Евгения МИКОТКИНА

Автор: Марина КИСЕЛЁВА, юнкор «БВ».

Любовь и забота особого рода

«БВ» неоднократно писал об организованных концертах в поддержку особенных детей, сборе денежных средств на их лечение. Так, ещё в далёком 2014 году газета участвовала в сборе средств для лечения Вики Тюлькиной. Тогда удалось набрать рекордную сумму, часть которой пошла на лечение ещё одного ребёнка. А спустя несколько лет живая и здоровая девочка уже пришла в редакцию на практику – учиться журналистике. Увы, не все истории заканчиваются так оптимистично, но ведь всегда хочется надеяться на лучшее!
Один из недавних концертов в Белове был посвящён маленькому Игнату Микоткину. С самого момента рождения, на протяжении трёх лет, мальчик борется со страшным недугом – детским церебральным параличом. ДЦП – тема не табуированная, но говорят о ней мало. Однако мама мальчика, Евгения МИКОТКИНА, согласилась рассказать «БВ», как живут те, кого называют особенными детьми. Этот разговор – о болезни, о любви и маленьких ежедневных победах.

Мечты и реальная жизнь

— Евгения, откуда вы?
— Я и мой муж Константин родом из Белова, живём в 3-м микрорайоне. До беременности занималась предпринимательством, в прошлом спортсменка. Муж тоже спортсмен, обладатель чёрного пояса по карате, сейчас работает ремонтником вагонов на железной дороге, параллельно учится на тренера – будет обучать детей карате. У нас трое детей: дочь Даша учится в школе, окончила модельное агентство и планирует поступать на хореографа, сын Глеб учится в школе, по стопам отца занимается карате, а младшему Игнату 24 февраля исполнится четыре года. У него разница в возрасте с Глебом 10 лет. Пока я провожу всё время с Игнатом, Костя ходит с детьми в горы, когда тепло – бегает с ними в сосёнках.
— У сыновей большая разница в возрасте. Наверно, Игнат был долгожданным ребёнком?
— Это правда. У мужа всегда была мечта: иметь двух мальчиков и одну девочку, вот так и получилось. Костя остался единственным мужчиной в семье и очень хотел, чтобы после него были продолжатели рода. А вот имя Игнату придумали задолго до его рождения. Я как-то с подругой смотрела фильм, а там уж больно красивый актер был с именем Игнат, и я в шутку сказала подруге: «Вот будет второй сын, так его и назову!». Спустя несколько лет и родился Игнатик. Но родился он особенным, ему поставили диагноз – гидроцефалия (патология, возникающая в результате избытка жидкости в полости черепа)…

Маленький шаг вперёд

— Как узнали о патологии сына?
— Как только узнали, что у нас будет малыш, – сообщили детям. Они так обрадовались, а муж меня чуть ли не на руках носил! Но на 32-й неделе во время УЗИ сказали, что у ребёнка подозрение на гидроцефалию… Меня сразу же отвезли в Кемерово на обследование, взяли анализы, а после проведения консилиума бесцеремонно оповестили: «У вашего ребёнка случилось кровоизлияние в мозг, он будет овощем!».
У меня случилась истерика, но, благо, моя крёстная–врач сказала, что для начала необходимо дождаться рождения: порой данные обследований бывают обманчивы. Не остались в стороне и дети с мужем, которые меня изо всех сил поддерживали.
И вот на 36-й неделе меня положили в перинатальный центр, стали делать вызывающие роды. На 37-й неделе я родила Игната, роды длились около 20 часов. МРТ показало у ребёнка сильное кровоизлияние в правую часть затылка, где проходит зрительный нерв, поэтому у него частичная атрофия на оба глаза. А впоследствии нам поставили диагноз: спастический трипарез, поражены две ноги и левая рука. Спустя месяц меня перевели к сыну, но самостоятельно я передвигаться не могла – во время родов мне ещё и вырвали сустав. Супруг хотел подать в суд, но было не до этого, у меня на руках сын, и он нуждается в моей помощи…
— Как проходила реабилитация?
— Каждые три месяца мы ложились в психоневрологическое отделение в Кемерово, где проходили лечение, делали процедуры и находились под наблюдением врачей. Игнат отставал в развитии: не мог самостоятельно держать головку и не лежал на животе…
В 8 месяцев с ПНО нас отправили на оформление инвалидности. Муж воспротивился: «А как же армия, с инвалидностью его не пропустят!». (Костя – участник первой чеченской войны, для него тема службы и армии очень важна). Только спустя некоторое время понял, что Игнат отличается от других мальчишек, и оформление инвалидности необходимо…
Инвалидность удалось оформить только в 1 год 8 месяцев, до этого отказывали. Отмахивались тем, что Игнат не в такой тяжёлой форме для того, чтобы ему выписать документы на инвалидность. Думаю, тут нас поймут все, кто хоть раз оформлял инвалидность и проходил переосвидетельствование!
Помимо лечения в больницах, мы занимались самостоятельно дома, делали массаж и посещали бесплатные реабилитационные центры. Одна из массажисток – мама ребёнка-инвалида Анастасия посоветовала нам обратиться в медицинский центр «Шаг вперед». Я созвонилась с ними, мне прислали сумму первой реабилитации, и мы с Игнаткой 16 декабря 2019 года отправились в Томск. И уже через две недели после реабилитации появился прогресс: начал ползать, порой говорил нам что-то. Я поняла, что реабилитация действительно может спасти моего сына.

Добрые и отзывчивые люди

— В минувшем ноябре был открыт сбор и организован концерт в поддержку Игната. Это всё – ради реабилитации в Томске?
— Да, верно. После первой реабилитации я планировала поехать на вторую, но стоимость реабилитации повышалась, помощи ждать было неоткуда, да и мужа сократили с работы. Около шести месяцев жили на пенсию по инвалидности, и вот, в один из вечеров, отчаявшись, я написала пост в «Инстаграме» о нашем безвыходном положении, рассказала историю всему миру. Люди откликнулись сразу же, причём не только беловчане, были переводы даже из Франции и Германии, и мы закрыли сбор в 230 тысяч рублей меньше чем за неделю! Казалось бы: у всех семья, дети, кредиты, но люди не остаются в стороне, помогают. В ноябре был открыт очередной сбор, а 29 декабря 2021 года прошёл концерт в ЦДК в поддержку Игната «В тему». Окончательно закрыть сбор удалось 19 февраля благодаря петербургскому музыканту Артёму (просил не называть его фамилии), который благодаря репостам в социальных сетях узнал о диагнозе Игната.
Игнат смог полноценно пройти реабилитацию, и эта возможность приблизила его к здоровой жизни. Таких реабилитаций Игнату необходимо около 3-4 в год, для того, чтобы был прогресс и Игнат мог жить, пусть не полноценной жизнью, но жизнью, в которой он способен самостоятельно себя обслуживать.
— Наверно, у вас есть добровольные помощники и друзья, которые помогают со сбором денег?
— Я считаю, в такие трудные минуты нашей жизни огромное счастье встретить на своём пути людей добрых, отзывчивых, которые остаются с тобой на долгие годы, становятся не просто близкими, но и родными. Мне повезло, что судьба подарила мне таких людей, как Дина Сальвассер. Дина уже 12 лет помогает детям с ограниченными возможностями, она справедливый и неравнодушный человек. Периодически её волшебный пендель меня встряхивает и заставляет идти дальше, не опуская рук (улыбается). А всех, кто нам помогал, мне даже трудно перечислить: места в газете не хватит!

Правильное воспитание

— В чём главная сложность по уходу за особенным ребёнком?
— У Игната всё расписано: приемы лекарств, зарядка, растяжка, посещение больниц и детского сада в Инском, и если что-то пропустить или опоздать, то весь распорядок будет сбит. Много денег уходит на лечение, препараты и процедуры Игната. А ведь помимо него, у меня есть ещё двое детей, которые нуждаются в моей поддержке и внимании. Старший сын учится в школе и занимается спортом, у дочки – танцевальные постановки, о них нельзя забывать. Но они у меня молодцы, понимают, что мама — с братом, который нуждается в помощи.
— Как дети отнеслись к болезни брата?
— Я считаю, что всё идет от семьи и воспитания. Своим детям всегда говорила, что если ребёнок особенный или у него проблемы со здоровьем, – никогда нельзя насмехаться, необходимо понять и помочь. Неизвестно же, как завтра к нам жизнь повернется. И дети меня услышали.
Моя старшая дочь Даша в 10 лет была в летнем лагере, так её там прозвали «маленькой бабушкой» за серьёзность. Случись у кого проблемы или нужна помощь, она первая спешит. А порой и мне советы дает, к которым я прислушиваюсь. А первый сын, Глеб, слушает Дашу, когда та ему что-то объясняет, поэтому дети, узнав о патологии брата, меня поддержали.
Сейчас они с ним играют, как с обычным ребёнком, смеются над его шутками и проделками, если что-то не получается у Игната – тут же помогут. Игнатик и сам в этой тёплой обстановке раскрывается. Семья творит чудеса!
— Каковы рекомендации врачей? Есть ли возможность у Игната жить полноценной жизнью?
— Первоначально врачи не давали хороших прогнозов на будущее Игната, но сейчас все в один голос твердят: «Ребёнок перспективный!». Самое главное, что у Игната сохранился интеллект, он уже и песенки поёт, и цвета знает, а ему только четыре года. Он может самостоятельно держать в руке ложку и играть с кубиками. Это всё – его маленькие победы над недугом.
Сейчас мы на реабилитации в Томске, и тут у нас всё расписано: мелкая моторика, растяжка, упражнения с грузиками, работа с дефектами речи. Дома у него тоже полный арсенал: коврики, мячи, гантели… Сейчас операции Игнату не требуются, врачи делают всё возможное. А я в свою очередь хочу максимально приблизить своего ребёнка к здоровой жизни, цепляясь за каждую возможность!

Если вы хотите помочь Игнату Микоткину…

Карта Сбербанка 2202 2004 6744 2065, привязана к номеру 8-913-123-32-43 (Микоткина Евгения Николаевна – мама).
Карта Тинькофф: 5213 2439 3815 7789.

 

0 0 votes
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода