Семейные дела полицейских

Автор: М. МУСОРГСКИЙ.

Как уже сообщал «БВ», в Беловском горсуде начались слушания по делу о громком убийстве. Напоминаем: 8 апреля 2012 года 52-летнего мужчину зарезали, а тело вместе с машиной вывезли в лесополосу на трассе (недалеко от кафе «Юлия»), там облили бензином и сожгли. В деле оказался замешан полицейский, оно вызвало большой общественный резонанс и громкие отставки.

Если раньше сообщалось только об убитом (Ермолаев), киллере (Имаева) и соучастнике (эксполицейский Печёркин), то на суде появились новые «действующие лица и исполнители». Это потерпевшая — дочь убитого Наталья, Елена — жена убитого и сестра Печёркина, а также соучастник О., вывозивший тело, и Д. — ещё один экс полицейский — якобы организатор.

Ещё до начала действа в здании суда появляются корреспонденты телекомпании НТВ, которые уже хорошо знают наш город, ставший неиссякаемым источником для криминальных репортажей. НТВшники снимают начало процесса, после чего удаляются.

На скамье подсудимых трое подозреваемых. Один из обвиняемых – Андрей Печёркин – не дожил до суда. Однако в деле появились новые участники. Молодой участковый Д., обвиняемый ни много ни мало – а в организации хладнокровного убийства – вину  не признал, и его дядя О., которому вменяют перевозку тела убитого в лес и уничтожение доказательств. Третья подсудимая – Имаева, непосредственная исполнительница, — признаёт вину полностью. Вера Имаева — личность интересная: родилась в Ленинске-Кузнецком, не работает и не имеет постоянного места жительства, зато есть восемь классов образования, две судимости за нанесение тяжких телесных и лишение родительских прав. Внешне определить её принадлежность к женскому полу весьма затруднительно: короткая стрижка, мужское телосложение и суровое лицо.

В качестве потерпевшей выступает 21-летняя дочь убитого Ермолаева Наталья. Она рассказала, что со всеми подсудимыми познакомилась только во время следствия. С отцом они жили раздельно после того, как тот ушёл из семьи к молодой женщине Елене, сестре Андрея Печёркина. Роковой женщине 27 лет от роду (Ермолаеву было 52) она работала в полиции. После нехороших событий её отстранили от службы, однако опротестовала это решение и намерена вернуться к работе по защите закона и порядка. Кстати, она имеет полное право на долю квартиры убитого.

По рассказам отца Наталья знала, что после того, как «молодожёны» прожили три года и завели ребёнка, отношения не заладились. Спутница постоянно ругалась, что мужчина приносит в дом мало денег. А в один прекрасный день объявила, что уходит к другому. Кто этот счастливчик вскрылось немного позже, во время допроса свидетелей: тот самый гражданин О., которого обвинили в уничтожении улик.

При этом Наталья не отрицает, что отец был вспыльчив, ревнив, и мог применять силу против изменницы. Другие свидетели подтверждают, что были взаимные ругань и угрозы, битьё стёкол — с одной стороны, и запрет на общение ребёнком — с другой.

За угнетаемую ревнивым мужем сестру вступился брат, начались телефонные звонки с угрозами. После этого вторая дочь Ермолаева (приёмная) возила отца в медпункт фиксировать побои, которые тот объяснил тем, что «Не поделил дорогу с полицейскими». Ермолаев, предчувствуя недоброе, на всякий случай рассказал дочерям где лежат деньги и документы. Затем пропал.

Дальнейшие события описывает уже прокурор:

«Ермолаев пришёл домой к Печёркиным и устроил скандал, закончившийся дракой, соседи слышали крик «Помогите!». Полицейский одержал верх в поединке и связал противника. Затем появляется Имаева, которая выполняет работу киллера – убивает связанного ножом. В следующем действии жизненной пьесы входит О., который на своей машине помогает вывезти в лес тело Ермолаева, Печёркин буксирует туда же машину убитого, которая некстати заглохла, это видят посетители кафе «Юлия». Наконец, сообщники кладут тело в автомобиль, обливают бензином и сжигают».

Где в это время находится Д.? По версии прокурора он, находясь за кадром, осуществляет общее руководство процессом. Он связан с женщиной-киллером, ведь она работала на полицейского. Нет, не была осведомителем, как можно подумать, просто участковый имел небольшой бизнес – покупал по дешёвке старые дома на снос. Имаева и ещё несколько человек сходного рода занятий разбирали постройки, а полицейский реализовывал стройматериалы. Возможно, что она могла выполнять и другие приказы «покровителя». Выслушав эту сторону дела, судья Кеер не удержался от саркастического замечания по поводу аттестации сотрудников внутренних органов.

В заседании объявили перерыв. Дочери Ермолаева и родственники Д. непринуждённо разговаривают, вместе выходят покурить, в общем, вели себя как друзья.

Наталья объяснила, что уверена в виновности одного только Печёркина, и была возмущена, когда следствие выпустило его на свободу. Она объясняет это тем, что следователь не скрывал своей дружбы с подозреваемым и не верил в его вину, заявив: «Он не настолько глуп, чтобы так легко попасться». А на ходатайство о смене следователя девушке ответили отказом. Впрочем, именно нахождение на воле принесло подозреваемому погибель, и Наталья считает, что справедливость восторжествовала. Что до других участников процесса, она считает, что Д. ни при чём, он не похож на убийцу, и она надеется, что суд его оправдает.

После перерыва дали показания родители Д. Отец объяснял, что его сын не мог участвовать в преступлении, так в этот день он лично отвозил его расследовать взлом в магазине «Айсберг» (отец работает водителем в полиции).

Мать Д. в кулуарах поделилась своими соображениями. Она рассказала, что обвинение её сына основывается только на показаниях Печёркина и Имаевой, при этом ей рассказывали, что Печёркин в СИЗО передал Имаевой послание «Вера, меняй показания, а то много дадут», после чего Имаева действительно поменяла показания, а Елена П. до сих пор носит «киллерше» передачи из жалости и сострадания к несчастной заблудшей женщине.

Адвокаты подсудимых от комментариев отказались, сославшись на неоднозначность дела и конфликт интересов.

Следующее заседание суда начнётся 1 марта, а решение о том, кто виновен перед законом, возможно, будет вынесено ещё позже. Однако с точки зрения морали – невиновных здесь нет. Плохо и разрушать семьи, и решать личные проблемы кулаками, и пользоваться служебным положением для поддержания бизнеса. А дело, которое оказывается банальной, хоть и получившей широкую огласку бытовухой, как нельзя лучше иллюстрирует нравы нашего общества и положение в органах внутренних дел.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода