Стрельба в казанской школе. Что это было и чего ждать? 

Автор: Олег БЫКОВ.
Утром 11 мая в гимназии №175 в Казани произошло ЧП: бывший ученик пришёл с оружием в руках и открыл огонь по детям и учителям.
Раньше школьные шутинги происходили только в США. То и дело в международных новостях проскальзывало сообщение о том, что очередной псих устроил бойню в американской школе или университете. Ещё несколько лет назад реакция нашего человека была неоднозначной. С одной стороны – печально, ведь гибнут дети и подростки. С другой – это же где-то за океаном, а у нас такого не бывает!
Увы, теперь это бывает и у нас, причём ежегодно. Тысячи людей сейчас задаются вопросами: «Как это случилось? Что же делать?». Поэтому «БВ» обобщил для читателей всю информацию о казанской трагедии, которая доступна на данный момент, и постарался дать ответы на некоторые вопросы.
Опасные мысли
Итак, что же нам известно? Стрелок – 19-летний Ильназ Галявиев. По словам отца, мальчик был самым обычным, «не высказывал каких-то негативных мыслей и настроений». Ильназ раньше учился в той же гимназии, ушёл оттуда четыре года назад и поступил в колледж, где учился на программиста. Последнее время парень часто оставался один: отец делал ремонт в новой квартире, а Ильназ оставался в старом жилье за главного.
Какие мысли бродили у него в голове, неизвестно. Но он решил обзавестись оружием. Лицензию на приобретение, насколько известно, он получил законно – в Росгвардии. В апреле Ильназ с её помощью купил в охотничьем магазине соседней Йошкар-Олы оружие – гладкоствольное полуавтоматическое ружьё «Hatsan Escort PS» турецкого производства. Матери и отцу Ильназ пояснил, что собирается охотиться.
Примечательно, что именно это ружьё выбрал для массового убийства студент Владислав Росляков в 2018 году в Керчи (21 жертва). Да и 150 патронов – не многовато ли для начинающего охотника? Но больше вопросов ни у разрешительной системы, ни у родителей к Ильназу не возникло...
За несколько дней до нападения парень завёл свой Телеграм-канал «Бог», где без затей объявил себя богом. Постов там было немного, но характерных: «Я хочу, чтобы каждый из вас убил более 10 и сам выпилился («выпилиться» – покончить с собой, — О.Б.)», «Я явился в этот мир в облике человека, чтобы избавиться от всех вас» и т.д. Это могло бы насторожить спецслужбы, но канал Ильназа был закрытым. Парень сделал его публичным только за 15 минут до начала стрельбы, когда уже никто не успел бы среагировать...
«Я – Бог!»
И вот наступило утро 11 мая. Ильназ выложил в «Телеграме» свою фотографию: чёрный плащ, на поясе – патронташ, набитый патронами, бандана с надписью «Бог», скрывающая лицо, и обещание: «Сегодня убью огромное количество биомусора и сам застрелюсь».
Дальнейший путь убийцы можно проследить по камерам видеонаблюдения. Ильназ идёт по улицам Казани с дробовиком в руке, не скрываясь. На плече – сумка с патронами россыпью, самодельной бомбой и ножом. По пути он неожиданно машет рукой женщине (как оказалось потом – незнакомой), проходит дальше. Путь его лежит в гимназию, которую он сам окончил в мае 2017 года.
Дальнейшее восстановлено по показаниям свидетелей. Ильназ Галявиев бросает бомбу в вестибюль гимназии. Взрыв разнёс школьный стенд славы с наградами и кубками, выбил двери в коридоре.
Почти одновременно с броском бомбы из здания выскочил сотрудник школы Мулланур Мустафин. И открыл кровавый счёт стрелка: Галявиев ранил его выстрелом из дробовика и зашёл в гимназию. Вахтёрша, которая сидела на первом этаже, спряталась под стол. Бывший ученик с ружьём прошагал мимо неё. Единственное, что смогла сделать охранница, – нажать на «тревожную кнопку». Полиция приедет через 5-7 минут, но, вы, за это время преступник успеет многое…
Галявиев прошёл на первый этаж и открыл беспорядочную стрельбу. На шум вышла учительница начальных классов Венера Айзатова: у неё в этот момент не было учеников. Галялиев смертельно ранил женщину.
Нужно сказать, что руководство школы довольно быстро отреагировало на внештатную ситуацию. Директор Амина Валеева по громкой связи приказала учителям закрыться в классах с учениками и никого не пускать, сообщение было также продублировано в чате для учителей. Это спасло много жизней…
Тем временем стрелок начал ходить по школе. Он поднялся на второй, затем на третий этаж: толкал двери, пытался выбить. Даже пускался на хитрость: как говорят уцелевшие дети, кричал, что он из ОМОНа: мол, всё уже кончилось, откройте!
Большинство кабинетов ему так и не удалось открыть, но дверь кабинета английского языка на третьем этаже то ли была открыта, то ли стрелку удалось её выбить. Там были дети из 8«А» класса вместе с учительницей Эльвирой Игнатьевой. И начался настоящий кошмар: Галявиев застрелил пятерых детей и педагога. Два ребёнка, пытаясь спастись от убийцы, выпрыгнули из окна, но это был третий этаж – и они разбились насмерть…
Примерно через 8 минут с начала стрельбы к школе подъехали экипажи полиции и Росгвардии. Организаторы стрельбы в американских школах, как правило, кончают с собой, Ильназ, как мы помним, также обещал застрелиться, но вместо этого вышел из гимназии и сдался оперативникам без сопротивления. При задержании он сообщил, что по адресу своей прописки заложил бомбу. К счастью, эта информация не подтвердилась.
Всего в гимназии погибло 9 человек (две учительницы и семеро детей), ещё 22 (в том числе 18 детей) получили ранения. Кого-то ранили осколки бомбы, кто-то сломал ноги, прыгая из окна, и т.д. Шестеро детей находятся в реанимации в тяжёлом состоянии.
Стрельба наугад
Стрелка сейчас допрашивают. Наверно, наши читатели могли видеть кадры этого допроса: прикованный к решётке Ильназ с задранной футболкой кричит, что он бог, отказывается от родителей («нет ни мамы, ни папы, я их так никогда не называл»). И, конечно, твердит о том, что всех ненавидит.
Дома у Ильназа следователи обнаружили селитру, алюминиевую пудру, настойку мухомора, а ещё – следы поджога. Оказывается, что убийца перед уходом в школу попытался поджечь свою квартиру: подпалил одну из внутренних дверей, но она потухла…
Впрочем, с казанским стрелком всё ясно. Феномен школьного шутинга уже хорошо изучен на предыдущих трагедиях – и в России, и за рубежом. Тут необычно только то, что подобные массовые убийства, как правило, устраиваются в учебных учреждениях, где учатся сами убийцы. Так было в первом громком шутинге 1999 года в школе «Колумбайн» (США), так было и в керченской трагедии 2018 года. Ильназ же окончил гимназию №175 уже четыре года назад и не мог кому-то «мстить за обиды»: в ту пору убитые им восьмиклассники учились в четвертом классе...
Что же делать?
После трагедии, которая произошла в Казани, по всей стране покатились проверки. В частности, губернатор Кузбасса Сергей Цивилёв на внеочередном заседании антитеррористической комиссии поручил провести срочные проверки во всех образовательных учреждениях, в учреждениях культуры, спорта и социальной защиты Кемеровской области.
Как сообщают наши источники в педагогической среде, проверки начались прямо вечером 11 мая. Просматриваются нормативные документы, проверяются пропускной режим, пожарная сигнализация, система оповещения, запасные выходы, работа ЧОПов, исправность турникетов и «тревожных кнопок» и т.д. Всё Управление образования буквально «стоит на ушах»: планёрки и совещания длились весь день 12 мая, а по школам поехали полицейские.
Параллельно посыпались предложения по «наведению порядка». Президент Владимир Путин прямо в день расстрела потребовал от Росгвардии (ей подчинена лицензионно-разрешительная система) ужесточить правила владения гражданским оружием. А вот насколько будут эффективны подобные меры – другой вопрос.
Дело в том, что ученики гимназии №175 оказались беззащитны не только из-за оборота гражданского оружия. По данным канала «Mash», до ковида здание охраняли сотрудники ЧОП «Айрус». Когда детей перевели на «дистанционку», охрану решили убрать (кого охранять-то?), и после 8 июня 2020 года сторожа ушли. Когда дети вернулись на занятия, гимназия по какой-то причине не стала возобновлять договор с ЧОПом (в числе возможных причин – не сошлись в цене). Поэтому в роковой день 11 мая на проходной была только пожилая вахтёрша.
Да и эффективность ЧОПов, будем честны, далека от идеала. По сути, охранники (даже если они и сидят прямо на проходной) следят только за обеспечением пропускного режима и сохранностью имущества школы. Борьба с преступностью – это не их задача. Арсенал их тоже ограничен: применять в закрытом помещении газовый пистолет или баллончик нельзя, дубинка скорее вызовёт неоднозначную реакцию («детей бить хочешь?»).
Огнестрельное оружие у охранника – тоже не выход. Даже в США, с их любовью к пистолетам, вооружённый охранник в школе или вузе, который мог бы дать отпор убийце, – редкость. При всей опасности шутинга родители не хотят, чтобы рядом с их детьми кто-то разгуливал с пистолетом, пусть и разрешённым. Что уж говорить про Россию! При этом в Белове, например, по данным лицензионно-разрешительного отдела Росгвардии, далеко не все частных охранные предприятия имеют разрешительные документы на личное огнестрельное оружие. Да и кто рискнёт его применять в школе, в толпе детей?
Так что же делать? Первым делом – не пороть горячку. Если в школах будет больше видеокамер, больше заборов, больше охраны (кстати – за чей счёт?), а в стране больше запретов, – не факт, что мы себя обезопасим. Американцы, столкнувшись с угрозой школьных шутингов, отработали ряд мер безопасности. Персонал стали учить правилам эвакуации, баррикадированию дверей и слаженным действиям в экстренной ситуации. И проверять не ради «галочки».
И есть уже успешные примеры такой подготовки. Например, в 2017 году в Калифорнии школьный секретарь, услышав звуки выстрелов на улице, сразу же отдала указание ученикам и персоналу забаррикадироваться в помещениях. Эти действия отрабатывались на тренировках, поэтому на это ушло 40 секунд. Преступник зашёл в школу и сделал около 100 выстрелов, но не смог проникнуть в классы и вскоре покинул здание. В результате нападения никто не погиб, только один мальчик получил ранения.
Есть и ещё один способ предотвращения шутингов. Как по горячим следам пишет «Коммерсант», «в начале 2000-х годов в России была широко представлена психологическая служба в школах, в образовании. Потом ее стали сокращать. В итоге в школе остался один психолог на 500 учащихся. Потом появилось правило, по которому психолог может общаться с учеником только с согласия родителей. И обычно как раз неблагополучные родители такого согласия не дают». Возможно, увеличение числа школьных психологов и расширение их полномочий сможет отвратить какого-то подростка от страшного шага в никуда.

 
1 1 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода