Страйкбольная команда «Вепрь»

Страйкбол - один из самых молодых видов спорта в России, но в Белове уже есть команда!
Автор: Олег Быков. Фото Вячеслава Светличного и Юрия Капустина.

Партизаны светлой стороны

…С лязганьем тронулись танки. Этот звук и дрожь земли отдаются где-то в груди: «Броня пошла!». Колонна солдат приветливо машет ревущим машинам, которые пролетают мимо, обдавая гарью соляры и ошмётками глины.

Танки и боевые машины пехоты ушли вперёд с десантом на борту, чтобы первыми занять ключевую высоту. А мы – подкрепление – продираемся через лесок, разрезанный танковыми трассами.

И вот натыкаемся на остановившиеся БМП, башенные пулемёты бьют очередями. Впереди – высота. Увы, противник успел захватить её первым. Колонна рассыпается в кустарнике, применяясь к местности. Перед нами предлесок, с высотки по нам работают автоматчики и снайперы. Подобраться к ним можно или по гряде невысоких холмиков, или через песчаный карьер правее.

Атакуем через холмы, ползём по густой траве, то и дело срезаемой пулями. С обеих сторон летят гранаты. Вспоминаю Эрнста Юнгера, участника Первой мировой: «Гранатный бой – как фехтование, только проигравший взлетает на воздух!». У нас гранаты заряжены горохом, но взрываются по-настоящему, осколки выводят из строя бойцов.

Вот со стороны карьера бредёт «убитый», он повязал красную ленточку на оружие, это сигнал: «Не стреляйте, я всё!». Ещё одна красная ленточка у него на щеке: это струйкой стекает кровь. Пластиковые шарики из страйкбольных автоматов в ближнем бою бьют жёстко: запросто оставят без глаза. Машинально поправляю сеточные защитные очки…

Пользуясь своим нейтральным статусом журналиста (его демонстрирует яркая жилетка), пробираюсь через линию фронта. На высоте обосновались солдаты НАТО, «жёлтые»: американский и немецкий камуфляж, оружие, словно из голливудских боевиков. Удачная позиция: атакующие как на ладони, наступающих «синих» выцеливают короткими очередями среди берёзок. Да, кто первый на эту высоту встал – того и тапки!  

…Прошло уже полдня непрерывных атак. Лесная осенняя ночь. Накрапывает дождь. В старой брезентовой палатке обосновался наш штаб. Потрескивают рации, кто-то наскоро пьёт чай с печеньем, кто-то пытается отчистить оружие от грязи. А некоторые заваливаются спать прямо на земле у края брезента, не обращая внимания на капель сверху, на изморозь, которая начинает покрывать холодную землю. Это – сдавшиеся: у них нет больше сил (или желания) идти в ночную атаку. Бой идёт уже 13 часов…

Рядом с палаткой горит огонь в железной бочке – отогреться после очередной атаки. Там устало горбятся и тянут руки к пламени люди в дождевиках, топорщащихся от амуниции и оружия. Это – «живые трупы», они пришли сюда с точки выброса, где выжидали, когда закончится время их «смерти». Им нужно погреться: все промокли насквозь. Оцепенело смотрят в огонь, делятся понемногу впечатлениями: «У них «ночников» много, не подобраться…». «Ночники» — это приборы ночного видения и тепловизоры.

Кто-то, отогревшись, украдкой уходит в свои машины, припаркованные рядом, в собственные палатки меж деревьев. На них не оглядываются и не укоряют. А кто-то угрюмо поправляет автомат на плече и уходит в ночь: высота всё ещё не взята, там идёт перестрелка, рвутся гранаты. Временами тяжко бухают танковые орудия. Огонь вырывает из темноты то воронёные стволы автоматов, то заросшие лица солдат… Смотришь и перестаешь понимать, где находишься, что это – Донбасс, Сирия?.. Но то, что вы сейчас прочитали, – всего несколько мгновений большой страйкбольной игры.

Страйкбол признали в России видом спорта всего два года назад, но в Белове уже 7 лет существует страйкбольная команда «Вепрь». Народ это непубличный. Бойцов в камуфляже и с оружием могли видеть разве что жители Старо-Белова, гуляющие по лесу. Но для нас «вепри» сделали исключение.

О признанном спорте и неизвестных войнах, идущих на кузбасской земле, нам рассказал нынешний командир отряда «Вепрь», а в обычной жизни стропальщик угольной компании Алексей ТОЛСТИХИН

Алексей Толстихин, Александр Прусов, Дмитрий Симонов, Александр Толстихин.

Правильные бойцы не бессмертны!

— Алексей, расскажи популярно, что такое страйкбол.

— Это командная военно-тактическая игра. Основное оружие в ней – электропневматические приводы, внешне почти неотличимые от реальных автоматов, стреляющие пластиковыми шариками. Не путайте с пейнтболом: краски в шариках нет! Страйкбол поддерживается Министерством обороны РФ во главе с С. Шойгу. 

— Как проходит рядовое соревнование по страйкболу?

— Обычные игры – двухдневные. В первый день мы приезжаем на место, платим вступительные взносы, разбиваем лагерь. Конечно, можно и сразу с колёс вступить в бой, но лучше адаптироваться и заночевать перед игрой, тем более, что география поездок широкая – от Анжеро-Судженска до Бийска. На биваке можно расслабиться, приготовить ужин, пообщаться с другими командами и, чего греха таить, выпить. Сейчас народ в команде понятливый, все свою дозу знают, чтобы с утра быть боеготовыми. Тем более, что на некоторых играх при поддержке Российской армии работает военная полиция, которая уведёт с полигона нетрезвого участника.

А на следующий день после общего построения начинаются игры. Сценарий самый различный: борьба за ресурсы, столкновения рейдовых групп, отражение десанта и т.п. И разный размах: от условного боя двух групп по 50 человек до боя батальонного уровня, где с обеих сторон несколько сотен бойцов.

Самые масштабные в Кузбассе страйкбольные соревнования проводятся на 251-м общевойсковом полигоне Юргинской мотострелковой бригады при поддержке Министерства обороны. В них участвует бронетехника бригады: танки ведут огонь холостыми по опорным пунктам, бойцов перевозят «Уралы» и боевые машины пехоты (БМП), которые стреляют из пулемётов для антуража. В центральной России ещё круче: на подмосковном полигоне в Алабино в страйкбольных боях участвуют гаубицы и вертолёты. Сделал «крокодил» «МИ-24» боевой заход на дорогу – и все бойцы на ней объявлены убитыми.

— А как отряды выбирают сторону? Все в форме…

— Есть две стороны — «светлая» (российская форма) и «тёмная» (форма армий блока НАТО). Страйкбол вне политики, сценарии подчёркнуто не делают акцента на принадлежности солдат. Но это деление удобное: опытный глаз сразу отмечает, где наш камуфляж, а где иностранный. У нас российская расцветка «Партизан», так что мы на светлой стороне силы!

— Кто одерживает победу?

— Сторона, набравшая больше баллов. Баллы начисляются за удержание/захват укреплений, захват каких-то ресурсных источников, подбитую бронетехнику (для этого есть противотанковые гранатомёты с цветными меловыми зарядами), освобождение заложников, – всё зависит от вводных условий сценария игр.

Стандартный бой продолжается 24 часа без перерыва. Это сильное испытание, не всем по плечу, борьба идёт уже просто на выносливость, на характер. Из боя выходят только те, кто был «убит» (попадание шариком в любую часть тела), они отправляются на «мертвяк» — эдакий отстойник для «трупов». Подстреленный должен отметить себя красной ленточкой (ночью – красным фонариком) и уходить открыто, не контактируя с товарищами.

С «мертвяка» ежечасно или реже проводятся выбросы: бойцы «оживают» и возвращаются в игру. За соблюдение правил и начисление баллов отвечают представители организаторов — «игротехи».

— Но как отметить попадание маленьким пластиковым шариком в отдельного бойца, да ещё и на дистанции до сотни метров?

— Это игра на доверии: человек должен признать факт попадания. Да, бывают те, кого на нашем языке зовут «маклаудами» — такими бессмертными горцами, которые отказываются умирать. Это крайне неуважительное отношение, чреватое хорошей очередью вдогонку и штрафами для его команды. Кстати, притворяться мёртвыми  для обмана противника также запрещено.   

— А рукопашный бой бывает?

— При неожиданной встрече, и если народ разгорячился. Обычно он представлен действиями диверсионных групп. Они стараются скрытно пробраться на тыловые коммуникации противника и нападать из засады. Прикосновение имитацией холодного оружия (из пластика или резины) к телу – и ты считаешься убитым. Но в моей практике были случаи, что резались и на поле боя. Однажды мы зажали вражескую БМП с десантом: уехать не могут, при попытке выбраться через люки мы их расстреливаем из нескольких стволов. И тут у нашего «Бандероса» (позывной Антона Иванова) заклинило пулемёт. Он вскочил на броню и устроил резню: доставал из десантного отделения врагов за шкирняк и «резал» одного за другим.      

Когда раны – не понарошку

— На природе и без войны можно получить травмы. А как у вас с этим?

— Не отработанный, не очищенный от мусора и валежника полигон, конечно, чреват травмами. У нас ведь не пейнтбол, где всё игровое пространство может разместиться в одной большой комнате, наши полигоны – это 5×5 км, а то и 10×10. Плюс перемещение в бою. Так что ссадины, синяки, вывихи, проколотые гвоздями ноги – это часть страйкбола.

— А шарики могут ранить?

— Конечно. Поэтому в пределах игровой зоны мы никогда не снимаем защитные очки (с ударостойкими линзами или сетчатые), а тело закрыто камуфляжем, перчатками и т.д. Большинство закрывает и нижнюю часть лица – защитной маской, балаклавой и т.д. Да, бывают «берсерки», которые этого не делают, но это чревато порванными ушами, губами, ноздрями, сколотыми зубами. Нужно понимать, что шарики из «привода» летят со скоростью до 140 м/с и бьют довольно сильно. Во всяком случае, не раз приходилось их извлекать из кожи рук или ног. Выдавил, как прыщ, – и пошёл дальше.

Наступаем добровольно. А отступаем?..

— Трудно ли построить коллектив, который основан на добровольном начале? Тут всё же не армия, все пришли по своей воле и так же могут уйти!

— В этом мне помогает опыт предшественников, особенно Дмитрия Синкина (позывной «Барей»). Дима очень старался передать не только тактические навыки, но и свои психологические наработки по построению команды. Это важно, потому что в любом коллективе есть свой балласт. В страйкболе некоторые видят всего лишь отдых на природе. Не тренируются весь год, потом приезжают, чтобы выпить в компании и отвоевать кое-как. Это я делать не буду, ночью воевать не хочу, и т.д. С последним справиться проще всего: пару лет назад правила страйкбола изменили, и сейчас каждая команда заранее заявляет, кто из бойцов будет сражаться 24 часа подряд, а кто – только днём.  

Дмитрий Синкин.

— Сколько сейчас человек в отряде?

— У нас постоянный и переменный составы. На последних играх в Анжеро-Судженске было 8 человек: Александр Прусов («Прус»), Александр Толстихин («Пряня»), Дмитрий Симонов («Сима»), Александр Котов («Кот»), Егор Хрущёв («Колпак»), Антон Валенюк («Хмурый»), Егор Лабинский («Яга») и я – и.о. командира отряда «Толстый» (прозвище прилипло в армии). Люди самых разных профессий: предприниматели, полицейские, шахтёры и т.д. Есть у нас и свой фотограф – Катя Доронова. На некоторые игры приезжают и ветераны отряда, по возможности. Например, Олег Попов («Гном») работает пожарным, ему непросто выбраться.

— Есть шутка про партизанский отряд, в котором обязательно есть предатель. Она на пустом месте появилась?

— Если бы! Все бойцы – люди разных взглядов, возрастов и темперамента, а инструментов воздействия на них мало. Не может же командир их расстрелять за трусость, как в реальном бою (смеётся)! Конфликты неизбежны. «Вепрь» в 2019 году оказался в трудном положении: часть бойцов ушла с одним из «старичков», который обещал поменять стратегию развития команды. Увы, сейчас они не появляются на соревнованиях.

Но активный костяк остался, а самое главное – осталась непрерывная преемственность, от первого в Белове партизанского отряда имени Дениса Давыдова, который основал наш старший товарищ, альпинист Николай Воробьёв (позывной «Егерь») до нынешнего «Вепря», а это уже больше 10 лет традиции. Есть у нас группа в социальной сети ВКонтакте «Страйкбол Белово «Airsoft42», по которой можно увидеть всю боевую летопись за много лет, есть видеолекции, которые записали для нас ветераны «движа», фотоархив и т.д.

Николай Воробьев.

Я не имею права облажаться, пока не подготовлена замена, не могу рушить то, что наработано до меня. Я могу только добавлять что-то новое к уже существующему. Тот же устав команды остаётся неизменным много лет, есть прописанные правила. Скажем, член команды должен регулярно платить известную сумму на общие расходы, а новобранец должен за год обеспечить себя первичным комплектом вооружения и снаряжения и т.д.     

— Что самое трудное для командира?

— Командиру тяжело нести ответственность. Ты послал людей в бой, ты жив, а они «погибли», идут на «мертвяк», а там начинается горячее обсуждение: «В мясорубку послали… Что это за команды… Лошадью надо было ходить» и т.д.

Тренировки идут даже зимой.

Непросто отвечать за подготовку. Минимум раз в неделю нам нужно отрабатывать тактическое взаимодействие, стрельбу и т.п. Понятно, что все работают, хочется отдохнуть в выходные дни, но если будем отлынивать, то в первой же игре посыплемся. Убедить, уговорить, собрать всех порой непросто. Но сейчас я вижу отдачу от ребят.  

Деньги тоже стреляют

— Страйкбол – затратный вид спорта?

— Нормальный «привод», скажем, «АК-105» (копия современного армейского «калашникова») можно купить за 8-9 тысяч рублей, классический «АК-74М» — за 10-12 тысяч. Всё продаётся: пулемёты, снайперские винтовки, вторичное оружие (пистолеты и пистолеты-пулемёты), ручные гранаты, снаряжённые сухим горохом или пластиковыми шариками, пиротехника и т.д. Самый расходный материал – шары, которыми снаряжается оружие, их покупаем на всю команду упаковками по 3-5 тысяч штук, в среднем за 600 рублей. Одной такой упаковки хватает на 3-4 тренировки или на одну хорошую битву.

В среднем, стартовый набор обойдётся новичку в 15-20 тысяч рублей. За тот год, на протяжении которого он будет проходить начальную подготовку по курсу «Тактик-ПРО» (тактика ведения боя малыми группами), втягиваться в походы, учиться стрельбе (на арендованных «приводах»), согласитесь, несложно даже несовершеннолетнему скопить нужную сумму для закупки снаряжения.

А в целом, пределов совершенству нет. Тот же автомат даёт просто для тюнинга: коллиматорный прицел, трёхточечный оружейный ремень, пистолетная рукоятка, планка Пиккатинни, лазерная указка, новое цевьё и т.д. Всё за ваш каприз, только плати!

— Взносы у вас есть?

— Раз в 3 месяца каждый постоянный боец команды «Вепрь» вносит в общую казну 1000 рублей. У нас есть отрядный казначей «Прус», который регулярно отчитывается в группе о закупках, с чеками. Обычно закупаем на отряд всякие полезные расходники: туристические сиденья-«поджопники», коврики-карематы и т.д. А не так давно смогли купить на эти деньги миномёт. Он уже неплохо проявил себя в бою: обстреляли укреплённую точку, и так удачно, что одной миной скосило почти 20 врагов. Ещё деньги нужны для взносов за участие в соревнованиях: они идут на покупку призов, оборудование полигона и прочее.   

Что думаете, беловчане?

— У вас есть какая-то постоянная база в городе?

— У нас есть полигоны для подготовки. Первоначально собирались на полигоне «Озёрном» в Старо-Белове: там «Вепрь» оборудовал своими силами окопы, укрепления и т.д. Но сейчас чаще собираемся в леске на остановке «Шахта Западная» (Бабанаково). Причин несколько: и от людей подальше, и большая часть команды проживает на окраинах, а не в центре города: в Городке, Бабанакове и т.д. Раньше собирались и в некоторых «заброшках», отрабатывали штурмовые действия, устраивали игры – в ТЦ «Поляна», на цинкзаводе, в здании на переулке Бородина (у старого кладбища), но сейчас всё закрыто или снесено.

— Как народ на вас реагирует?

— Встречая непонятных людей в военной форме и с оружием в лесу? Знаете, хорошо реагируют (смеётся)!  Интересуются снаряжением, расспрашивают, с грибниками мы можем посидеть попить чай у костерка.

В страйкболе есть правильная составляющая. Он втягивает всех в активный отдых на природе, в походы, вызывает интерес к армейской службе, к истории страны. Большинство бойцов служило (скажем, я пришёл после армии). Участвуют в движении и ветераны малых войн, такие как сварщик Никита Золодуев, воевавший добровольцем в отряде легендарного «Мотороллы» на Донбассе. Так что это не советская «Зарница», не детские игрушки.

— А что с официальным признанием?

— В 2018 году страйкбол признали видом спорта в России, есть Федерация военно-тактических игр России, которую возглавляет Михаил Галустян (тот самый актёр и кавээнщик), есть ассоциации на региональном уровне. Но добиться признания в родном городе не так просто. Ещё «Барей» общался с руководством Управления по спорту, но пока движения нет. Зато есть заинтересованное движения к нам со стороны простых беловчан. В команде сейчас, помимо основного состава, 12-13 человек призывников, которые проходят тренировки, из многих будет толк. Двое парней даже ездят к нам из Ленинска и Полысаева. А все желающие могут найти нас в сети ВКонтакте (группа «Страйкбол Белово»).

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0 0 votes
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода