Алексей Кузнецов

23 Февраля – День защитника Отечества. Гвардии сержант запаса Алексей Кузнецов – участник военного конфликта в Нагорном Карабахе.
Автор: Алсиня Шулепко. Фото Вячеслава Светличного.

Супершкола Алексея Кузнецова

Профессия — Родину защищать — никогда не устареет. Да, после Великой Отечественной войны на территории СССР войн не было, а вот конфликты – не редкость. Участие в их разрешении – это тоже защита Родины.

Беловчанин Алексей Кузнецов принял участие в вооруженном конфликте в 1990 году в Нагорном Карабахе, где еще в 1987 году возник конфликт между армянами и азербайджанцами. Только 5 мая 1994 года был подписан Бишкекский протокол о перемирии.

Алексей в свои 18 лет имел за плечами специальность сварщика и звание кандидата в мастера спорта, призывался в армию физически подготовленным. Михаил Астахов — тренер Алексея по парусному спорту — нес службу в Беловском военкомате, он предложил своему воспитаннику идти в десант, куда, впрочем, он и сам собирался.

Сегодня Алексей Александрович — гвардии сержант запаса, работает начальником монтажного участка в строительной организации «Магистраль-Энерго», это спокойный, уверенный в себе человек, активный участник «Союза ветеранов Афганистана» и «Боевое братство», занимается общественной работой.

Другой мир

Молодому спортивному парню хотелось испытать себя, свои знания и способности. Он знал, что основная задача десантуры – работа в тылу. На первом этапе в ПВО (противовоздушной обороне) противника пробивают «дырки», через них «борты» забрасывают десант в тыл врага. Гаубицы, БМД и все тяжелое вооружение на платформах «прыгает» вместе с десантом. И если противник шел в наступление, то ему приходится менять тактику и часть сил перенаправить в тыл, для встречи «гостей». А гости должны быть готовы к любому повороту событий, здесь помощи ждать неоткуда, надежда только на себя.

В реальной операции десантнику лишний сухарь с собой не взять, ведь приходится прыгать с полным вооружением, его вес может достигать 60 кг, при таком приземлении кости трещат, но об этом он узнал позже.

Вот как Алексей вспоминает те годы:

«Моя служба началась в декабре 1989 года. Нас привезли в Туркмению, здесь в 110 км от города Кушки (самая южная точка СССР) располагалась 56-я бригада ВДВ. Сибирякам привыкать к местному климату тяжело. Зимой температура ниже -5 не опускалась, было очень влажно, казалось, что все сырое до последней нитки. А летом очень жарко. Воздух сухой, раскаляется настолько, что из-за этого даже земля трескается. Не поверите, но мы на подоконнике яичницу жарили. Камень кинешь на асфальт, от удара появляется вмятина, воздух дрожит, как гель. С 13 до 17 часов – перерыв, предприятия и организации закрываются, на улицу выйти невозможно, а если вышел, то тепловой удар обеспечен. В августе, когда начинался сбор арбузов и дынь, воздух становился сладкий и «лип» к коже.

Туркмены — миролюбивый народ: скромные, небогатые, глубоко религиозные. В те годы еще все говорили на русском. Отцы-командиры новобранцев постоянно инструктировали: если выходишь в город, помни об обычаях и традициях местного населения. С женщинами и девушками (многие носили чадру) общаться нельзя! Даже время не спрашивать. А если женщина работает, к примеру, продавцом в магазине, то говорить только по существу дела».

К слову сказать, молодых солдат опасности подстерегали не только в общении с жителями, в этой местности водились ядовитые змеи, опасные насекомые — тарантулы, скорпионы. Местная река Мургаб кишела заразой, по ней плыли трупы животных. «Болезнь грязных рук» – гепатит – косила ребят. Алексей в детстве переболел желтухой, ему эта болезнь была не страшна, а те, у кого иммунитета не было – легко заражались. В столовой ложки лежали в растворе хлора, руки мыли постоянно, чуть ли не песком оттирали. У каждого была фляжка с отваром из верблюжьей колючки, его использовали как антибактериальное средство и чтобы утолять жажду.

Командовал бригадой полковник (в настоящее время генерал) Валерий Геннадьевич Евневич. Для солдат это был отец-командир, настоящий батя, он заботился о подчиненных. В чайной и в магазинах, где продавали продукты и промтовары для солдат, было все, о таком снабжении можно было только мечтать.

4 февраля 1990 года, после того, как новобранцы прошли курс молодого бойца, Алексея в составе сводного батальона отправили в Нагорный Карабах.

История конфликта

Путь был долгий, пункт назначения — город Баку. Шли колонной, с собой взяли только легкую бронетехнику: БМП (боевая машина пехоты), БМД (боевая машина десанта) и колесную технику.

Погружаясь в воспоминания, Алексей оживляется, его память воскрешает события 26-летней давности:

«Начинались беспорядки. Нас подняли из-за нападения на военный городок Бакинского гарнизона, где служили армянские офицеры с семьями. Конфликт между Арменией и Азербайджаном, имевший давние исторические корни, вновь разгорелся. В конце 80-х годов депутаты Нагорно-Карабахской автономной области обратились с ходатайством о выходе из состава Азербайджана и присоединении к Армении (территориально область принадлежала Азербайджану, но среди местного населения подавляющее большинство составляли армяне). Отказ вызвал протест. Незадолго до распада Советского Союза в Нагорном Карабахе состоялся референдум, на котором 99% населения высказалось за независимость от Азербайджана. Официальный Баку не признал итоги голосования и упразднил автономию Карабаха. Так на спорной территории начался вооруженный конфликт.

В числе нападающих были обыкновенные люди — местное население, они разграбили военные части, взяли в руки оружие, кадровые военные примкнули к ним. Советская власть была парализована».

Миротворцы

Приказом президента Горбачева применять стрелковое оружие, тем более тяжелое вооружение, на территории Нагорного Карабаха было запрещено. На спорные территории ввели войска МВД, КГБ, мотострелковые подразделения, ВДВ подошли в составе сводного батальона (400 человек).

Задача военных заключалась в том, чтобы встать заслоном между противоборствующими сторонами, исключить между ними контакты.

Выставляли посты, выходили на патрулирование. Оружия изымали очень много, особенно когда проводили зачистку кишлаков. Слухи и разведка работали молниеносно. На операцию еще только выезжали, а в кишлаке уже всё знали, мужское население уходило в горы. Солдаты искали тайники. Смотрели, где свежая кирпичная кладка, где бетон залили или закатали новый асфальт, значит здесь что-то спрятали. В горах постоянно встречали растяжки, мины были итальянские, немецкие, американские.

Ситуация в Нагорном Карабахе осложнялась еще и тем, что рядом проходит граница с Ираном. В приграничной зоне служили только пограничники, но и десантников направляли для усиления в Мигринский погранотряд.

А. Кузнецов с горечью продолжил:

«Ребята из рядового состава рассказывали, что иранцы постоянно нарушают границу, экипированы натовским оружием, их задерживают «пачками», сажают в армейские «УАЗики» и увозят к особистам.

К счастью, попытка интервенции через наше южное подбрюшье провалилась, и если бы мы тогда не остановили их, еще не известно, что бы сегодня было в Азербайджане. Армяне по отношению к нам были настроены более лояльно, и мы это ценили: в зоне конфликта стреляли постоянно, а у нас на вооружении только штык-нож и саперная лопатка. Правда, некоторые ребята саперные лопатки затачивали до остроты бритвы. Лопатка, если ее пустить в ход, то шансов не оставляет».

Военная специальность

У сержанта Кузнецова в военном билете указана специальность «Командир отделения орудий», — это офицерская должность. Дело в том, что непосредственный командир Алексея — старший лейтенант Шахрай – заметил смышленого парня и каждую неделю стал давать ему список литературы, солдат шел в библиотеку, изучал, а потом «сдавал» экзамены. Они вместе садились, брали в руки карты и проводили виртуальные стрельбы. Рядовой выступал за командира гаубицы Г-30, а командир был руководителем стрельб, ставил задачи. С тех пор математика, геометрия, математический анализ в голову Алексея забиты железными гвоздями. Никаких логарифмических линеек и калькуляторов, он в уме делал вычисления до третьего знака после запятой.

Алексей: «Люблю точные науки, до сих пор благодарен моей школьной учительнице математики, заслуженному учителю РФ – Александре Григорьевне Кирьяновой, это она научила меня хорошо считать».

Что в сухом остатке?

После возвращения из Нагорного Карабаха 56 бригада ВДВ получила вымпел «За выполнение боевых задач в республиках Закавказья».

Все знают, что ситуация на спорных территориях до сих пор  не разрешена до конца (недавно была вспышка), но советские миротворцы добились того, что войны нет, есть вялотекущий конфликт, а это совсем другое дело.

За время службы у Алексея Кузнецова появились настоящие друзья. Он служил с Юрием Горбуновым (тоже из Инского). Юра был в личной охране командира батальона, парень широкоплечий, в двери только боком проходит (занимался греблей), в годы службы выглядел устрашающе — ходил с двумя пулеметами на плечах. Сейчас живет в Новосибирске, предприниматель. Олег Челятдинов служил пулеметчиком, Витя Воронов и Эдик Манеев — в артдивизионе.

Свою любовь и признательность мамам погибших ребят или инвалидам- участникам локальных конфликтов Алексей выражает просто: весной заводит микроавтобус, берет микроплуг и ездит по дачам, пашет землю.

В заключение беседы Алексей признался:

— Об армии худого слова не скажу, это самое большое приключение в жизни. Армия для нормального мужика — это супершкола, нет ничего круче.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода