Татьяна Верхотурцева

17 августа - всемирный день защиты бездомных животных. Олег Быков - о проблемах четвероногих и людей. На снимке – ветеринар Татьяна Верхотурцева. Фото Вячеслава Светличного.

Как любить с холодным сердцем

Рядом с подвальными продухами стоят мисочки, вокруг – многочисленные кошки. Во дворе крутятся собаки – потому что им ежедневно выносят косточки. Целые стаи голубей ждут крошек и семечек…

Наверно, уважаемый читатель, вы часто видели подобные картины. Но вы могли видеть и другое: стрельбу из пневматики по голубям, отравленных кошек и собак. Это – как две стороны одной медали: желание помочь бездомным животным и желание их уничтожить. Поэтому накануне Дня защиты бездомных животных мы пообщались с человеком, который уже многие годы спасает животных от людской жестокости, а порой и равнодушия, – ветеринаром Любовью Владимировной Герасименко.

В её клинику вот уже 14 лет несут и домашних питомцев, и брошенных бродяжек, и диких зверей, – отказа нет никому.  О том, почему жалость ветеринару вредна, кастрация – акт любви, а игла в собственной ноге учит гуманизму,  она рассказала «БВ».

Ветеринарами становятся фанатики

— Как становятся ветеринарами?

— Помню, как я решила лечить животных. Это было в селе Колпашево Томской области. Мне было примерно пять лет, и я сказала бабушке: «Хочу крутить хвосты!». Почему-то мне казалось, что это и будет помощью скотине (смеётся). Скоро стала вскрывать плюшевых медведей и кукол, чтобы посмотреть, что у них внутри, а потом старалась аккуратно зашить. Целую комнату ими набила, устроив там «больницу» с выздоравливающими. Кормила таблетками из домашней аптечки, а так как они не ели, пробовала сама, – и меня несколько раз увозили в настоящую больницу.

Скоро и этого мне было недостаточно, и я стала вскрывать мёртвых собак, сбитых машинами. Разрезала, изучала внутренние органы, потом сшивала. Я это делала только ради того, чтобы скоро начать помогать уже живым животным.   

— Наверно, скоро начали практиковать  на живых…

— Гипс я впервые наложила в 9 лет. Наш пёс Пират сломал лапу. Я просила помощи у проживающей по соседству врача, но та отказалась: это собака, и вообще лангеты по выходным ставить не хочу! И я решила: буду делать сама. Проштудировала книгу «Оперативная хирургия» своей взрослой снохи (она училась в медицинском училище), напоила Пирата водкой для анестезии, развела гипсовый порошок и загипсовала. Потом срезала гипс в положенный срок. А спустя четыре года, в 13 лет, я сама провела первую в своей жизни операцию: удалила грыжу (его у собаки несложно обнаружить даже ребёнку).

Единственная женщина в Чечне

— Какое у вас образование?

— Я окончила институт ветеринарной медицины Омского государственного аграрного университета. Но по профессии стала работать далеко не сразу. Время было голодное, начало 90-х, ветеринару было трудно прокормиться, и я пошла в милицию кинологом: регулярная зарплата, какие-то льготы.

Кинологическая служба при беловском отделе тогда только зарождалась, собаку – спаниеля Олесю – и ту мне подарили сослуживцы. Собачка была уникальная. Это сейчас их натаскивают отдельно на наркотики, на взрывчатку, трупы и т.д. А Олеся была универсалом и могла взять любой след. Помню экзамены, которые нам устраивал начальник ОВД: прятал в своём кабинете наркотики, а мы должны были найти. Олеся всегда их находила. Искали мы труп в тайге, и тоже успешно. Наверно, потому нас и отправили в Чечню!

— Были в командировке? Разве женщин в Чечню отправляли?

— Да, во время второй войны, в 2002 году. Кажется, я была единственной женщиной, которую отправили тогда на войну: это согласовывалось на уровне Министерства внутренних дел. На Северном Кавказе я пробыла полгода.

Работали мы с Олесей в Ханкале, искали мины, даже несколько раз попадали в прицелы телекамер «ОРТ» и «РТР» (ныне Первый канал и «Россия»). Поначалу я соглашалась работать в инженерно-сапёрной разведке, но после двух выходов в поле решила, что быть пушечным мясом не хочу: идёт кинолог с собакой, потом сапёр с миноискателем, и уже последними – опергруппа. Так что подорваться можно самым первым… А тут ещё и «боевые» отменили.

— Долго вы там пробыли…

— Меня отказывались отпускать: нет замены – и всё! Помог только генерал родом из Кемерова, проверявший нашу боеготовность, рассказала ему о своей ситуации, и он приказал вернуть меня в Кузбасс. Поездка домой стала настоящей эпопеей: в Минводах не успела на поезд, сама обвешана бронёй, с автоматом, баулами и собакой, в ночи линейная полиция чуть за террористку не приняла. Потом спасала от местных бандитов двух срочников-дембелей, каким-то чудом на перекладных добралась через всю страну.

Приходи к нему лечиться – и ежонок, и лисица!

— Когда решили открыть свою клинику?

— После командировки я отслужила всего год и решила найти другое место работы. Немного отслужила во ФСИН, но погоны носить – точно не моё. Как раз в это время появилось ощущение, что можно открыть своё дело. И вот 14 лет назад, на голом энтузиазме, без денег, но с опытом лечения животных, таки решилась. Моим главным и до сих пор незаменимым помощником стала Татьяна Петровна Верхотурцева. За это время сменилось немало сотрудников, ведь и работа непростая, и я – человек очень требовательный и ошибки прощаю с трудом. Сейчас с нами также работает моя родственница и ученица Рахиль Герасименко.

— Кого вам приходится лечить больше – кошек или собак?

— Зависит от сезона. Сейчас ждём сентября, когда люди возвращаются с дач. Животные, привыкнув к летней воле, какое-то время будут «дикошарыми». В это время года в Белове большой наплыв собак, которые попадают под автомобиль. Также с конца августа и до октября пойдёт осенняя волна пироплазмоза собак. Пироплазмозных клещей, увы, можно подцепить и в городской черте (последний случай – на улице Юности). Советую сейчас всем владельцам собак внимательно наблюдать за своим питомцем. Уже примерно через 20 минут после укуса клеща моча становится кровавой, температура резко повышается, при отсутствии помощи пёс просто сгорит за три дня.  У нас, увы, уже есть один летальный исход.

— Какое самое экзотическое животное вам приходилось лечить?

— В этом году – полярный совёнок. А так доводилось лечить и королевского удава – молодого ещё, 14-летнего, всего 2,5 метра в длину. Он приехал вместе с красноярским цирком и вдруг отказался от предложенного кролика, изо рта кровь идёт. Мы выяснили, что у змеи разболелись зубы. Обычно они обновляются раз в несколько месяцев, а тут возникли проблемы. Пришлось оказать стоматологические услуги. Иногда думаешь: народ, зачем вы такую живность беретё? Например, принесли к нам как-то ядовитых змей, подобранных в лесу, чтобы просто узнать, чем их кормить в домашних условиях. И смех, и грех…    

— Часто к вам приносят бездомных животных?

— Постоянно. Когда мы работали в районе «Сибэлкома», чаще подбрасывали, как детей. Сейчас таких подкидышей мало, зато много изначально бездомных. Много и диких животных и птиц. Постоянно несут ласточек, коршунов (птицы часто бьются о здания и стёкла, их подбивают охотники и т.д.). Огромное количество ежей, найденных в полях и лесах, покусанных собаками (иголки не спасают маленьких годовалых ежат, если их кусают сзади) или пострадавших от хищных птиц. Был у нас и ёжик, получивший тяжёлые ожоги возле Инского, помогли его выходить («БВ» писал об этом случае 10 мая, — О.Б.). Могут и лису принести: болячки у неё те же, что и у собаки.

Когда деньги – не главное

— Мы писали как-то о группе волонтёров «Доброе сердце», которые выхаживают животных. Они говорили, что в вашей клинике бездомных животных кастрируют-стерилизуют с большими скидками.

— Для волонтёрских групп мы действительно делаем процедуры со скидками Анжелика Жигалова и Оксана Кольяк делают полезное и важное дело. Мы стараемся им помогать в меру своих сил, ведь средств у них совсем немного.

— В чём вообще польза стерилизации?

— Животные становятся более спокойными, нормализуется период гона. К сожалению, хоть мы и делаем порой до 90 операций в месяц, большинство владельцев пренебрегает процедурами. Стоимость стерилизации невелика, шрамы не больше двух сантиметров (огромные разрезы делают только неопытные врачи), всё быстро заживает, но… людям жалко даже небольших затрат на питомца.

Вот, посмотрите на фото: у кошки после родов воспалились парональные железы: нужно вскрывать, обрабатывать, делать уколы. Но… сами видите (Рахиль Герасименко показывает нам переписку в своём телефоне. Суть её такова: владелица кошки боится отдавать её на операцию, дословно: «Она слабая, выдержит? А то деньги потратим, а она помрёт»).

В случае со стерилизацией та же история. Люди находят себе кучу оправданий. Мол, милая бенгальская кошечка, зачем её стерилизовать, тратить средства? А заканчивается половое созревание тем, что владельцы приносят к нам переноску с обезумевшей кошкой, разодравшей им полспины, и бросают на пол, боясь сами к ней приближаться.

Некоторые просто медлят. При беременности свыше месяца у тех же кошек уже нельзя делать стерилизацию. А нам иногда приносят животных на поздних сроках: вскроем, потрогаем матку, а там уже шевелящиеся зародыши. Тяжело тогда на душе, не стоит так затягивать!

О чём нельзя говорить

— Есть ли операция, которую вы отказываетесь делать?

— Когда-то отказывалась делать «мягкие лапки», то есть онихэктомию – хирургическое удаление когтей у кошек. Операция сейчас популярная, хотя и болезненная для животного. Не могла кастрировать: не мной дадено, не мной забрано! Давно это было… А сейчас вот огрубела и могу это сделать. Если у меня возникает вопрос о жестокости процедуры, я просто говорю себе: «Это их ответственность, я просто делаю своё дело!».

— Часто приходится давать консультации по телефону?

— Постоянно. У кого-то кот-«вэдэвэшник» упал с балкона (с 4-5 этажа – при приземлении только «пятки обожжёт», по нашему выражению, или нёбо треснет, а вот если кота развернёт в полёте и он упадёт боком или с большей высоты – тогда повреждения внутренних органов и почти безнадёжная ситуация), у кого-то собаку машина сбила и т.д. Я не стремлюсь обязательно всех затащить в клинику, охотно консультирую.

— А есть вопрос, по которому вы никогда не даёте консультаций?

— Есть: как отравить животное. Я знаю нужные таблетки, но никогда их не назову. Здесь, у нас на столе, у нас на руках умирают кошки и собаки – от запущенного рака, тяжелых травм или огнестрельного ранения. Иногда им можно просто помочь, прекратив муки. Но я чувствую только отвращение, когда приходят к нам и просят такой вот «помощи»: «Собак много расплодилось у подъезда, вы просто подскажите средство, а я уж сама… Ой, они меня пугают!». А меня ты пугаешь, человек, задумайся об этом! Таких людей я сразу «точкую», запоминаю внешность, голос и телефонный номер, чтобы впредь не общаться.

— Часто сталкиваетесь с людской жестокостью и её жертвами?

— Да. Ожоги, колотые и резаные раны, выдавленные глаза... Но в нынешнем году этих случаев поменьше. Даже дети как будто сердобольней. Ребятишки постоянно тащат к нам щенят и котят. Некоторые за день бывают дважды. Нашли котёнка за гаражами, принесли к нам, он получил помощь, поел, его вернули на место – а через пару часов уже другой ребёнок его приносит: «Помогите!». Дети часто из неблагополучных семей, в чём в самих душа держится, а мысль только о том, чтобы помочь братьям меньшим. 

Идёт охота на собак, идёт охота…

— А как вы относились к узаконенному отстрелу бродячих животных?

— Это тяжело принять. Помню, примерно 8 лет назад был особенно массовый отстрел в районе переулка Цинкзаводского, собак убивали прямо во дворах. Целый поток животных, умирающих от отравленных дротиков. Кого-то спасали, кого-то – нет… 

Но нет худа без добра. Тот же стрелок «Белсаха» Олег Фоминых (в настоящее время уже не работает) помогал нам избавлять от мучений умирающих, безнадёжных пациентов: приезжал и делал смертельный укол под нашим наблюдением. Сейчас вот отстрел запретили, но что будет в перспективе? Приютов в городе пока что нет, не дай Бог, кто-то займётся «самодеятельностью». И без того достаточно отравителей и садистов.

— Часто лечили животных, пострадавших от огнестрельного оружия?

— Первая моя профессиональная операция как ветеринара – я собирала по кусочкам череп ньюфаундленда, разнесённый выстрелом из дробовика. Удачно, собака выжила. Но не всегда можно помочь. Однажды кто-то застрелил проживавшую у меня в частном доме дворняжку – подловили на улице. Пёс приполз обратно, перелез ограду и умер. Осмотрела входное отверстие и поняла: его убили из пистолета Макарова. Я знаю, как выглядят следы от «ПМ», не перепутаю с отверстиями от карабина или дроби. Зря, что ли, отслужила в милиции и была в Чечне!

Но чаще мы сталкиваемся с травматическим оружием. В мою собственную собаку – престарелого кобеля, с трудом передвигающегося, – дважды стреляли из травмата, я нашла резиновую пулю во дворе. Мои бернские зенненхунды никогда не покидают двор, им достаточно 14 соток, так что это явно была не самозащита. Просто кто-то захотел использовать собаку, как живую мишень… Как только поняла, что произошло, – в тот же день у меня было установлено видеонаблюдение, несколько камер, которые показывают весь двор и подходы (на экране монитора в клинике – картинки и с домашних камер, — О.Б.).

Что можно посоветовать?

— Какие породы собак не стоит держать дома?

— Хаски. Это настоящее издевательство над животным. Хаски нужно много движения (до 40 км в день), сильные нагрузки, ведь собака выведены для того, чтобы тянуть упряжку. Есть и другие породы беговых собак, вроде шотландского сеттера, которым тяжело в ограниченном пространстве. По своему опыту советую: если всё же решили завести собаку такого типа, а вы не готовы бегать десятки километров в день, то купите подержанную беговую дорожку и приучайте к ней. Хотя бы спать смогут спокойно, а то разнесут весь дом!

— А что с кошками?

— Шотландцы очень спокойны, а вот британцы более агрессивны. Сиамки, вопреки стереотипу, довольно тихие и не злобные и т.д. Главное: если решили взять на себя ответственность за живое существо, то старайтесь подбирать животное себе по темпераменту и образу жизни, не ленитесь изучить историю породы будущего питомца. Подумайте как следует, ради чего вы их берёте. У меня вот несколько собак, но каждая важна по-своему. Мои бернские зенненхунды Люба, Митя и Маша – огромные, но невероятно дружелюбные, радостные, которые часами готовы сидеть рядом и смотреть на меня. С ними отдыхаешь душой.  

Чекисту нужно горячее сердце. А ветеринару – холодное!

— На работе вы диктатор?

— Ещё какой (смеётся)! Мало кто может выдержать мой характер. Родной племянник, который учился у меня, – и тот не выдержал. А всё потому, что я абсолютный фанатик своего дела. Поначалу я ещё промолчу, дам ошибиться – но потом только держись! И скажу, всё, что думаю о человеке, и по рукам ударю так, что отсушу намертво.

Всё это – ради нашего дела. Вот работает у меня моя родственница Рахиль. Человек способный: в 11 лет Рахиль уже училась отделять послед у коровы, в 15 – провела свою первую операцию. Но всё равно к операциям в клинике я подпускаю не раньше, чем человек сошьёт километры марли (на марле хирурги учатся сшивать человеческое тело, это старый способ, — О.Б.). И не дай Боже ошибиться: я внимательно наблюдаю сзади с иголкой в руке и чуть что не так, могу этой иглой ткнуть – и так, что она войдёт в тело. Не потому, что я садист, – а потому, что врач должен понимать, как его неверные действия чувствует пациент, понять его боль на своей шкуре!

— Как думаете, что важнее – образование или призвание?

— Поступило нас в ветеринарный институт 400 человек, диплом получили 60, и вот из них только 3-4 до сих пор работают ветеринарами. Кто-то бросил профессию, кто-то клеймит рыночное мясо в лаборатории, кто-то работает в совхозе, а вот частная практика – только у меня. Нет, в нашем деле нужно призвание, причём осознанное ещё в детстве.

Думаю, любой родитель и воспитатель должен присматриваться к ребёнку и выявлять то, что он любит, к чему стремится. И не пытаться принудить к чему-то, что ребёнок не хочет. В прошлом году к нам пришла 12-летняя девочка, объявившая, что хочет стать ветеринаром. Мама просила за неё, а что в результате? Придёт и… (Л. Герасименко выразительно потыкала пальцами в воображаемый экран телефона) сидит в Интернете безвылазно. А потом стало ясно, что она просто выполняла желание мамы, сама не имея никакой тяги к врачебному делу.

— Каким должно быть главное качество профессионального ветеринара, на ваш взгляд?

— Холодное сердце. Я знаю, что меня иногда окружающие обвиняют в чёрствости, в отсутствии жалости. Когда-то, делая первые уколы телятам на практике, я физически чувствовала их боль – но эти времена давно прошли. Чтобы помогать, нужно очерстветь. Это не значит, что я не люблю животных, совсем наоборот. Но я понимаю, что врачу не нужно пропускать боль пациента через своё сердце, он быстро сгорит и мало кому поможет. Пациентам нужны не наши слёзы, а качественная и быстрая помощь.

Ещё нужно привыкнуть к людской неблагодарности. Ты можешь помогать – а твои советы и помощь будут впустую. Частая ситуация: мы лечим животное, даём рекомендации, прописываем процедуры, их очерёдность – а питомцу всё хуже. Оказывается, что человек, из потребительского эгоизма или глупости и невнимания, их игнорировал, отказывался от повторных приёмов.

По счастью, есть и другие примеры. Вот Арчи (огромный доберман лежит на кушетке рядом с хозяйкой и косится на нас, — О.Б.), переел, что ему противопоказано, но рекомендации выполняются и он поправится. А вот Майка (со второй кушетки на нас смотрит лайка, — О.Б.). Ещё зимой она была совершенно невменяема после лечения у других ветеринаров: ничего не помнила, не могла даже ходить. Режим, таблетки по расписанию, капельницы в срок, – и ей стало получше. И всё потому, что владельцы ответственно относятся к тем, кого приручили.   

— Вы говорили, что ветеринар должен быть фанатиком своего дела. Стараетесь растить фанатичную смену?

— Про Рахиль я уже говорила. А тут уже подрастает племянница.  В два года она сообщила, что хочет стать врачом, в два с половиной – поставила под моим наблюдением внутримышечный укол, глазом не моргнув. Шприцы и бинты – любимые игрушки! Смотришь опытным глазом и уже понимаешь, что будет толк. Есть и другие девочки, подающие надежды, – одна учится в медколледже, другая – ещё школьница. Называть имена не стану, посмотрим, что будет дальше!

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода