Елена Брезгина

Автор: Анна Антипенко. Фото Вячеслав Светличный.

«Удаленка» для первоклашек

С  26 октября все учебные заведения Кузбасса вновь перешли на дистанционное обучение. Снова дети будут получать знания за компьютером.

Весной, когда пандемия только началась, учителям пришлось перестраиваться буквально на ходу – искать новые способы ведения урока, проверки домашних заданий. Как нам сообщили в Управлении образования, беловские педагоги с задачей справились.

А о тонкостях «удаленки», ее плюсах и минусах мы расспросили учителя начальных классов гимназии №1 Е.В. БРЕЗГИНУ.

Мне помогли дочь с зятем

— Елена Васильевна, на удаленку школы перешли еще в прошлом году. Расскажите, как вы осваивали новые методы преподавания?

— В прошлом году у меня был первый класс. Это возраст, когда дети нуждаются в постоянном общении с учителем. У меня был дикий страх – нас никто не учил, как работать, что делать. Возникла ассоциация: меня вывезли на середину озера и сбросили в воду, надо как-то выплывать. Поставила задачу: дети должны меня не только слышать, но и видеть. Нужно общение. Написала родителям – у всех ли детей есть WhatsApp? Оказалось, что нет. У кого недорогой кнопочный телефон, у кого вообще телефона нет. Кроме того, родители работают, и если проводить уроки онлайн, то ребятишки могут не справиться с подключением. Мне помогли дочь с зятем: нашли в Интернете программу записи с экрана монитора. Я могу записывать себя, могу открывать презентацию, водить по ее страницам специальной указкой и записывать голосовое сообщение. В общем, работа пошла. Делала презентацию, записывала урок длительностью 15-20 минут и скидывала в родительский чат. Они могли перейти по ссылке и оставить детей заниматься уроком самостоятельно или под присмотром бабушек и дедушек.

— Почему такой короткий?

— Так положено по СанПИНу. Я, например, говорю: «Открываем тетрадочки, записываем сегодняшнее число и прописываем вот такие буковки (показываю указкой). Теперь, друзья мои, ставим паузу и выполняем задание». Каждый ребенок работает в своем темпе. Написали – снова включают урок.

— А включают ли?

— Видимо, сначала у деток были сложности. В школе же дисциплина – учитель держит темп, идет работа, переменка – по звонку. А здесь велико искушение затянуть переменку на полдня. Но даже не у всех взрослых получается эффективно работать дома. Потом мы с ними договорились: давайте по-серьезному, как в школе: у нас идет урок, значит, мы работает с начала и до конца. А вот переменку можете сделать на 5-10 минут подольше.

— Какие еще были сложности?

— У ребят не было возможности что-то переспросить или уточнить, а я не видела обратной связи: а понятно ли объяснила, усвоили ли дети тему.

— Почему в записи? Так удобнее?

— С вечера рассылала родителям уроки на завтра. Включить их можно было в любое удобное время. Ведь нередко в семье один компьютер на двух и более детей. Какие-то уроки дети просматривали с родителями вечером. Думаю, так удобнее. Кроме того, детки не выкрикивают, не отвлекают друг друга, а если что-то упустили – всегда могут перемотать запись и посмотреть еще раз. Родители мне говорили, что дети очень быстро научились пользоваться этой возможностью: «Сидит, смотрит: «Так, не понял!», и ррраз — перемотал назад».

Каждому доставалась своя доля внимания и похвалы

— Домашнюю работу задавали?

— Так вся работа была домашней, вот ее фотографировали и присылали мне на проверку. Очень трогательно дети сдавали выученные стихотворения. Девочки даже принаряжались и завязывали банты, чтобы записать видео. Все такие серьезные, как в классе. Мне было так приятно!

— Наверное, вопрос о том, усложнилась ли ваша работа, будет излишним…

— Мой рабочий день начинался с половины девятого и длился порой до двух ночи. Кто-то из детей занимался с 8 утра, как в школе, кто-то садился за уроки вечером. Представьте, тридцать человек скидывают выполненные задания по 3-4 предметам. Я постоянно сидела с телефоном, проверяла их и каждому надиктовывала сообщения с оценкой работы. Нельзя же просто посмотреть и ничего не сказать ребенку. Старалась каждого похвалить — столько внимания каждому индивидуально в классе не достается никогда. Потом садилась готовить презентации на следующий день и записывала видео новых уроков.

Никакая дистанционка не заменит живого общения

— Плюсы нашли?

— Да, изначально старалась не думать о сложностях. Но вы только представьте, какой уровень самодисциплины воспитывает дистанционное обучение! Дети получали гораздо больше внимания, ведь на уроке успеваешь одного-двух спросить, еще несколько человек похвалить, чаще всех вместе. А тут каждый получил свою порцию внимания. И я очень благодарна родителям – они очень ответственно подошли к процессу. Тем не менее, хочу сказать, что даже самое замечательно организованное онлайн-обучение не заменит живого общения в классе. Я всегда говорю детям: «Я по глазкам вижу: понял ты меня или нет». Но самое главное – это социализация.

— То есть переводить ребенка на онйлан обучение, с вашей точки зрения, – плохая идея?

— Безусловно, речь даже не о качестве знаний. Школа дает самый главный навык в жизни – умение строить взаимоотношения и жить в социуме. Ведь дети вырастут, станут кому-то супругами, потом родителями, им придется строить отношения в своей семье, в рабочем коллективе – быть подчиненным или руководителем. Устойчивые навыки построения взаимоотношений, умение проявлять чувства, разделять ответственность – это, наверное, главное, чему учит школа.

Разные и дети, и родители

— Елена Васильевна, полагаю это не первый ваш выпуск?

— Да, это шестой мой набор, у меня 26 лет педагогического стажа.

— Нынешние детки отличаются от тех, что были 20 лет назад?

— Безусловно. Меняется само общество, поэтому и ребятишки другие. Современные дети привыкли к динамике: быстрая смена рода занятий, огромный поток информации. Раньше детки были усидчивей, могли дольше концентрироваться на одной задаче. Сейчас, чтобы удержать внимание, необходима быстрая смена «картинки». Мы все сейчас, можно сказать, живем на больших скоростях, постоянно поступает новая информация. Я сознательно порой выключаюсь из этого потока. Включаешь телевизор, а там: убили, ограбили, взорвалось, погибли. Меня это выбивает из колеи.

— А еще какие особенности?

— Наверное, как следствие динамичной жизни дети стали больше теоретиками. Они четко знают, как надо делать, но не всегда применяют свои знания на практике.

— Думаю, дети копируют родителей.

— Абсолютно верно: ребенок учится тому, что увидит у себя в доме. Если родители дома ругают и плохо отзываются об учителе, то авторитет этого педагога для ребенка будет равен нулю, и даже самый прекрасный учитель ничему ребенка научить не сможет. Если мама или папа улыбаются человеку, а за спиной говорят гадости – ребенок получает урок лжи и лицемерия. И странно потом искать виноватого в том, что ребенок врет.

Математику я потом догоню

— Сейчас вообще есть тенденция искать виноватых...

— Да, у детей это проявляется как «Это не я, это он». Вообще, для любого родителя его чадо – самое лучшее. Это нормально для любящих пап и мам. Но когда начинается: «Мой ребенок так не мог сделать, его кто-то заставил, это вы за ним плохо смотрели», мне становится грустно. Ведь если ты признаешь свою ошибку – ты можешь над ней поработать, исправить. А если ты находишь виноватого, то обречен совершать эту ошибку снова и снова. Поэтому я стараюсь воспитать в детях ответственность, насколько это возможно за четыре года. Всегда им говорю: «Я кладу в вашу душу маленькое зернышко и надеюсь, что оно прорастет». Никогда не жалею времени на такие беседы. Математику я потом «догоню», а упустить возможность объяснить понятия «хорошо» и «плохо» я как педагог не имею права.

— Ругать приходится?

— Убеждена, что мои дети и мои родители самые замечательные. Бывает, что кто-то совершает неблаговидный поступк, но я умею прощать и забывать такие моменты. И ребятишки меня прощают, когда я их ругаю, ведь они знают, что я их люблю. Начинаешь разговаривать, убеждать, смотришь – соглашается, слышит. И когда поймаешь этот контакт, так хорошо на душе становится. Думаешь: «Вот и ладно, ты на правильном пути».

— О детях мы поговорили, а как, на ваш взгляд, изменились родители? Получается, что вы имеете дело с постсоветским поколением.

— У меня советское воспитание, и в каких-то моментах мои убеждения иногда расходятся с нынешней системой ценностей. Но я уже говорила, что мне везет с родителями, они у меня очень хорошие, и я им искренне благодарна. Но если говорить об общих тенденциях современности, то здесь опять проглядывает то самое перекладывание ответственности: поиски виноватых, позиция «мне все должны».

Доверие хочется оправдывать

— Сколько лет вы работаете в гимназии?

— Десятый год, до этого работала в 14 школе.

— Отличаются подходы школ к воспитанию и образованию?

— Думаю, сравнивать будет некорректно. Могу сказать, что мне нравится в моем коллективе: здесь каждый увлечен своим делом, знает, что и как нужно делать, и несет полную ответственность за результат. И руководство знает, что мы справимся даже без контроля и давления. Такое доверие и уважение хочется оправдать.

— Никогда не было желания уйти из школы?

— Иногда устаю, говорю: «Все, уйду!». Муж посмеивается: «Ага, если только на пенсию». Отдохну и снова хочется, как говорится, «сеять разумное, доброе, вечное». Значит, я на своем месте.

0 0 votes
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода