Семья Хитровых

27 ноября - День матери. Беловчанка Евгения Хитрова - мама троих близнецов.
Автор: А. Луговая. Фото В. Светличного

А счастье в жизни всегда рядом

Евгения ХитроваВ это воскресенье, 27 ноября, мы празднуем светлый праздник, посвященный всем мамам. Автор этих строк побывала в гостях у беловчанки Евгении ХИТРОВОЙ, чтобы познакомиться с ней и с ее замечательными семилетними сыновьями, близнецами Игорем, Романом и Костей.

Поздравляем, у вас будет тройня!

— Мне было 24 года, когда на УЗИ во время первой беременности мне сказали: поздравляем, у вас будет тройня! — рассказывает Евгения. — К такому повороту событий я была морально почти готова – у мужа в роду были и двойняшки, и тройняшки. А вот к моим родителям с такой новостью подошли аккуратно: устроили семейный ужин, пообщались, затем не спеша рассказали о том, что у них ожидается сразу три внука — Игорь, Костя и Роман. Имена мальчишкам мы дали заранее, назвали сыновей в честь друзей мужа. Они потом стали крестными наших детей.

— Как протекала беременность?

— Из восьми месяцев четыре я пролежала в больнице. По общему состоянию на тот момент, по моим представлениям, так чувствует себя, наверное, восьмидесятилетняя бабушка: тяжело двигаться, одышка. Организм на все реагировал остро. Постоянно были то уколы, то лежала под капельницами. Мы с мужем решили, что рожать я буду не у нас в городе, а в Кемерове.

— Как прошли роды?

— Рожала под общим наркозом. При многоплодной беременности положено присутствие сразу трех бригад в операционной, поэтому вокруг меня было много людей. Это почему-то врезалось в память. В себя потом приходила тяжело, произошла большая кровопотеря. Наверное, из-за этого я все время куда-то проваливалась в своем сознании, никак не могла зацепиться за реальность. Наконец, начала оживать, на третий день даже пыталась вставать. Только на четвертый день я наконец-то увидела Костю и Игоря. И только через неделю я практически с боем добилась встречи с моим третьим сыном — Романом.

— Что-то произошло?

— Оказалось, что все это время Роман находился в реанимации для новорожденных. Мне вначале это никак не объяснили, сказали лишь, что так нужно. Дни шли, у меня все так же не было никакой информации, но уже было понятно, что происходит что-то не то. И вот через неделю нас, мамочек, повели на обследование, проходившее на том же этаже, где размещалась реанимация. Говорю медсестре, мол, что хотите, делайте, но я никуда не уйду, пока не увижу своего ребенка. Буду стоять здесь, пока не упаду, но вы меня с места не сдвинете. В итоге меня одели в стерильное белье и позволили зайти, и я впервые увидела сына. Роман лежал в кювете, абсолютно неподвижно, дышал только с помощью аппарата искусственного дыхания. Сообщили его диагноз -  ДЦП.

— Что по этому поводу говорили тогда окружающие?

— В роддоме были такие индивидуумы, причем, даже среди врачей, которые высказывались мне, мол, у вас есть двое здоровых детей, зачем вам нужен ребенок-инвалид? Откажитесь. Один раз меня и вовсе позвали в другую палату, там был какой-то человек: небрежно наброшенный халат, дорогие часы, хороший парфюм. Начал задавать мне общие вопросы, затем спросил: «А как вы думаете, он жить-то будет?». И тогда меня осенило: это кто-то из администрации. Дело в том, что с тройней дают квартиру, видимо, не знали, как со мной поступить. Я прервала разговор, пошла к докторам и сказала, что еще один такой визит — и я тогда за себя не ручаюсь. В тот момент я перестала быть тихой и стеснительной женщиной, поняла: мне предстоит бороться, и для этого нужен характер.

Справились с Божьей помощью

— Как близкие узнали о болезни Романа?

— Вначале я все переживала одна, затем рассказала мужу. Дима, конечно, испытал шок, но он, как и я, хотел только одного: чтобы наш сын выжил. И мы решили пока близким ничего не рассказывать. Врачи делали все от них зависящее, а затем наш лечащий доктор сказал, что ситуация такая: на вчерашний день Рома был первым на выписку из реанимации в палату интенсивной терапии, но ночью у него опять остановилось дыхание, и его снова подключили к аппарату. Он посоветовал покрестить Романа, мол, он не раз наблюдал в реанимации, как после крещения что-то меняется в лучшую сторону. Объяснил, что в больнице есть церковная комната, там можно найти батюшку и матушку, и что к детям в реанимацию они выезжают сразу.

— Вы провели таинство?

— Конечно. Муж выехал к нам в больницу, помню, как позвонил и спросил, мол, на что ему настраиваться – знакомиться или прощаться? Но ни у меня, ни у кого не было ответа на этот вопрос. Само крещение прошло в церковной комнате, без ребенка. Потом мы с батюшкой пошли в реанимацию, нас переодели во все стерильное и на 20-30 секунд разрешили открыть кювет, поставить внутрь него иконку и помазать Романа. Затем впустили нашего папу и крестного. И тут я заметила, что у моего мальчика отключили аппарат искусственного дыхания, он дышал сам! И мне наконец-то разрешили к нему прикоснуться, я потрогала его крохотную ручку. У малыша дрогнули реснички, он немного приоткрыл глазик – мы познакомились и с Божьей помощью начали выкарабкиваться из этого ада, имя которому – неизвестность.

— Мама, мама, пойдем к нам, я что покажу тебе, — в комнату, где мы разговариваем с Евгенией, вбегает мальчишка, озорная улыбка во всю довольную мордаху. – Ну, мам?

— Подожди немного, Роман, сейчас мы договорим с тетей и я к вам приду, — обнимает Женя сына.

Хитровы— Роман? – удивляюсь я. – Но ведь… извините, диагноза ДЦП совсем не видно?

— И очень хорошо, что не видно, — улыбается Женя. – Врачи, конечно, замечают, но в целом наш Ромка – как все. Он у нас молодчина, стойкий характер. Перенес уже несколько операций. И хотя никто из медиков никаких прогнозов на будущее не дает, я верю в хорошее. Без веры жить невозможно. Нам, когда выписывали из роддома, говорили, мол, ой, как у вас все плохо. Но когда мы увидели, что ребенок пополз, появилась надежда. Врачи нам тогда, как и сейчас, ничего не обещали, а сказали прямо: вы берете домой «батон», потому что это ребенок, который будет только лежать, без вариантов. Время все расставляет по своим местам. Мы много занимаемся с Романом, и это дает свои результаты.

Я не настолько сильная…

После рождения тройни и заболевания Романа жизнь словно продолжала испытывать Евгению на прочность. Когда мальчикам было всего год и восемь, трагически погиб глава семьи Дима.

— Муж вышел из дома, и я его больше никогда не видела, — Женя говорит очень тихо, все еще, чувствуется, болит душа. – Семь месяцев мы не знали, что с ним. Это было самое мучительное время. Сердцем чувствовала беду, Дима не мог столько времени молчать и даже ни разу не позвонить. Но верить в самое страшное не хотелось. Знаете, есть любовь с первого взгляда, а есть сногсшибательная. Так вот у нас именно такая и была. Мальчики очень похожи на отца.

— Связь с родственниками мужа поддерживаете?

— Да, у меня очень хорошая свекровь. Татьяна Федоровна много времени проводит с внуками. Мне вообще повезло, в этом плане жизнь балует. Мама моя, Татьяна Ивановна, меня ободряет сильно. Это для нас с мальчиками надежный тыл. Господь нас без помощи не оставляет.

— Говорят, Бог дает испытания по силам…

— Когда молюсь, прошу у Бога здоровья близким. И при этом всегда добавляю: «Господи, если есть там что-то еще для меня, то, пожалуйста, хватит испытаний, я не настолько сильная…»

Вначале сами путали мальчишек

— Главная трудность в общении с близнецами делать все одновременно для троих, — улыбаясь, рассказывает Евгения. – Мы в этом плане приноравливались, как могли. Например, при кормлении подкладывали маленький полотенчик под бутылочки со смесью, тогда их можно было не придерживать руками. С Димой у нас вообще было расписано дежурство. Половина ночи до шести утра – его время, с шести до двенадцати – мое. А там уже наступает день, когда с делами проще управляться.

Хитровы Хитровы

— Не путали вы мальчиков?

— Возможно, Игорь при рождении был Костей, — шутит Женя. – Конечно, это случалось. Поэтому мы стали возле бровей у Кости зеленкой рисовать маленький кружочек. А потом думаю – ну почему Костя все время с пятном? Решила поменять, зеленка досталась Игорю. В итоге сами же запутались тогда, Костю покормили два раза, а Игоря ни одного.

Хитровы— Кто старший?

— Игорь. Затем Роман и Костя. Но говорить об этом у нас не принято, Костя очень обижается, если слышит, что он младший. Поэтому как-то раз мальчики переговорили между собой и решили, что пусть Костя будет старшим. Берегут друг друга братья, хотя дома устраивают потасовки на каждом шагу.

— Роман знает, что он – особенный?

— Нет. Я говорю просто, что у него ножка болит. Стараюсь не обращаться с ним как с неизлечимо больным. Если сын упал, он знает – вставать нужно самому, я руки не подам, – он должен быть сильным, ведь впереди длинная жизнь, в которой нужно уметь держать удар.

Хитровы— Как у Романа дела в школе?

— Он у нас парень старательный, и читает и пишет не хуже остальных. Правда, пишет медленно. Две недели назад его перевели на индивидуальное обучение, чтобы сын мог заниматься на приемлемой для него скорости.

— Вас мальчики разыгрывают пользуясь тем, что они близнецы?

— Пытаются. Например, могут поменяться кроватями. Но я-то их узнаю, а вот в школе, когда они меняются местами и, видимо, иногда отвечают друг за друга, им этот трюк удается.

— Характеры отличаются?

— Очень. Роман самый стойкий. Например, нужно ставить уколы. Зайдет, все вытерпит. Костя терпит, но эмоции уже показывает. Игорь же несколько раз просит показать иглу и шприц и место, куда будут укол ставить. И если я поцеловала одного так, а другого немного иначе, то это может стать поводом для обиды, мол, ты меня не так поцеловала, ты меня меньше любишь.

— Как вы кормите детей сейчас?

— Стараюсь организовать правильное питание. Хлеб даю по минимуму, дома его у нас почти не бывает. Вместо конфет – финики, вместо сахара – курага. Грудку куриную готовим, то есть, чтобы жирного было как можно меньше. Нет такого, чтобы я готовила 5-литровую кастрюлю на несколько дней вперед. Стараюсь так: приготовила, съели сразу свежим. Не нужно нам с детства перекармливаться, тем более, что есть у нас в родне склонные к полноте. Утро мы начинаем с зарядки – это железно.

— Чем в свободное время занимаетесь, если такое есть?

Хитровы— Игорь и Костя уже четыре года играют в хоккей. Год назад мы ходили в музыкальную школу: Игорь и Костя играли на флейте, Роман на пианино. Пробуем свои силы везде. Затем у нас открылась арт-студия «Радуга», Роман там занимается рисованием. Ему очень нравится. Я хожу на занятия фитнесом, дома занимаюсь с обручем и гантелями. Дурачимся, музыку слушаем. Иногда устраиваю домашний косметический салон, делаю очищающую маску из того, что есть под руками. Хотите, и вас научу? 1 ч.л. желатина, 4-5 таблеток активированного угля и несколько ложек молока – так, чтобы получилась густая масса. Ставите на водяную баню, все перемешиваете и затем в несколько слоев наносите. Эффект потрясающий! Я не могу без дела находиться. Все вокруг должно быть в темпе, в движении. Хотя конечно, можно было бы закрыть в комнате шторы и часами горько плакать, жалуясь на судьбу. Но какой в этом смысл?

— А как вы умудряетесь хорошо одевать мальчиков ? Цены-то на вещи «кусаются».

— В Интернете на сайтах отслеживаю распродажи. Это очень выгодно, потому что хорошие вещи можно брать с 50-70, а иногда и 90 процентов скидки предоставляют. На самом деле это совсем не сложно, главное приноровиться. Праздники мы все отмечаем дома. Так и по деньгам выгоднее, чем в кафе, да и вкуснее.

Живите просто и любите жизнь

— Так много всего вы перенесли за последние семь лет. Тяжело вам, конечно?

Хитровы— По сравнению с теми, кому действительно тяжело, мне — терпимо. Тяжело — это когда гибнут все близкие прямо на глазах. Тяжело говорить с мамами, у которых дети никогда не встанут, несмотря ни на какое лечение. Главное – мой сын жив. Поэтому нужно радоваться и не раскисать. Знаете, на двери нашей детской реанимации висела табличка, где было написано, мол, мы понимаем ваши беды, ведь мы такие же люди, как вы. Но вы, пожалуйста, здесь не плачьте, нам эти эмоции не нужны, нам работать надо. Хотите поплакать – сходите лучше в церковь или еще куда, но здесь вы должны сохранять спокойствие. Когда впервые это прочла, то подумала: надо же, какие они злые, зачем они так написали, ведь мамам очень тяжело, они не знают, увидят ли они своего ребенка живым. И все стоят, и все равно плачут перед этой железной дверью. И только потом поняла, что не от злости это написано. Некогда им нюни распускать, они каждую минуту спасают чью-то жизнь. Если тяжело – сохраняйте спокойствие. Это всегда поможет найти выход даже из самой сложной ситуации.

— Что пожелаете мамам нашего города?

— Здоровья в первую очередь. Живите просто и радуйтесь тому, что есть. И помните, что счастье в жизни всегда рядом, особенно если не просить много.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода