Наталья Белянская

Автор: Анастасия Купсер. Фото Вячеслава Светличного.

Стать лучшей версией себя

А вы знали, что дети начинают воспринимать и изучать звуки еще в материнской утробе? Да-да! Например, во французских семьях малыши плачут с повышающей интонацией, свойственной их языку. А в немецких – наоборот, с понижающей. Этот факт, как и тот, что человек в процессе беседы задействует около сотни мышц шеи, груди, челюсти и губ, во многом характеризует особенности работы с речевым аппаратом. Все это знала Наталья Андреевна БЕЛЯНСКАЯ, когда устраивалась работать логопедом в детский сад №32. Но она даже не предполагала, что одной теории для работы будет ой как недостаточно…

От «Родника» к «Родничку»

— Наталья, как вы думаете, работа логопеда – это призвание или выбор?

— Кажется, я всегда знала, что буду педагогом. Моя мама, Елена Ивановна Вагина, работала военным телеграфистом. Нас здорово покидало по стране, и я сменила немало школ. Помню, как в первом классе в Кемерове мама надолго попала в больницу. Помощь пришла откуда не ждали – почти на месяц меня приютила моя первая учительница Ольга Александровна Якубенко. Я была активным ребенком и почти всегда старостой класса. Помню, как в седьмом классе уже бабанаковской школы наш классный руководитель Любовь Аркадьевна Елсукова сказала: «Наташа, дорога тебе только в педагогику!».

— Но почему именно логопедия?

— С направлением определилась не сразу. После школы поступила в Беловский педагогический колледж на специальность «Социальная педагогика» по дополнительной квалификации «Педагог-организатор». После его окончания устроилась воспитателем в детский дом «Родник».

Поставили меня на девятый класс. Мальчишки и девчонки там учились немногим младше и чуток выше меня! За год мы стали с ребятами друзьями. Многие из них нашли себя в жизни. Одна девочка выучила французский и теперь живет во Франции, еще одна работает в медицинской клинике в Кемерове. А еще был в классе один парень, которому предрекали исключительно уголовное будущее. Но я твердо решила доказать всем, что он – добрый малый. Стала доверять ему ответственные задания, и он оправдал надежды. Мы с ним даже Деда Мороза и Снегурочку на новогоднем утреннике играли! И сегодня у него все хорошо – работает, неплохо зарабатывает, обзавелся семьей.

После детского дома я недолго отработала в единственном тогда городском супермаркете «Гулливер», но довольно быстро поняла, что торговля — не мое! В 2006 году вышла замуж, забеременела и пошла учиться на логопеда в Кузбасскую государственную педагогическую академию. После которой и устроилась в детский сад №32 «Родничок».

«Закрывала дверь и плакала»

— Как проходил процесс становления в профессии?

— Непросто. Но мне всегда везло с педагогами. Моим другом и наставником в академии стала специалист своего дела Елена Федоровна Попова. Она поведала нам о многогранности профессии. Ведь хороший логопед всегда отлично разбирается в неврологии, психологии, анатомии, владеет техникой артикуляционного и точечного массажа.

Но знать — одно, а применять эти приемы на деле — другое. Никогда не забуду первые месяцы работы в детском саду. Я тщетно пыталась поставить детям звуки, а после занятий закрывалась в кабинете и плакала, считала себя бездарностью. Но не отчаялась, с еще большим рвением стала читать профессиональную литературу, ездила на курсы повышения квалификации. И довольно скоро стала замечать у ребятишек прогресс. Звуки стали прорастать, словно грибы, и я уже отчетливо поняла: «Это дело моей жизни!».

— А были ли в вашей практике сложные случаи?

— Я бы лучше назвала их интересными, так как приходится прибегать к нестандартным, индивидуальным формам работы. Сложно – да, но зато и успехам этих ребятишек радуешься, как своим!

С одной такой девочкой я познакомилась после ее операции по устранению расщелины губы, мягкого и твердого неба. Ей тогда не было и трех лет. На фоне ринолалии* ребенок мог произносить только гласные звуки. Девочка оказалась контактной, ласковой и трудолюбивой. И сегодня, спустя почти три года занятий, у нее поставлены и автоматизированы почти все звуки. Осталось только до конца отработать звуки позднего онтогенеза Л и Р. Чуть сложнее с шипящими звуками, но и их мы обязательно поставим.

В прошлом году был у меня еще один интересный опыт. Мне предложили позаниматься с 12-летним мальчиком. Нужно было поставить несколько звуков. Ситуация отягощалась нарушением слуха, а для меня лично еще и возрастом ребенка, так как раньше приходилось работать в основном с дошколятами. Чтобы заинтересовать парня, каждый раз я искала новые формы занятий. И результат не заставил себя ждать. За пять месяцев мы поставили и автоматизировали все звуки.

Удобные дети

— И все же, с кем легче заниматься: с детьми или со взрослыми?

— С детьми. Они более податливые, их проще заинтересовать. Взрослым же часто не хватает на себя времени. Да и на своих же кровинок тоже! Удивляют родители, которые готовы заплатить любые деньги, но не могут (а я считаю, не хотят) выделить своему ребенку 15-20 минут, чтобы позаниматься.

— Наталья, у вас самой есть дети? Много ли времени вы посвящаете им?

— Двое: Полина учится в шестом классе, Захар — во втором. У нас дома есть правило: никаких разговоров о работе. А вот на другие темы общаемся много и часто. Помню, едем как-то с сыном в автобусе, разговорились о войне, о взаимоотношениях между людьми. Как вдруг рядом сидящая бабушка говорит: «Дочка, спасибо тебе, что ты разговариваешь с ребенком». Вы задумайтесь, ведь пожилые люди часто ездят в автобусах, и замечают многое. И насколько редким стало то, что родители говорят со своими детьми, что она решила меня за это поблагодарить?! Ведь все чаще можно увидеть такую картину: родители не видят и не слышат своих чад, потому что глаза смотрят в экран телефона, а уши заткнуты наушниками.

— Да и сами дети овладевают смартфоном довольно рано…

— Я называю таких детей удобными. Сунул ребенку телефон – и можешь заниматься своими делами. Никем не доказана взаимосвязь, но факт остается фактом – чем больше зависимость от гаджетов, тем тяжелее у детей нарушения речи. А сколько сегодня ребятишек с аутичным спектром расстройств? За семь лет, которые я работаю в детском саду, их количество увеличилось в разы! Сегодня почти в каждой группе есть два-три таких ребенка. О группе для малышей с нарушениями интеллекта я молчу.

— И к каждому такому ребенку нужен особый подход?

— Безусловно. Как и к любому другому без отклонений в развитии. Бывает, приходит на занятие малыш, весь словно комочек – ни пальцы, ни шея не двигаются. Начинаешь его поглаживать, рассказывать что-то. Существует даже техника точечного массажа, чтобы подготовить ребенка к занятию. Курсы по нему я прохожу регулярно.

Злая азбука

— Наталья, подскажите, когда родителям стоит обратить внимание на нарушения речи ребенка?

— Как только вы решили стать родителями! Ведь почему при поступлении в логопедическую группу детского сада у родителей спрашивают полный анамнез ребенка: когда начал агукать, лепетать, сказал первое слово? Каждый этап становления речи важен. Сейчас есть программы речевого развития аж с двух месяцев. Помню, когда мои детки были грудничками, я красила губы яркой помадой и разговаривала с ними обо всем на свете. Или вот, к примеру, прыжки – известный всем ритуал, который помогает заложить слоговую структуру слова. Неважно, упражняется ли малыш в прыгунках, на коленях у родителей, на панцирной сетке или батуте, проговаривайте с ним слова по слогам. Например, СА-МО-ВАР. Все это в дальнейшем поможет ему в школе. Кстати, одним из больших зол сегодня многие логопеды и учителя начальных классов считают «говорящие» азбуки. Потому что они учат детей буквам, например, ЭМ или же МЭ, а слова мы складываем из звуков – твердого М или мягкого М'. Переучивать таких ребят очень непросто.

— На что еще стоит обратить внимание перед школой?

— Вместе с логопедом Татьяной Владимировной Турыгиной мы учим детей не только произношению, но и грамотной связной речи, знакомим с лексико-грамматическими средствами языка. Этот процесс требует усилий не только логопеда и ребенка, но и родителей. В нашем детском саду даже есть родительский клуб, в котором мы с педагогом-психологом Юлией Викторовной Шмарихиной проводим совместные занятия для детей, их мам и пап. Играем, учимся говорить грамотно. Как ни странно, сложности возникают чаще у взрослых, ведь для этого опять же нужно найти время.

В ответе за тех, кого обучили

— Наталья, а как вы относитесь к людям публичных профессий, у которых есть проблемы с произношением?

— Честно, осуждаю. Я сама постоянно исправляю людей, которые допускают ошибки в ударении. А уж артистам, журналистам, педагогам, которые несут слово в массы, тем более подобает говорить красиво и грамотно.

— Наталья, знаю, что у вас много профессиональных наград. Какие из них особенно ценны?

— Есть дипломы за участие и победы в профессиональных конкурсах, Почетные грамоты от главы города и Департамента образования и науки Кузбасса. Но особенно ценна для меня Благодарность за отличную подготовку детей к школе от учителей гимназии №1.

А еще для меня очень важна оценка семьи. Муж Костя и дети поддерживают меня во всем. И я горжусь их успехами. Например, в прошлом году дочка победила в областном конкурсе «Эссе». Ее работа так и называлась «История успеха моей мамы». Там есть такие слова: «Глядя на маму, на то, какая она целеустремленная, я решила, что непременно стану учителем, каким — еще не знаю, самое главное, что мамочка является для меня примером в жизни. Я горжусь своей мамулей». После таких слов хочется расти и становиться лучшей версией себя!


* Нарушение звукопроизношения и тембра голоса — он приобретает носовой оттенок.

5 1 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода