Сергей Коновалов

24 октября отметил свой профессиональный праздник - День спецназа.
Автор: О. БЫКОВ. Фото В. СВЕТЛИЧНОГО.

Он сдал на «краповый берет»

Спецназ – это элита армии. Ему посвящены фильмы и книги. Но зачастую простой рассказ спецназовца интереснее любого фильма. Потому что стоят за его словами настоящие, невымышленные жизнь и смерть.

Сергей Коновалов – «краповый берет», командир разведотделения 27-го отряда спецназа внутренних войск МВД РФ «Кузбасс», участник военных действий на Северном Кавказе. Он согласился рассказать нам о своей службе.

— Сергей, как Вы попали в ряды спецназа внутренних войск?

— Поначалу меня не хотели брать в армию. Вынесли решение: «ограниченно годен». А службу я считаю обязательной для мужчины, полезной для будущей карьеры. Только в Кемеровском военкомате, не с первой попытки удалось пробиться в армию.  Думал, со слов военкома, что попаду в обычные внутренние войска, и тут сюрприз – служить буду в спецназе.

— Легко было приноровиться к службе?

— Тут мне помогало то, что я занимался спортом. Увлекался пауэрлифтингом в «Витязе», у тренера Алсуфьева, боксировал в своём родном Новом Городке, занимался армейским рукопашным боем. Первый день в части – наматывание портянок, пришивание подворотничков, второй – физические экзамены. Из восьми призывников двое из отряда сразу отсеялись – как раз те, кто не увлекался спортом. Меня вскоре двинули учиться на командира отделения разведгруппы, в учебную группу. После первого года службы решил идти на контракт... в общем, отслужил я три года – с 2005 по 2008-й.

— Вы носите «краповый берет». Считается, что его нелегко получить…

— На «краповый берет» я сдавал ещё до Чечни, на база 19-го отряда спецназа ВВ в Новосибирске. На старт вышли 40 курсантов, а «краповый берет» получили только двое, в том числе и я.

Сначала – общая подготовка. Разберут несколько видов оружия, свалят в мешок – и за минуту собери из железа автомат. Потом – первая медпомощь и работа с рацией Р-159: выходишь в эфир на указанной частоте и связываешься. А потом – марш-бросок!

12 километров, форсирование бродов по горло… Противогаз набрал воды, а тут команда: «Газы!» Стёкла запотели, бежишь, ориентируясь по плечу товарища, уголь в фильтре противогаза окрасил воду внутри – лицо чёрное, как у негра, дышать нечем... Впереди – полоса препятствий.

Важно отстреляться из автомата. Три попытки. Если забил грязью оружие, и оно даст осечку, то с дистанции снимают.

Высотная подготовка: спускаешься на верёвке по стене, в одно окно – гранату, в другое – очередь, и т.д. А ещё – знание катов, кувырки, прыжки.

И самое важное начинается, когда ты полностью вымотан, когда даже руки не можешь поднять: рукопашный бой. Дрались поочерёдно то между собой, то с инструкторами, которые обрабатывают тебя поочерёдно, как грушу. Лицо открыто, только грудь защищена стальными пластинами, вынутыми из бронежилета. Надавали конкретно: носяра распухший, «финики» под глазами. Выдержал: всё же не зря боксом занимался, хотя бы лицо в основном мог закрывать.

И радостный момент: «Время!». Все захлопали, засвистели, подняли на руки, поздравляли. Даже потом, когда, уже переодетый в чистое, перед строем преклоняешь колено, целуешь берет и, встав, кричишь: «Служу России и спецназу!», не был я так счастлив, как после окончания рукопашки. Потому что знал, что некоторые испытания на «краповый берет» приходилось останавливать из-за гибели сдающего: в драке хорошо попали – и всё…

— Как себя чувствовали, узнав, что отправляетесь в командировку в Чечню?

Фото из архива Сергея— Какого-то страха не испытывал. Во-первых, нас к этому хорошо подготовили. Во-вторых, большинство ребят были уже с опытом военных действий. Для многих это была вторая, третья поездка в чеченские горы. Этот опыт нам впоследствии очень пригодился. Всё, начиная от повседневного быта до грамотной тактики, было уже проверено нашими старшими товарищами. Новички составляли в отряде максимум 30%.

— Как встречали  воюющие горы?

— В Чечню мы попали зимой 2005 года, через дагестанский Хасавюрт. Туда приехали отрядные «БТР» и «покемоны» (шутливое прозвище бронированных грузовиков «Урал». — Прим. О.Б.), которые увезли нас в Ножай-Юрт. Это уже Чечня. Обстановку до нас никто не доводил. Подрывы фугасов, обстрелы снайперов, засады – это не война, это «контртеррористическая операция». Но этого мы ожидали, нас к этому готовили. Но многое было и в диковинку.

— Например?

— Очень дикая природа: огромные дубы в горах, пирамидальные тополя, которые я никогда не видел. А ещё грязь и пыль. В жаркую погоду пыли было просто по колено, очень летучей. Пройдёт дождик — и всё тонет в жидкой грязи, похожей на пластилин. Зимы нет. Есть бескрайняя грязь, которая всё измазывает, облепляет. Фото из армейского архиваПыль тоже мешала, особенно по утрам. Стоит туман, мы выдвигаемся на бронетехнике. Туман оседает на камуфляже, смешивается с летящей пылью, превращая её в цемент. Потом форму очень трудно отстирать. Правда, иногда природа «помогала». Однажды группа наткнулась в горах на дикого кабана и подстрелила. Ох, намаялись, затаскивая его на «бэтээр»! Зато потом весь отряд несколько дней жарил и ел шашлыки! Много ели и барбариса, слив, грецких орехов – прямо в горах.

— Наверное, мешала вам не только пыль, но и боевики?

— Пытались. Но у нас был замечательный командир – подполковник Сергей Викторович Зимнухов. Скала: 120 килограммов, 100-метровка за 15 секунд – и это с осколком, застрявшим в ноге! Кстати, когда-то Земнухова и 150 других спецназовцев спас от смерти знаменитый полковник Буданов: он в нарушение приказа прорвался со своими танкистами на помощь окруженным гибнущим спецназовцам и вывез их на броне. А нас, молодых, спасал от смерти своим умным руководством Земнухов. Убитых и раненых прибавилось только у боевиков.  Конечно, войны без потерь не бывает. Когда моя разведгруппа поехала во вторую командировку, уже без меня, то в ней погибли сразу пятеро ребят. Всех я хорошо знал. Двое из них посмертно получили звание Героев России – прикомандированный к группе боец из Северска и лейтенант Цветков из Прокопьевска.

— Как складывались межнациональные отношения?

— Никак. В рейдах и зачистках запрещено общаться с «мирными». Был неподалёку от базы отряда ларёк с чеченцем, кое-что там покупали. Больше в памяти остались попытки провокаций со стороны местных: прыгают прямо на броню и пытаются вырвать из рук автомат. Чтобы мы, значит, открыли огонь по «мирным» жителям. Удивляли и чеченские мальчишки: как-то раз подходит мальчик лет шести. Увидел у меня автомат и сразу: «О-о, Ак-74…» и давай рассказывать ТТХ, как отличник боевой подготовки. Сразу видно, что взрослые ему автомат вместо игрушки давали. Учили «жизни»!

— Может быть, именно такая «подготовка» чеченских детей и заставила вас заняться предпризывной подготовкой беловских ребят? Ведь вы руководите военно-патриотическим клубом «Ермак» в Новом Городке?

С женой Настей и дочкой Алиной— Да, работаем с июня 2013 года в борцовском зале, с разрешения тренера Павла Петровича Кормина. Набрал десять ребят – от 12 до 16 лет, сейчас проходим физическую подготовку. Собираемся на моих выходных (Сергей Коновалов – начальник караула в беловской колонии. – Прим. О.Б.), занимаемся. Работаю на общественных началах. Ребята уже набирают форму: 26 октября собираемся выступать на турнире по военному многоборью в школе №11. Хорошо бы, конечно, купить ребятам форму. Как раз сегодня пробивал финансирование клуба, встречался с главой города И. Гусаровым, главой молодёжного отдела С. Григорьевой.  На турнире будем выступать вне зачёта: официально пока не признаны. Нужно ещё принять в клуб девочек, а с ними я пока не работал. Опыта нет, как и педагогического образования.

— Ну, и этот опыт работы с детьми – дело наживное.

— Да, жена Анастасия родила месяц назад дочку Алину. А Ксюше уже пять лет. Опыта в педагогике становится больше!


Он сдал на «краповый берет»,
Прошел немало.
Таких в Белове больше нет,
Лишь Коновалов!

Один он стоил десяти
В бою, бывало.
Из Городка, широк в кости
Наш Коновалов.

Алсуфьев к штанге подводил:
«Ты ж из металла.
Вес возьмешь», — он говорил.
Брал Коновалов.

Он стал характером стальной –
Сам черт не брат.
Освоил бокс, борьбу и бой.
Бери, комбат!

Его полковник Земнухов
Признал своим.
В разведке все без дураков —
На том стоим.

Он сдал на «краповый берет»,
Прошел немало.
Таких в Белове больше нет.
Лишь Коновалов!

В. НИКОЛАЕВ.

P.S. Эти строки были написаны экспромтом сразу после прочтение материала о Коновалове. При обсуждении в редакции выяснили, что вроде бы в Белове есть еще один «краповый берет». Все же решили пока оставить так, а если есть еще такой боец, то о нем тоже написать. Отдельно. Хоть в стихах! Звоните. Телефон автора 8-905-917-39-02.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода