«ММК-УГОЛЬ»: подземные «батискафы» для шахтеров

Автор: Владимир ГОЛУБНИЧИЙ. 
Самоспасатели сохранили тысячи жизней, но и они
не всесильны
В настоящее время в России существует одноступенчатая система самоспасения шахтёров, которая предусматривает использование так называемых самоспасателей (это средство индивидуальной защиты органов дыхания и зрения человека в течение заявленного времени защитного действия, используемое при аварийном выходе подземного персонала из горных выработок с непригодным для дыхания воздухом). Они не всегда могут обеспечить в достаточной степени безопасность людей при возникновении непригодной для дыхания среды в горных выработках. Это связано, в частности, со значительной протяжённостью аварийных маршрутов для выхода персонала на свежую струю воздуха.
Изменениям в этой системе положили начало трагические события на шахте «Распадская», когда в результате двух последовательных взрывов метана (8 и 9 мая 2010 года) погиб 91 человек и было разрушено 300 км выработок.
«Концепция внедрения пунктов коллективного спасения персонала (ПКСП) появилась после взрывов на «Распадской» не случайно. Тела более чем 40 человек из числа погибших были найдены вблизи от запасных ходов. Эти шахтёры погибли не от взрывов или обрушений, а просто задохнулись, чуть-чуть не дотянули до свежей струи воздуха.
Был сделан вывод, что при наличии системы пунктов коллективного спасения персонала (ПКСП) многие могли бы спастись даже в условиях такой беспрецедентной по масштабам аварии, фактически катастрофы. По крайней мере, имели бы весомые шансы на это», — считает генеральный директор ОАО «Научно-исследовательский институт горноспасательного дела» Алексей Ярош.
Мнение шахтера
с «Чертинской-Коксовой»
— Добыча чёрного золота – опасное дело. Здесь никто не застрахован от каких-то чрезвычайных ситуаций, — вспоминает проходчик шахты «Чертинская-Коксовая» Дмитрий Водолазов. — В сентябре 2020 года у нас на шахте случился внезапный выброс угля и газа. Мы, как обычно, пришли на смену, начали работать по наряду. В момент, когда мы несли крепёжный материал, послышались хлопки, в метрах 20 от меня поднялась пыль столбом... Всё произошло мгновенно… Я никогда раньше не видел такую картину. В первые секунды я не знал, что делать: то ли бежать на помощь к товарищам, то ли идти поближе к свежей струе воздуха. Придя в себя, обнаружил, что из забоя больше никто не вышел. Увидел там свет шахтерского фонаря. Понял — медлить нельзя. В забое обнаружил своего напарника Юру Лебеденко, его ударной волной сбило с ног. Я взял его под руку и вывел в безопасное место, на свежую струю». («БВ» за 30 апреля 2021 года).
Мы позвонили Дмитрию Водолазову и спросили его мнение о камерах спасения. Оказалось, он о них знал.
— Да, это хорошее дело. Мне тогда повезло – свежая струя оказалась рядом. А иначе не уверен – хватило бы ресурса самоспасателя. А тут можно отсидеться или самоспасатель поменять на свежий.
Из истории вопроса: 90 дней на глубине
700 метров
Камеры спасения давно применяются не только в США, Австралии и Китае, но и в Чили, в которой состоялось, пожалуй, самое фантастическое и воодушевившее всех спасение шахтёров с глубины в 700 метров.
5 августа 2010 года весь мир облетела весть о том, что в результате обвала в небольшой золотомедной шахте Сан-Хосе в 45 км от города Копьяпо блокированными под землёй оказались 33 горняка.
Спустя 17 дней, 22 августа, спасатели установили контакт с 33 горняками, пробурив скважину диаметром 15 см. Шахтёры прикрепили к буру записку: «Мы в порядке в убежище, все 33».
Эти первые, самые трудные 17 дней горнякам помогла продержаться камера аварийного спасения с имевшимися в ней запасами воды и пищи.
Когда случился обвал и в шахте поднялось густое облако пыли, начальник смены 54-летний Луис Урсуа собрал всех в специально оборудованном убежище — камере аварийного спасения площадью примерно 50 квадратных метров, в котором хранились небольшие запасы воды и продовольствия.
Запасы еды в убежище были рассчитаны лишь на 2–3 суток, но попавшие в беду горняки смогли растянуть их почти на две с половиной недели. Каждые 48 часов они съедали по две чайные ложки тунца, кусочку печенья и выпивали глоток молока.
После обнаружения пострадавших с шахтёрами была установлена радио- и видеосвязь. Им отправляли еду и питьё. Они могли переписываться с родственниками, а позднее даже говорить с ними по телефону.
Пока врачи и психологи прилагали усилия для того, чтобы сохранить физическое и психическое здоровье людей, находившихся в сжатом пространстве, в условиях жары и духоты, технические специалисты бурили три туннеля, один из которых и удалось использовать для вызволения горняков, которое состоялось спустя три месяца напряжённых спасательных работ и стало для чилийцев настоящим национальным праздником.
А как у нас?
Говорит начальник шахты «Чертинская-Коксовая» Дмитрий Герасименко:
— Наше предприятие одно из первых в Кузбассе купило данное оборудование. Это камеры спасения, камеры переключения, которые очень важны для нашего предприятия, поскольку максимально снижают риски смертельного травмирования трудящихся в случае чрезвычайной ситуации. На сегодняшний день мы являемся пионерами по внедрению данной техники.
На шахте устанавливаются защитные капсулы двух видов — пункт переключения в самоспасатели и пункт коллективного спасения персонала. В каждом — связь с диспетчером и собственная система жизнеобеспечения. В случае аварии камеры способны защитить горнорабочих и от вредных газов, образующихся при пожарах и взрывах, и от воздействия высокой температуры, и от ударной волны повторных взрывов. В одной из камер — пункте переключения в самоспасатели — горняки смогут передохнуть, а также в кратчайшее время сменить использованные индивидуальные средства защиты органов дыхания на новые.
Какой он, пункт переключения
в самоспасатели?
Об этом рассказывает начальник участка ВГК шахты «Чертинская-Коксовая» Александр Шмельков:
— Пункт переключения в самоспасатели предназначен для переключения в резервные самоспасатели в шахте при невозможности использования своих рабочих самоспасателей. Здесь одновременно могут примерно находиться до 5 человек. Рассчитан он на переключение 50 человек — горняков. Вот эти вот ячейки, все это нужно для того, чтобы здесь находились рабочие самоспасатели. 5 человек вошли, открыли воздух сжатый, здесь создается избыточное давление, выжидают некоторое время, контролируют по газоанализатору, чтобы здесь была нормальная газовая обстановка. При необходимости переключения достают резервный самоспасатель.
Если выбраться на поверхность самостоятельно невозможно, горняки могут укрыться до прихода спасателей в другой камере — пункте коллективного спасения персонала.
В подобном пункте держались чилийцы
— Пункт коллективного спасения персонала, — продолжает Александр Шмельков, — рассчитан на 12 человек. Время защитного действия 72 часа, т.е. трое суток. Оборудован баллонами со сжатым кислородом и воздухом, системой регенерации атмосферы для ее очистки от углекислого газа. Также в комплект входят запас картриджей для очистки воздуха, запас еды и запас воды. Есть и биотуалет. То есть трое суток здесь люди могут находиться вне зоны опасности.
Сама идея использовать сжатый воздух, кислород, регенерацию воздуха взята у подводников. Они изначально находились без атмосферы и прошли путь от воздушных колоколов до батискафов и подводных лодок. Сейчас по этому пути идут покорители подземных недр. Кстати, слово батискаф образовано от греческих слов глубокий и судно. Так что и подземный батискаф – это вполне реально.
— Приобретенное оборудование – лишь первая партия, — подчеркнул директор ООО «ММК-УГОЛЬ» Владимир Харченко, – Мы будем закупать камеры спасения и на шахту «Костромовскую», и дополнительно на «Чертинскую-Коксовую». Проектный институт рассчитывает, сколько в наших шахтах должно быть таких камер и в каких местах они должны быть расположены. Данное оборудование позволит в случае аварии защитить наших горняков. Безопасности не может быть много, и для её обеспечения мы должны делать всё возможное.

 
0 0 votes
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода