Александр Митюков

– «краповый берет» из 7-го отряда спецназа ВВ МВД «Росич», участник боевых действий на Северном Кавказе
Автор: Олег Быков. Фото Вячеслава Светличного

Самое страшное – не рукопашная, а снайперы

В номере «БВ» от 25 октября 2013 года мы написали о Сергее Коновалове – бойце спецназа, «краповом берете» из Белова. Тогда же мы пообещали, что напишем обо всех наших земляках, носящих почётный и редкий знак отличия – краповый берет.

И вот, накануне Дня Внутренних войск МВД, мы узнали, что в Белове есть ещё один «краповый берет». Его зовут Александр Анатольевич Митюков. Как и Сергей Коновалов, он принимал участие в чеченской войне. Штурмовал Аргунское ущелье и знаменитое село Комсомольское, был несколько раз ранен и награждён медалью «За отвагу». Этот рассказ – о нём.

От сохи – прямиком в элитные войска

Александр МитюковБудущий спецназовец родился в селе Бородёнково Старобачатского поссовета. Никаким спортом сельский паренёк не занимался: не было возможности куда-то выезжать. Но с такой «неспортивной» биографией он попал не абы куда, а в знаменитый отряд спецназа Внутренних войск «Росич» (дивизия оперативного назначения «Дон») — один из самых заслуженных в России.

— Наверное, крестьянский труд закалил, — говорит Александр. – Во всяком случае, я всегда мог постоять за себя, не боялся драки.

Эта крестьянская стойкость очень пригодилась бородёнковскому призывнику, когда он попал на призывной пункт областного военкомата. Поначалу за отличную «физику» Александра определили в команду будущих десантников. Возможно, что «голубой берет» Саша Митюков носил бы так же достойно… Но по ошибке призывник отправился обедать с чужой командой. Вернулся, а «десантный» набор уже переполнен.

— Пойдёшь в спецназ ВВ? — спросили Александра.

— Ну… пойду! – ответил он.

Судьба была решена. В элиту армии – или никуда! Вот так обеденный стол может определить всю дальнейшую жизнь.

Тест спецназовца

Александр оказался в числе 30 кемеровчан, отобранных для испытаний в 100-й  дивизии «Дон» (Ростов-на-Дону). А ёще он оказался единственным (!), кто смог пройти эти испытания и стать полноправным бойцом отряда «Росич». И об этом стоит рассказать поподробнее.

Обычно по прибытии в часть начинается «курс молодого бойца». Пацанов втягивают в армейскую службу. После «курса молодого бойца» и принятия присяги молодые учатся у «стариков» «правильной» жизни.

Тут всё было иначе. С первого же дня – так называемый «тест Купера». Подтягивание, отжимание, пресс, 3-километровый кросс, спарринг – и так по пять раз по кругу вплоть до полного изнеможения. Несколько дней такого «счастья» — и из тридцати кемеровчан осталось только четверо.

Но это была только разминка. По прибытии в Новочеркасск на базу «Росича» началась настоящая гонка. С шести часов утра призывники начинали бегать кроссы: бежишь сам, несёшь на себе товарища, меняешься с ним местами, потом ползёшь. На отдельных этапах – несёшь над головой крупные камни, втроём таскаешь брёвна, как Шварценеггер в фильме «Коммандо». Ещё не умер, родной? Прекрасно! Назад тем же путём!

На финише – завтрак, потом – развод, распределение, кто куда пойдёт: на полосу препятствий, на изучение техники, сборку-разборку оружия, на стрельбище. А ещё – изучение тактики боя, маскировки, десантирования с техники, сбор разведданных, бои на ножах...

Время к обеду. Можно перевести дух, но только на бегу, с автоматами над головой. Бегом, бегом, под протяжную песню «восходящего солнца» — три шага – вдох, три шага – выдох.

Временами кажется, что «Росич» создал какой-то неисправимый бегун: здесь передвигаются только бегом. Шагом никто не ходит. Даже в очереди в столовой бегут на месте: так положено. Быстрее «мечи» в себя усиленные калории, только всё равно исхудаешь! А переваривать харч будете во время чистки оружия! У тебя сегодня ещё кроссы с водными препятствиями, с дымовыми завесами.

— Даже ползти нужно было не просто так, — вспоминает Александр. – Часть времени ползёшь под накатом, под землёй. На открытом участке – ползёшь на спине, чтобы быть готовым отстреливаться. А ещё были воронки, куда заползаешь-выползаешь только на ногах, одновременно прикрывая товарища напротив… (слушаешь и думаешь: все ужасы тренировок американского спецназа, показанные в «Солдате Джейн», — чепуха. – О.Б.)

Стрелять учили по-боевому. Видишь противника – берёшь на мушку, уничтожаешь одиночным прицельным огнём.

Весь этот жестокий курс боевой подготовки объясняется важностью положения «Росича», части постоянной готовности. За 20 минут отряд спецназа должен быть приведён в полную боеготовность и прибыть на бронетранспортерах в Персияновку, где уже стоят железнодорожные платформы, готовые к движению. Регион-то – Северо-Кавказский…

И вот однажды, когда Александр отслужил год, отряд выступил по боевой тревоге. На дворе стоял 1999 год. Боевики Басаева и Хаттаба вторглись в Дагестан…

Действуем по-боевому

Александр Митюков— Никто нам не объяснял, куда мы отправляемся, — говорит Александр Митюков. – Даже о событиях в Чечне услышали не сразу. Глухие слухи – и всё.

А потом – по тревоге в Моздок. Там – много нервозности, «подрывов» (в смысле – подняли по тревоге на выезд), потом – долгий марш по неизвестной территории. Одно было хорошо в Моздоке: здесь, в песчаном карьере, «росичи» сдавали экзамен на «краповый берет». Александр выдержал это испытание и в Чечню поехал окрылённый: «Да мы всех порвём!..» Правда, «краповый берет» получил, а сам берет – нет. Их просто не было.

Александр Митюков на войне был старшим стрелком АГС – автоматического гранатомёта, тяжёлой 30-килограммовой штуки. «Зачем показал, что умею из неё метко стрелять? — часто сокрушался Александр. – Таскай её теперь…». Но часто товарищей спасал именно прицельный огонь АГСа. Хотя и гранатомёт защищал не всегда…

— Самое страшное на войне – не рукопашная, не обстрелы и подрывы. Самое страшное – попасть под огонь снайпера, которого не видишь, — делится наблюдениями спецназовец.

В Аргунском ущелье 2-я группа отряда «Росич», в которой служил А. Митюков, понёсла серьёзные потери от снайперского огня. На его глазах получил пулю в лоб (чудом выжил!) его командир. То и дело слышалось: «У нас – трехсотый (т.е. раненый)… У нас двухсотый (убитый)…». Невидимый стрелок поражал одного бойца за другим, и те, кто ещё не был задет, буквально измучились, вжимаясь в землю. Головы ломило от предчувствия выстрела…

Но война Александра закончилась победной нотой. В селе Комсомольском он брал в плен последних боевиков знаменитого бандита Гелаева. А на временной базе «Росича» в Урус-Мартане Александр получил долгожданный «краповый берет»: старослужащие «краповики» отдали свои береты молодым. И сейчас на голове Александра – берет его друга Эльдара Ахтямова.

Война не проходит бесследно?

Воспоминания не мучают Александра. Почти незаметны шрамы на ноге, голове, ладони. Время лечит. Нет у него пресловутого «чеченского синдрома». Потому что вспоминаются, в первую очередь, друзья.

…Незабываемо катание в арыках, ведущих на виноградники. Резвясь, как дети, бойцы закрывали шлюз, садились в канавку, открывали заслонку – и со смехом улетали далеко в поле под напором воды. Помылись и повеселились заодно!

…Памятно «наказание божье для обжор». Большой казан был полон шурпы с бараниной, все предвкушают пир – а Александра «выдергивают» на выход. Товарищи ехидно делают ручкой. Но Бог всё видит! Боевой выход отменяют, а обжор ставят на посты, и Александр роскошно уминает мясцо на глазах у голодных караульщиков.

…Вышла драка с «гансами» (так в «Росиче» называли артиллеристовО.Б.). Решили всё спортивным путём: кто больше отожмётся. Могучий «ганс» отжался 200 раз, а «краповый берет» Ахтямов… две тысячи раз за один подход!

Сейчас Александру Митюкову 34 года. Уже 13 лет он счастливо живёт в браке, растит двух сыновей. Работает в сфере недвижимости. Война и служба не прошли бесследно: каждый день Александр обязательно занимается спортом. Это – привет от «Росича». А ещё спецназ приучил к трезвому образу жизни.

— Честно говоря, я не часто праздную День спецназа, День Внутренних войск. Эти замечательные дни редко кто способен встретить достойно. Купаются в фонтане, писают за углом, валяются пьяные. Армия приучила меня к тому, что зачёт идёт по последнему. И вот он, последний… пьяница. Что о нас, спецназовцах, могут подумать, глядя на таких «героев»? Спецназовец – для боя, а не для пьянки. Правильно ведь, мужики?! — улыбается Александр.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода