Ольга Мастяева

- майор юстиции, одна из тех, кто верен долгу и выбранной профессии. 6 апреля отмечала профессиональный праздник - День работников следственных органов.
Автор: Анна Кайка. Фото Вячеслава Светличного и из архива межмуниципального отдела МВД "Беловский"

Нестандартный подход

Считается, что в следствии случайные люди отсеиваются сами собой. Остаются те, кто по-настоящему верит в справедливость закона, сохраняет верность долгу и выбранной профессии. Однако есть следователи, которые, казалось бы, в этой строго регламентированной кодексами сфере, находят место для нестандартного подхода в своей работе. К таким, по мнению начальника межмуниципального отдела МВД России «Беловский» полковника полиции Евгения Власова, можно смело отнести майора юстиции Ольгу Мастяеву. «Если нужно подобрать ключик к душе самого матерого преступника, распутать ниточки сложного дела, сумев подойти к нему нестандартно, — делится своим мнением Евгений Юрьевич, — и дело у Ольги Владимировны, то я всегда уверен, преступник получит по заслугам».

Нужно успевать, пока в сознании

Когда в дежурной части межмуниципального отдела МВД России «Беловский» раздался очередной тревожный звонок, старший следователь Мастяева только вернулась в подразделение с места происшествия. Мечталось вымыть душистым мылом руки, сделать глоток вкусного чая, почувствовав его аромат и приятное растекающееся по всему телу тепло, как все в одну секунду рухнуло. Медсестричка, заступившая на первое дежурство, сбивчиво объясняла оперативному дежурному, что к ним поступил молодой мужчина с проникающими ножевыми ранениями в область шеи. Майор Мастяева, на ходу прикидывая в голове возможные варианты развития событий, коротко произнесла: «Поехали. Нужно успевать, пока в сознании».

Потерпевшим оказался водитель со стажем. За полночь возвращался со смены. Промозглая погода, беспросветная тьма — и вдруг фары выхватили силуэт человека, голосовавшего на дороге. «Выручить надо, в такую погоду хороший хозяин даже собаку из дома не выпустит», — промелькнуло в голове у водителя, и он нажал на педаль тормоза. На том была вязаная шапочка, черные куртка, штаны и ботинки – лаконичный набор описания заурядной внешности. Незнакомец открыл дверцу, сухо поблагодарил за отзывчивость и сел на заднее сиденье, несколько смутив водителя. Решив не поддаваться нехорошему предчувствию, он внутренне успокоил себя, выдавил педаль акселератора, как в это же мгновение почувствовал резкую боль в области шеи. Удар ножом порвал кожу, и хлынула кровь. Пытаясь уйти от ударов, он сумел остановиться и выскочить из машины.

Эти показания легли в основу протокола опроса потерпевшего. Ольга Владимировна, стараясь получить максимум информации за краткий временной промежуток, отведенный медиками, задавала ему четкие вопросы. Картина была предельно ясна, но проверять, а зачастую перепроверять на первый взгляд очевидные факты –кредо Ольги Мастяевой. Не стала она торопиться с выводами и в этот раз. Поэтому, когда спустя несколько часов к ней в кабинет оперативники завели нападавшего, установленного «по горячему», и она услышала диаметрально противоположную версию случившегося, она даже не удивилась. Привыкла за 17 лет службы. Всякого насмотрелась…

«Теперь учись и схватывай, как надо»

В 12 лет, твердо решив стать следователем, в 19 она уже пополнила ряды городской полиции, мягко скажем, удивив своим выбором родителей. В первое дежурство также оказалась в больнице у изголовья кровати потерпевшего. Стесняясь, еще слабо понимая, что от нее требуется, она деликатно задавала вопросы, выясняя детали произошедшего. Опытный следователь — наставник, с легкой улыбкой наблюдавший за происходящим, коротко спросил: «У тебя все? Теперь учись и схватывай, как надо». Сразу усвоив, что самоутверждаться на выбранном тернистом пути придется в кратчайшие сроки, она уже спустя 10 дней службы, подписала свое первое постановление о водворении задержанного в изолятор временного содержания.

Еще одна «картина маслом»

Картинка воспоминаний сменилась реальностью. Подозреваемый со свежими ножевыми ранами кистей рук рассказывал, что опоздал на автобус и решил добраться на попутке. Водитель сразу показался ему подозрительным, но выбор был невелик: или мерзнуть на дороге, или рискнуть и доехать с незнакомцем. Для собственной безопасности он принял решение сесть на заднее сиденье. Водитель тронулся с места и включил поворотник, только указывающий на поворот в совсем другую сторону. По словам задержанного, почувствовав неладное, он попросил водителя остановиться, но тот и не собирался этого делать. Тогда он предпринял попытку выскочить из машины. Хозяин машины резко остановился, пассажир выскочил на дорогу и вдруг получил первый удар по голове. Отбиваясь, он увидел в руке водителя нож, но сумел повалить его на землю. Тот при падении неудачно вывернул руку и сам ранил себя в шею. Как говорится, еще одна картина маслом. 

Следственный эксперимент

Следователь проанализировала показания, оценила правдоподобность каждой версии и приняла решение назначить следственный эксперимент с привлечением судмедэксперта и использованием манекена.

— Мне было необходимо определить реальную возможность совершения конкретных действий и потерпевшим, и подозреваемым, в том числе за определенный промежуток времени, — рассказывает Ольга Владимировна, — и путем совершения различных опытных действий после реконструкции обстановки и иных обстоятельств произошедшего я доказала вину изначального подозреваемого, который пытался ввести меня в заблуждение.

Невербальная психоаналитика

В основу уголовного дела, расследованных Ольгой Владимировной, легло жесткое избиение парнем молодой девушки, после которого та стала парализованным человеком, потерявшим память. Однако подозреваемый признавать свою вину не торопился. По его словам, он нанес ей всего две пощечины, после которых таких последствий для ее физического состояния наступить не могло. Следователь нутром чувствовала, что он нагло ей врет и насмехается, пользуясь недееспособностью потерпевшей, но факты были не на ее стороне. Тогда она назначила психологическое исследование подозреваемого. Приглашенному высококлассному специалисту по невербальному общению была поставлена задача выступить «детектором лжи», определив в ходе проведения допроса по мимике и жестам подозреваемого, какие он дает показания. В итоге результаты проведенного исследования внесли существенный вклад в доказательную базу этого дела, которые учел суд, и подозреваемый оказался за решеткой.

Языком жестов

Впрочем, однажды Ольге Владимировне довелось самой стать посредником в общении с задержанным. Подозреваемый в совершении квартирной кражи «играл в молчанку», пока не выяснилось, что он малограмотный глухонемой. Чтобы его допросить в присутствии адвоката, был приглашен сурдопереводчик. Но специалист, владеющий языком жестов, был обескуражен скудными познаниями доставленного в этой науке. Тогда ей на подмогу пришла сама следователь, начав вместе со специалистом разгадывать примитивный язык жестов задержанного.

— На том допросе все вместе разгадывали его головоломки, — с улыбкой рассказывает майор юстиции, — но зато он остался довольным, что его поняли».

Ей доверяют самые сложные дела

Увидев впервые следователя Мастяеву, складывается ложное впечатление о мягкости ее характера. Приятная внешность, большие выразительные глаза, негромкая хорошо поставленная речь. Кто знает ее ближе, без исключения отмечают ее фанатично-трепетное отношение к дочери и маме. О таких женщинах говорят: домашняя, уютная. Но своим трудолюбием, терпением, непреклонностью, стремлением к справедливости она сломала этот стереотип. Ольге Владимировне доверяют самые сложные, многоэпизодные дела, точно зная, что она сумеет доказать вину подозреваемых, и они окажутся на скамье подсудимых.

Однажды майору юстиции Мастяевой довелось расследовать уголовное дело, возбужденное по факту причинения тяжкого вреда здоровью молодой женщине. 19-летние подонки ради забавы зверски истязали ее несколько часов, прижигали утюгом, сбрасывали в подпол. После их задержания, несмотря на то, что они имели постоянное место жительства, положительно характеризовались, не были ни разу судимыми, она сразу избрала меру пресечения в виде заключения их под стражу. Чтобы затянуть расследование и попытаться уйти от ответственности, один из выродков ткнул себе иголкой в зрачки радужной оболочки глаз. Однако Мастяева сумела привести доводы суду, и выйти из-под стражи ему так и не удалось. Все фигуранты этого дела были признаны виновными в совершении тяжкого преступления и осуждены.

Дело ее жизни

Сейчас Ольга Владимировна уже с улыбкой вспоминает, как молоденькой девушкой, она выезжала на места происшествий в составе следственно-оперативной группы, возвращалась домой поздно ночью. Романтика! Глаза слипались, и так хотелось просто выспаться, не говоря уже об обыденных радостях обычных людей – потанцевать, сходить в гости, по душам поговорить с мамой… Но она, чтобы приглушить звук и не разбудить домочадцев, ставила печатную машинку на одеяло, и снова на бумаге под копирку вереницей выстраивались факты, эпизоды, преступники, статьи Уголовного кодекса…

«Я считаю, первое, к чему должен быть готов человек, решивший стать следователем, — жертвовать личным, свободным временем во благо службы, — делится своими мыслями майор юстиции, — по-другому стать профессионалом просто не получится, этим надо жить». Порой усталость валила с ног, хотелось все бросить и уйти, но она собирала всю волю в кулак и снова бралась за дело, потому что уверена: быть следователем — дело ее жизни.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода