Диссертация (юмореска)

Автор: В. НИКОЛАЕВ. 1985 год.

— Милый, ты не забыл взять деньги? — спросила Эльвира у своего мужа Кирилла, поправляя ему галстук-удавку.

Благоверный рассеяно похлопал себя по карманам, думая о чем-то своем. Эльвира посмотрела на него с жалостливой улыбкой. Она знала: после  трудового дня почти каждый вечер ее любимому и ненаглядному приходится работать над диссертацией.

— Ну потерпи, дорогой. Еще немного, и ты закончишь свою кандидатскую. Тогда все ахнут. И мы каждый вечер будем проводить вместе.

Убедившись, что портмоне при нем, она чмокнула его в щеку, и Кирилл Синицын отправился добывать материал для будущих ученых лавров .

В автобусе Кирилл решил заглянуть в записную книжку, куда совсем недавно записал адрес новой знакомой, очаровательной, пухленькой блондинки с ямочками на щеках. Он обшарил карманы, но все было напрасно. Впрочем, был и другой вариант, где он адрес помнил по памяти.

«Наташа, конечно, хорошая девушка, — подумал он. — Позавчера мы с ней вместе ходили в кино, потом у нее дома пили чай, потом... хм, но я же ей сказал, что уезжаю в длительную командировку. Да и встречаться с одной и той же — какая тут новизна? Этак я и с женой каждый день встречаюсь. Но не возвращаться же домой.

На его звонок Наташа сразу открыла дверь. Но не успел Кирилл произнести и слова, как увесистая пощечина чуть не сбила его с ног.

Щека Синицына запылала тем жгучим огнем, который может зажечь только женская ладонь, отягощенная негодованием оскорбленной души.

— В командировку, значит, поехал? — произнесла она, испепеляя его взглядом.

— Я… Я… — начал, заикаясь, Синицын. — За что же так?

Она метнулась куда-то в комнату, тотчас вернулась и с разбегу запустила ему в лицо записной книжкой, которую он безуспешно искал у себя.

— Я у тебя, значит, под номеров 88 прохожу? «Тонкие капризно изогнутые губы выдают эмоциональную, нервную натуру», — процитировала она. — Что же ты, мерзавец, не пошел сегодня к своей номер 89 – «коммуникабельной блондинке с ямочками»?

Не давая Синицыну открыть рта, она вытолкнула ею за дверь. Кирилл, потирая щеку, уныло поплелся на автобусную остановку.

Домой Синицын возвратился раньше обычного с пылающей щекой и потухшим взором.

— Кирилл, милый, что с тобой? Где тебя так угораздило? — накинулась с вопросами Эльвира.

— При эксперименте не учел эффекта обратной связи, – туманно бросил Синицын.

— Дорогой мой, почему ты так неосторожен при проведении своих экспериментов? Сейчас мы приложим лед. Боже, это у тебя уже девятый случай. И все страдает левая щека. Прямо наваждение какое-то.

— Наваждение, наваждение, — раздраженно передразнил Кирилл. — Никакого наваждения нет. Просто женщины, как и большинство человечества,  правши, а значит...

— Кирилл, милый, — перебила его Эльвира, — это ничего.  Вон у Людмилы Сазиной муж уже третий раз в больнице с переломами лежит, а тема его диссертации скучнее обыденного: «Влияние иглоукалывания на надои коров». С этим иглоукалыванием сейчас все носятся, зато твоя диссертация — «Некоторые вопросы женской коммуникабельности при первом контакте с мужчиной» — будет новым словом в науке!

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода