С Божьей помощью, но под свою ответственность

Автор: Александра Луговая
Фото: Первое упоминание о монастыре относится к 1751 году, в 1936 году его закрыли и частично разрушили, всего было пять попыток полного уничтожения. Монастырь начал действовать с 1995 года.

В «БВ» №13 за 17 февраля 2017 года в материале «Если бы заново жить, то стал бы подкаблучником, садил картошку и радовался внукам» мы рассказывали о 52-летнем Игоре (имя изменено). У мужчины было двенадцать отношений, в которых женщины его полностью содержали, однако сам Игорь альфонсом себя не считал: мол, каждой «единственной» поклонялся, будто идолу. Влюбленная же и благодарная женщина щедра, ее остается только направить – и она сама отдаст и душу и деньги…

Тогда рассказать историю своей жизни Игоря заставило отчаяние: собираясь на отдых и оформляя санаторно-курортную карту, он узнал, что его анализ на ВИЧ – положительный. Испугавшись, он заметался, и для него интервью «БВ» стало своеобразной исповедью. После публикации в нашей газете Игоря отыскала его бывшая жена, решившая его поддержать. Переговорив, они надумали все начать сначала. На этом Игорь для нас затерялся, и что с ним стало дальше – мы не знали.

Мужское самолюбие – минное поле для женщин

И вот спустя три года Игорь снова позвонил автору этих строк. Первые минуты разговора ушли на обычные «здравствуйте» и «как хорошо, что не меняются номера, – не пришлось разыскивать». Потом Игоря, что называется, прорвало: он начал взахлеб рассказывать о себе и о том, что он больше не ВИЧ-инфицирован. Но как это произошло? Такого не бывает! Ну да обо всем по порядку.

— С женой мы встретились. Не зря говорят, что старая любовь не ржавеет. Чувства не только не прошли, а стали еще острее, я себя даже моложе почувствовал. Мы провели счастливых две недели, а потом, потом… — голос Игоря оборвался, и он с ощутимым усилием закончил фразу: – А потом мы оба пришли к выводу, что нам лучше разъехаться. Видимо, права народная мудрость, что дважды в одну реку не войти.

(Забегая вперед: Игорь не назвал причину разрыва. Поэтому после разговора с ним мы встретились с Натальей (имя изменено):

— Мы не остались вместе не из-за того, что он был ВИЧ-инфицирован, — вздохнув, пояснила женщина. – Все испортило мое злорадство. Только он приехал, от моих добрых намерений и следа не осталось. Мне захотелось выместить на нем всю свою боль, мол, ага, приполз, как шелковый… А с мужиками так нельзя, их самолюбие – минное поле для женщин. К тому же, нужно уметь прощать. Не получилось).

Как лечиться дома целебной водой

— Когда с Наташей не срослось, мне хотелось уехать куда подальше, но денег хватало только до Омска, — продолжает рассказывать Игорь. — В поезде напало на меня состояние, близкое к лихорадке: меня знобило, тошнило, кости все выкручивало, — я в очередной раз перечитывал вашу газету, которую взял с собой. Сам себе стал противен, готов был убить себя, да духу на последний шаг не хватило. Сошел с поезда – а куда идти, не знаю! Увидел монаха, заговорил с ним. Он оказался из монастыря, где помимо монахов жили и работали за еду, кто хотел. Так оказался в Свято-Никольском мужском монастыре, при котором мне дозволили жить. Там мне объяснили, что моя физическая ломка — следствие раскаяния, из души уходила грязь…

— Вы предупредили, что ВИЧ-инфицированы?

— Да, хотя и опасался, что выгонят. Слова настоятеля Зосимы — епископа Азовского, викария Омской епархии Максима Анатольевича Балина — меня к жизни вернули, когда он сказал, мол, это печально, но у каждого свое испытание. Я до этого был крещеный, но не сказать, что верующий. Золотой крестик носил, но, как говорится носить часы – не значит быть часовщиком. Строгий распорядок монастырской жизни, его ясность и понятность меня спасли – так я убежал из хаоса, в который сам себя загнал. Научился молиться, особый трепет чувствовал возле частиц мощей святителя Николая. В монастыре есть целебный источник и часовня в честь иконы Пресвятой Богородицы «Живоносный источник», там молился и пил воду маленькими глоточками, и при этом представлял: каждая пораженная любой болезнью клеточка постепенно приходит в норму, слова молитвы омывают ее, превращая в здоровую. В монастыре меня научили, что так можно лечиться и дома: помолиться, в обычную воду капнуть освященной — и сила такой воды будет ничуть не меньше.

— Не думали о постриге?

— Вначале хотел принять, а потом понял, что я до этого не дорос душой — сильна во мне мирская жизнь! Перестал прятаться за монастырскими стенами, нашел комнату на первое время, потом работу в такси. Как рассказать про ВИЧ-инфекцию – не придумал и попросту махнул рукой: будет, как будет! Прошел медкомиссию, и оказалось, что я не инфицирован. От радости чуть не задохнулся – а вдруг ошиблись? Пересдавал анализ три раза – отрицательный! Я вообще по медицинскому обследованию здоров, можно в космос отправлять.

— Вы и положительный анализ пересдавали…

— Потому что надеялся, что это ошибка. В Инском в поликлинике как узнал о «плюсе», врача даже слушать не стал, сразу сменил симку. Боялся, что будут звонить из больницы, искать. Уехал в Кемеровскую областную больницу, опять сдал анализ, чтобы проверить, мол, вдруг ошибка, а результат ждать не стал, сразу рванул на вокзал. У меня все как в тумане было, совсем ум потерял. Здоровый ведь, не глупый мужик, а вот что паника с людьми делает.

Если человек 2-3 года у нас лечится, то становится незаразным

Сообщение о том, что у Игоря куда-то делся положительный результат на ВИЧ (как он сам это решил), казалось невероятным. Чтобы разобраться, действительно ли произошло чудо или медицина нагрешила, – обратилась за разъяснением к специалисту Беловского центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями М.Н. БАЛАГАНСКОМУ.

— Максим Николаевич, могут быть ошибки при установлении диагноза?

— Практически нет, только если на начальном этапе, когда в поликлинике или в больнице забирают кровь для анализа, так называемый человеческий фактор, – говорит Максим Николаевич. – Например, возможно перепутать номер пробирки или фамилию, особенно если она распространенная. Но в нашем СПИД Центре такого не было. У нас как-то анализ сдавали женщины с полным совпадением имен, фамилий и даты рождения, и то обошлись без путаницы. Чтобы гарантированно избежать ошибок, у нас этот момент продуман: человек узнает о положительном результате от нас – мы приглашаем к себе повторно для того, чтобы еще раз взять кровь (экспресс-анализы тоже пересдаются повторно). Непосредственно в лабораторных исследованиях ошибка исключена.

— Вообще когда направляют сдать кровь на ВИЧ?

— У нас есть перечень медицинских показаний, когда человек обязательно проходит тестирование на ВИЧ. При обращении в лечебно-профилактические учреждения нашего города или госпитализации обязательно двукратно сдают анализ беременные женщины; поступающие на операцию; беловчане, состоящие на диспансерном учете у наркологов; обязательно при сдаче крови на станции переливания крови, или иногда в больницах по клиническим показаниям. Например, когда в стационаре у больного доктор видит симптомы, похожие на инфицирование ВИЧ, то он обязательно назначит ему обследование. При оформлении санаторно-курортной карты ВИЧ-инфекция не включена в перечень обязательных исследований, берутся только анализы на наличие венерических заболеваний.

О результатах анализа знают только специалист СПИД-Центра и пациент

— Получается, что результат анализа первыми узнают в СПИД-Центре?

— Лаборатория по тестированию крови на ВИЧ находится у нас. Анализ поступает к нам из всех больниц и поликлиник города и района, специалисты два дня проводят тестирование (доноры тестируются в лаборатории иммуно-ферментного анализа при станции переливания крови). О положительном анализе первыми узнаем мы. И только мы. Люди зачастую опасаются, мол, сообщат на работу и предадут огласке, – ни в коем случае! Мы сохраняем конфиденциальность.

— Как ведут себя люди, когда вы сообщаете им о диагнозе?

— Те, которые знают о том, что такое ВИЧ-инфекция, – плачут, в том числе и мужчины. Встречаются еще, хотя и гораздо реже, беловчане, не особо осведомленные об этом заболевании, те реагируют сдержанно, мол, всякие болячки есть.

— Сколько на сегодняшний день состоит на учете?

— Эпидемиологическая ситуация по ВИЧ-инфекции такова (данные от 23 сентября): в Белове это 3045 человек (2,39% от всего населения), в Новокузнецке – 17223 человека (3,12%), в Кемерове – 12284 человека (2,19%). Если смотреть статистику по Сибирскому региону, то Кемеровская область на 2 месте: 70143 человека (2,62%), на первом — Иркутская область: 71875 человек (2,99%).

— Случается, что беловчане сами просят их обследовать?

— Некоторые приходят самостоятельно, говорят, мол, была в жизни ситуация, после которой есть подозрения, что заразились, осмотрите нас, пожалуйста. Вообще после незащищенного секса с малознакомым партнером необходимо обследоваться через 3-6 месяцев. Если человек хотя бы раз употреблял наркотик, то после инъекции – тоже через 3-6 месяцев.

ВИЧ-инфекция: заболевание изменило социальное «лицо»

— Не случайно незащищенный секс вынесли на первое место?

— Последние три года в Белове, да и по области, наблюдается все больше случаев так называемого полового инфицирования. Например, лет 15 назад статистика была такая: более 60 процентов заражались после инъекции наркотиками, и где-то процентов 35 приходилось на половое инфицирование. Сейчас все изменилось: более 75 процентов — после незащищенной близости с партнером. Мужчины реже, а вот женщины вообще в 80 процентах случаев заражаются путем незащищенного секса.

— Получается, что сейчас все чаще инфицируются не наркозависимые, а обычные работающие люди, живущие в благополучных семьях…

— В этом заключается главная особенность нынешней ситуации инфицирования. На приеме чаще всего слышу, мол, как же так, доктор, наркотики не употребляю, в ночных клубах не зависаю, поэтому никогда не думал(а), что это может случиться со мной.

— ВИЧ-инфицированные беловчане стали жить дольше?

— Сейчас в городе в достатке препараты, при добросовестном лечении через 2-3 месяца у кого-то вируса в крови становится так мало, что он даже не определяется лабораторно. Иммунитет за 2-3 года поднимается до уровня иммунитета здорового человека. Человек становится гарантированно незаразным для своего полового партнера. А для социума ВИЧ-инфицированные никогда угрозу не представляли.

— Однако в обществе они до сих пор изгои…

— К сожалению, да. Хотя никакой опасности не представляют. Практически невозможно заразиться в больницах, в маникюрных кабинетах, в стоматологии. Пить таблетки по строгому графику и регулярно проходить обследование приходится многим людям с хроническими заболеваниями. А использование презерватива — это уважение к любимому человеку и защита от болезней, не менее опасных, чем ВИЧ.

Убивает не болезнь, а людские предрассудки

В Интернете гуляет видео: за рубежом мужчина встал в парке с плакатом, на котором написал: «Я ВИЧ-инфицирован, дотронься до меня». От него вначале шарахнулись, а потом начали обнимать, говорить теплые слова, и мужик заплакал... Интересно, если бы у нас ВИЧ-инфицированный встал с таким плакатом, к нему бы подошли? Честно говоря, сомневаюсь. Имена таких больных сохраняются в тайне не только из соображений медицинской этики. Инфицированные тратят силы на сражение с болезнью и на противостояние людским предрассудкам, раздуваемым недалеким разговором, среди которых до сих пор встречаются домыслы, что ВИЧ передается едва ли не воздушно-капельным путем. Вот и герой нашей публикации, испугавшись людского суда, вначале запутался в результатах медицинского анализа…

И еще. Каждый ищет для себя точку опоры, многие обращаются за помощью к церкви, мол, поставлю свечку, помолюсь — и все пройдет. Но это ведь не автомат, куда можно положить свои молитвы, нажать на кнопку — и сразу получить то, что ты хочешь (см. «БВ» за 4 октября, стр. 4, что получилось, когда онкобольной лечился только молитвами). Все должно быть в пределах разумного: действовать нужно с Божьей помощью, но под свою ответственность. 

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода