Евгений Юрьевич Ронин

был среди беловчан, прошедших войну в Афганистане. 15 февраля исполняется 25 лет со дня вывода ограниченного контингента советской армии.
Автор: Олег Быков. Фото Вячеслава Светличного

Ронин из Бабанакова

У Евгения Юрьевича говорящая фамилия: Ронин. «Ронинами» в средневековой Японии называли самураев, потерявших господина. Самой судьбой они были обречены на скитания, на бесконечную защиту своих достоинства, чести и жизни. Правители относились к ронинам пренебрежительно, а простой народ любил. Ведь отчаянные ронины нередко становились защитниками крестьян от разбойников и продажных чиновников.

В жизни Евгения Ронина тоже было немало случаев, когда ему приходилось бороться за свою жизнь и достоинство.

Будущий воин-интернационалист родился 25 марта 1964 года в Бабанаково. Родители его работали в геологоразведочной партии, постоянно в разъездах. С малых лет Евгению приходилось учиться заботиться о себе и маленькой сестрёнке. Родители привыкли ему верить: «Женька не подведёт!». Так же думали и ровесники-друзья по тридцатой школе.

Микрорайон Бабанаково с советских времён имел репутацию места, где нужно уметь постоять за себя. Евгений с ранних лет увлёкся спортом: катался на лыжах, играл в баскетбол, волейбол. Неоднократно участвовал в первенстве города по футболу. Его завидное упорство отмечали и учителя: в 9-10 классах Евгений отвечал за спортивную работу в своём классе.

В летние месяцы 1980 года вместе со всей страной Евгений увлечённо смотрел трансляции с Московской Олимпиады. Там выступали его кумиры: бегун Валерий Борзов, чемпион в тройном прыжке Виктор Санеев... И совсем не думалось тогда о далёком Кабуле, где произошла недавно странная заваруха. Но война была уже где-то близко…

Март 82-го, в военкомате – спецнабор «афганской» команды. В числе прочих беловчан в неё попал и Евгений Ронин. В ту пору уже было ясно, что в Афгане Советская Армия занимается не посадками деревьев в кабульских детсадах, а ведёт боевые действия. Но и в мыслях не было «закосить», остаться где-то в Союзе. Спокойно Евгений написал заявление о добровольном желании служить в Республике Афганистан.

— Писали эти заявления под копирку, все, — вспоминает он о тех временах. – Но мне действительно хотелось испытать себя. Хотя и знал, конечно, что настоящая война – это не то, что представляют мальчишки.

После подготовки и акклиматизации в туркменской Иолатани, после ночных и дневных тактических учений, после чая из сушёной верблюжьей колючки («запомни, молодой, её пить можно!»), бойцов перебросили за «ленточку» — на пополнение в 860-й отдельный мотострелковый полк, стоявший в Файзабаде. Кузбассовцу в нём служить сам Бог велел. Часть была сформирована в Кузбассе в годы Великой Отечественной, геройски воевала с фашистами.

Начались боевые будни Евгения Ронина – с проводками конвоев по маршруту Кишим – Файзабад. Получивший специальность пулемётчика, он стал первым номером (наводчиком) 82-мм батальонного миномёта. Перемена специальности не должна удивлять: только спортивный, крепкий парень мог таскать миномёт, опорную плиту, мины... Всё это хозяйство весило не один десяток килограммов. Но не расставался Евгений и с «калашниковым». Нередко приходилось забывать о «самоваре» (прозвище миномётов) и вести огонь из автомата. При Евгении всегда был «лифчик» со снаряженными магазинами («лифчиком» в Афгане прозвали первые разгрузочные жилеты для ношения боеприпасов).

…«Я не слышал разрыва, я не видел той вспышки» — так сказал о войне поэт. Это мог бы повторить и Евгений Ронин. Во время очередного боевого выхода, будучи под огнём душманов, отстреливаясь из «калаша», он внезапно ощутил страшный удар по голове. Больше не было ничего, полная темнота.

Пуля пробила каску и черепную кость, оставив незакрытым «родничок», который пульсировал, как у младенца. Настоящее второе рождение! Как любой новорождённый, Евгений первым делом научился видеть. Зрение вернулось на больничной койке в Ташкенте. Потом он вернул себе способность говорить. Дольше всего сопротивлялась неподвижная правая рука. А «родничок» запечатали железной пластиной.

Война была окончена, начался путь к мирной жизни. Нужно было только сжать зубы покрепче и перетерпеть. И работать, конечно. Евгений, как никто, знает, как нелегко было вернуться к мирной жизни. Но он был верен принципу: «не расслабляться!»

Евгений устроился на завод «Кузбассрадио», женился, появились дети. Он возглавил первую в городе общественную организацию «афганцев», созданную комсомолом.

В свои 49 лет Евгений Юрьевич не позволяет себе расслабиться. Он каждое утро занимается гимнастикой, закаляется по системе целителя Порфирия Иванова. Пробежал по лестнице в одних сланцах и трусах, поклонился на восток солнышку, пожелал здоровья всем людям и – ахнул на себя два ведра холодной воды. Соседи по подъезду давно привыкли к диковинному зрелищу. К закаливанию Евгения приучил отец, который и сейчас в 74 года холодной водой и морозом изгоняет из тела хвори.

Сейчас забот у Евгения прибавилось: как-никак, Олимпиада идёт. Конечно, это не Москва-80, но и Сочи-2014 – зрелище захватывающее. Бывалый спортсмен, как в далёкие 80-е, азартно болеет за родных атлетов. С особенным нетерпением ждёт хоккейных матчей.

— Верю в победу, — говорит Евгений. – Мы привыкли побеждать. На Олимпиаде, на войне. Верю, что и молодые ребята Родину не посрамят!

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода