бурение заиловочных скважин на шахте «Сигнал» проводилось нашими буровиками во внеурочное время. Немало своего времени, оторвав его ото сна, отдыха, отдали соседям буровые мастера Ткачев, Бобин, Гончаров, геолог Светличный, буровые рабочие Логинов, Пьянков и другие. Несколько дней продолжались работы по бурению и нагнетанию пульпы. Пожар потушили, а дальше по пословице: «Как аукнется, так и откликнется». Мы помогли «сигнальцам», они стали помогать нам. В частности, дали корма, необходимые для зимовки лошадей. И впредь с шахтой «Сигнал» поддерживались самые тесные добрососедские отношения.

Первая «трофейная» электростанция

Накануне нового 1955 года решением руководства треста «Беловуголь» строительство шахты «Грамотеинская» было поручено Бачатскому шахтостроительному управлению.

Участок преобразовали в горный цех, во главе которого встал И.А. Седых. Начальником горно-подготовительного участка и по совместительству геологом был назначен А.Г. Светличный. Механиком горного цеха стал Хворостин.

Бачатским шахтостроительным управлением руководил Л.И. Неустроев. На первых порах работы разворачивались очень медленно, так как в зимних условиях шахтостроителям тяжело было перебазироваться из поселка Бабанаково, где находились все их склады и мастерские.

Как уже отмечалось, медленно шли работы и из-за отсутствия электроэнергии. Вопрос снабжения электроэнергией до окончания строительства ЛЭП был решен путем установки на промплощадке шахты дизеля в комплекте с генератором переменного тока.

Так был смонтирован старый трофейный дизельный двигатель «Букау-Вольф». Трофейный – потому что был привезен после войны из побежденной Германии. Пуск генератора и получение первых киловатт-часов электроэнергии были подлинным праздником для горняков.

Сразу же была продолжена проходка конвейерного и вспомогательного стволов. Здесь заранее были смонтированы скребковые конвейеры марки СКР-11. Начата также проходка бремсберга №1.

Шахта сдана в эксплуатацию

Шахта «Грамотеинская 1-2» построена хозяйственным способом бывшим трестом «Беловоуголь» комбината «Кузбассуголь» в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР №2000 от 21.09.54 и приказом МУП СССР №667а от 27.09.54. Проект строительства шахты разработан Новосибирским проектным институтом «Кузбассгипрошахт». Проектная мощность шахты была определена 400 тыс. тонн угля в год.

10 мая 1956 года Государственная комиссия приняла в эксплуатацию шахту №1 (из объединенной шахты «Грамотеинская 1-2») с проектной мощностью 400 тыс. тонн в год, которая вошла в трест «Беловуголь» комбината «Кузбассуголь». Начальником шахты был назначен И.А. Седых, а главным инженером — В.П. Ангелейков.

На период сдачи были подготовлены две лавы — №1 и №5 — по пласту Красноорловскому. Для добычи угля организованы два очистных участка — №1 (начальник участка А.Г. Светличный), №3 (начальник участка Н.П. Кобелев) — и подготовительный участок №2 (начальник участка А.Г. Ширяев).

Работы по добыче угля и проведению выработок велись при помощи взрывчатых веществ, с ручной погрузкой угля и деревянным креплением. План шахте был установлен на 1956 год в объеме 148 тыс. тонн, с которым вновь создаваемый коллектив шахты справился, выдав 149,8 тыс. тонн.

На следующий, 1957 год, была введена в эксплуатацию шахта №2 по пласту Красногорскому, организован добычной участок №4 (начальник участка А.Г. Ширяев). В этом же году началось внедрение широкозахватных комбайнов «Донбасс» по пласту Красноорловcкому.

За 1957 год шахта освоила проектную мощность, выдав 411,6 тыс. тонн, из них сверх плана 10,8 тыс. тонн.

Шахта «Грамотеинская-1-2» одна из первых шахт страны была построена со стопроцентной конвейеризацией угля от забоя до железнодорожного вагона.

Строительство шахты шло хозспособом. Горные работы велись коллективом шахты, а для строительства поверхностных объектов и поселка Новостройка было привлечено Бачатское шахтостроительное управление.

Шахты №1 и №2 проветривались обособленно вентиляционными стволами, оборудованными вентиляторами ВОКД-1,8.

Шахты не имели на период сдачи стационарных водоотливов, на каждом пласте был участковый водоотлив.

Выдача угля осуществлялась по конвейерному стволу №1 пласта Красноорловского и по конвейерному стволу №2 пласта Красногорского, оборудованных ленточными конвейерами РТУ-30, которые в дальнейшем были заменены на более мощные АКУ-250.

От конвейерного ствола №2 до конвейерного ствола №1 и до угольного склада были построены деревянные галереи, где были установлены ленточные конвейеры. Шахтовые стволы были закреплены деревом.

Продолжая развитие шахты в 1958 году, на первой шахте квершлагом №1 был вскрыт пласт Несложный на горизонте +200 м, выемку угля на нем стал вести участок №1. На шахте №2 с горизонта +150 м пласта Красногорского гезенком вскрыт пласт Наддальний, на котором стал вести добычу угля вновь организованный участок №5 (начальник участка А.Г. Светличный).

Приятным событием 1958 года стала сдача в эксплуатацию двухэтажного АБК. Шахтеры получили современные, по требованиям того времени, мойки (производственные душевые), нарядные (раскомандировка, где шахтеры получали наряд на работу).

А через год силами шахты начались работы по проходке выработок горизонта +90 м на шахте №1, и в первую очередь главного водоотлива. В 1960 году водотлив запустили в работу и по инициативе главного геолога С.С. Луцика пробурили водоспускную скважину на шахту №2 на горизонт +150 м пласта Красногорского. Тем самым был создан единый водоотлив шахт.

Фактическая добыча в 1960 году достигла 568,7 тыс. тонн.

Существующие транспортные линии, вентиляционные установки и примитивный поверхностный комплекс сдерживали дальнейший рост добычи угля по шахте. И тогда по инициативе главного инженера треста «Беловуголь» Я.В. Куприна и главного инженера шахты В.П. Ангелейкова силами ИТР шахты была разработана проектная документация на горные работы и совместно с проектной конторой комбината «Кузбассуголь» выполнен проект реконструкции шахты. Он предусматривал увеличение мощности шахты до 900 тыс. тонн.

Работы по реконструкции начались весной 1961 года силами Беловского шахтостроительного управления, участком УКР и строительной группой шахты, а закончились они в августе 1971 года. Закончилось также строительство главного вентилятора, трех стволов с подъемами, трехэтажной пристройки АБК.

С октября 1960 года все добычные и проходческие бригады были переведены на сквозной суточный комплекс. Много сил и энергии по внедрению этого комплекса отдали бригадиры комплексных бригад: Гредин, Качанов, Паращюк, Четверяков, Васин, начальники участков Митько, Варенов, Молоствов.

Две шахты – в одну

Строительство шахты «Грамотеинская 3-4» (гидрошахты) по проекту института ВНИИ «Гидроуголь» с проектной мощностью 1200 тыс. тонн велось с 1956 года, и вот 10 февраля 1966 года Государственная комиссия приняла шахту в эксплуатацию. Ко времени пуска на шахте создали два участка: по добыче и проходке. Шахта была сдана в эксплуатацию без очистного фронта. Проектом была предусмотрена проходка и выемка угля струями высокого напора. Но на момент сдачи надежных высоконапорных насосов не было, и коллективу шахты пришлось менять технологию работ. Для проведения выработок применили комбайны К-56МГ, переняв опыт шахты «Заречная». Инженерно-технические работники шахты: главный маркшейдер Мандрыгин и помощник главного инженера Слепов предложили систему разработки, которая с незначительными дополнениями действует и сейчас.

Много дельных предложений по совершенствованию работы гидротранспорта было внесено заместителем главного инженера Лебедевым, главным механиком Фатеевым, механиком транспорта Нуриевым и другими.

В совершенствование технологии работ с высокими напорами воды существенный вклад внесли бригадиры: Гилюта, Пащенко, Самков.

В июле 1972 года приказом министра шахты «Грамотеинская» (бывшая «Грамотеинская 1-2») и «Энергетическая» (ранее именовавшаяся «Грамотеинская 3-4») были объединены в одну шахту, которая стала называться «Инская».

С новой техникой растет производительность

С 1961 года впервые стали применять на шахте углепогрузочные машины при проходке горных выработок. В 1970 году на шахте впервые внедрили проходческий комбайн ПК-3, а с 1971 года — комбайн 4-ПУ. С 1970 года на шахте внедрена анкерная крепь. С этого же года при проходке квершлагов применялась навесная бурильная установка КБН-3.

В семидесятых годах горизонтальные горные выработки проходили с помощью погрузочных машин УП-3, проходческих комбайнов ПК-3, 4-ПУ, ГПК.

Лучших результатов при проходке выработок буро-взрывным методом добилась проходческая бригада Ф.П. Четверикова. В 1960 году она за месяц прошла на БВР 207 п.м горных выработок. А с использованием погрузочной машины УП-3 бригада Ф.П. Четверикова в 1961 году прошла уже 297 п.м выработок. Используя на то время передовую технику — проходческий комбайн ПК-3, — бригада А.В. Раннева в 1969 году дала новый рекорд проходки — 250 п.м за месяц.

При помощи широкозахватных комбайнов «Донбасс-1» отрабатывали лавы до 1962 года. В 1960 году на смену комбайнам «Донбасс-1» пришли более усовершенствованные комбайны ЛГД-2. Последний комбайн ЛГД-2 отработал лаву №72 пласта Наддальнего в 1970 году. На взрыв последнюю лаву (№53) отработали на шахте в 1962 году. Комбайном «Донбасс-1» в том же году отработали последнюю лаву (№51).

В 1964 году шахта получила первый угледобывающий комплекс ОМКТ. Спустя несколько месяцев — второй комплекс типа 1-УОМКТ. Внедрение этих комплексов было поручено очистным бригадам А.А. Брежнева и Г.Г. Качанова – будущим правофланговым не только шахты, но и всего Беловского рудника.

При внедрении встретились трудности, однако они не сломили горняков, а заставили их с еще большей настойчивостью работать над освоением новой техники. Творческие группы, возглавляемые В.П. Бобовниковым, Н.С. Бобрышевым, в которые вошли бригадиры Г.Г. Качанов, А.А. Брежнев, механизаторы Д.П. Белов, Д.С. Косинов, В. Малевич, внедрили более 50 рационализаторских предложений и усовершенствований, которые в конце концов обеспечили высокопроизводительную работу комплексов в сложных горно-геологических условиях.

Однако ручной работы в шахте оставалось еще много. Во-первых, комбайны были несамозарубающиеся – верхнию нишу приходилось отбуривать ручным сверлом, прозванным шахтерами, за изогнутые типа рогов ручки, бараном. Затем заряжали забой аммонитом, взрывали, выгружали лопатами отбитый уголь, зачищали нишу, крепили. А еще вручную надо было зачищать дорожку за комбайном, а иначе лавный конвейер было не задвинуть. На этой дорожке шириной около 0,6 метра по всей длине лавы, то есть до 100 метров, угля оставалось еще практически на штык лопаты. И все же с внедрением и освоением комплексов росли и рекорды. Уже в 1969 году была достигнута нагрузка на комплекс 18 тыс. тонн в месяц, а бригада Г.Г. Качанова во время освоения комплекса ОМКТ установила рекордную для шахты производительность — 23875 тонн в месяц из одного забоя.

В сентябре 1967 года был смонтирован комплекс 2-МК в лаве №69 по пласту Несложному, и через месяц коллектив бригады, руководимый В.М. Голенищевым, выдал 22500 тонн за месяц. Эта же бригада в августе 1970 года выдала уже 31560 тонн в месяц.

В 1971 году в лаве №102 пласта Тонкого внедряется комплекс КМ-87Д.

С внедрением техники на шахте резко возросла нагрузка на забой. За 10 лет, при том же количестве очистных забоев, а именно 5-6, добыча возросла с 508,7 тысячи тонн в 1960 году до 1050 тысяч тонн в 1970 году.

Шахтерские кулибины

После сдачи шахты в эксплуатацию на предприятие стали прибывать молодые специалисты. Были направлены электромеханики В.И. Бобовников, Н.Г. Ермоленко, А.В. Бобров, Н.Г. Добренко и другие. Большинство из них в последующем создали центральное ядро электромеханической службы шахты, возглавляемой главным механиком шахты П.П. Гагариным.

Были внесены десятки ценных предложений, проектов, внедрение которых выводило шахту из многих затруднительных положений, а во многих случаях и ставило в более выгодное положение по сравнению с другими шахтами треста.

Глядя на стройные ряды аккумуляторов аккумуляторной зарядной станции в ламповой, невольно вспоминается первый выпрямитель, смонтированный местным электрослесарем-умельцем С.М. Текутьевым у себя на квартире для зарядки 10 аккумуляторов, которые ежесуточно на санках перевозили с шахты в село Пестерево и обратно для подзарядки.

В семидесятых годах на шахте переведена на автоматическую работу главная вентиляторная установка, автоматизированы цепочки ленточных и скребковых конвейеров.

Схемы управления конвейерными линиями, автоматизации главной вентиляторной установки, насосных установок, освоение сложной контрольной аппаратуры — дело рук и творческих исканий небольшого, но целеустремленного коллектива отдела главного механика, его ветеранов: А.Г. Светличного, В.Я. Иушина, И.М. Золотова, П.И. Рябова, А.А. Бефорта, механиков И.Я. Танкова, Н.С. Бобрышева и др.

Первоначально на шахте обогащение угля осуществлялось вручную после его разделения на пятивалковом грохоте. Для улучшения качества угля в 1960 году пятивалковый грохот был заменен на два семивалковых. После двух грохотов крупный уголь обогащался вручную женскими руками.

В целях перехода шахты на бездотационную работу группой рационализаторов под руководством В.Ф. Козлова в 1963 году была предложена примитивная сортировка, состоящая из семивалкового грохота, расположенного над вагонами для получения сортовых углей.

После разделения угля на классы шахта из убыточной стала планово-прибыльной.

РЕКОРДЫ ШАХТЫ

1972 год. Бригада В.С. Конькова за 27 рабочих дней комбайном ПК-ЗМ прошла 426 п.м штрека.

1974 год. Бригада А.М. Каржова впервые выдала 500 тысяч тонн угля за год.

1975 год. Бригада И.А. Самкова за 31 рабочий день гидромонитором выдала 67259 тонн угля.

1975 год. Бригада А.Е. Зайцева за 26 рабочих дня прошла комбайном К-56МГ 1246 п.м выработок.

1977 год. Бригада И.А. Хомякова за 31 рабочий день угледобывающим комплексом 3-ОКП выдала 55900 тонн топлива.

1977 год. Бригада Н.А. Хомякова достигла 500-тысячного рубежа добычи.

1979 год. Бригада В.С. Конькова комбайном ГПК прошла 600 п.м штрека.

1979 год. Бригада А.М. Каржова впервые в истории шахты из одного забоя за год добыла 636420 тонн угля.

1979 год. Бригада А.М. Каржова угледобывающим комплексом 3-ОКП за 31 рабочий день выдала 75 тысяч тонн топлива.

1979 год. Бригада С.Г. Гарафутдинова угледобывающим комплексом 2-ОКП за 31 рабочий день выдала 57 тысяч тонн топлива.

1980 год. Бригада М.А. Федорова за 28 рабочих дней выдала 50 тысяч тонн угля. Это рекорд шахты и рудника для подобных условий.

Здесь приведены далеко не все рекорды.

0 0 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода