Василий Тавлуев

– потомственный защитник беловской природы - рассказал "БВ" о борьбе с браконьерами
Автор: Олег Быков. Фото Вячеслава Светличного и из личного архива В. Тавлуева

Главный защитник природных заповедей

На наших страницах нередко появлялись охотничьи новости. То открывается сезон охоты на водоплавающую дичь, то браконьеры подстрелят животное в заказнике, то подводятся итоги массового отстрела бобров, обвинённых в подтоплении кузбасских дорог...

Освещать эти события «БВ» помогал главный защитник природы в Беловском районе – государственный инспектор Департамента охраны объектов животного мира Кемеровской области Василий Николаевич ТАВЛУЕВ. Накануне Дня работников заповедного дела он улучил время между лесными рейдами и заглянул в редакцию.

Чем богаты угодья?

— Чтобы понять, что вы защищаете, расскажите, чем богат Беловский район? Какие звери у нас водятся?

— Из добываемых птиц – рябчик, глухарь, тетерев, утка. Есть косули, медведи, лоси. Раньше, особенно в советские времена, лося можно было без проблем встретить у Дунай-Ключа и Уропа. Теперь их можно встретить разве что в заказнике «Бунгарапско-Ажендаровском» (на границе с Крапивинским районом), где они зимуют, немного в Кумзасском и Бачатском обходах. Недавно в район зашёл кабан.

— А как хищники?

— Есть лисицы, рыси, а вот волков немного. Когда-то в районе волчьи логова были в большом количестве (особенно вблизи Каралды), а сейчас волки – чаще пришельцы из соседних районов. Волк – он же постоянно в движении, проходит сотни километров.

Иногда волков становится слишком много. Например, 5-6 лет назад на фермерских полях за Уропом оставили на зиму зерно. Со всего района туда сбились косули, а вслед за ними пришли и волки. Сперва порезали косуль, потом, когда стало нечего есть, пришли на станцию Зубровскую. Загрызли собаку, дежурную по станции сутки держали в осаде. Пришлось нам на снегоходах приехать, распугать «санитаров леса».

— Есть виды на грани исчезновения?

— Есть животные, на которых не выдаются лицензии ввиду их малочисленности – это косули, зайцы-русаки, перепёлки, сурки. Например, совершенно исчезли сурки на Караканском хребте. Раньше стоило постоять там немного – и услышишь писк, за день заметишь десятки сурков. А теперь вековые норы пусты. Не знаю, в чём причина. Возможно, повлияли взрывные и карьерные работы на хребте: базальтовые породы осыпались, и суркам пришлось покинуть место обитания.

А лицензия на лося у вас есть? Естественно… нет

Василий Тавлуев— Как бы вы описали современного браконьера?

— Браконьеры у нас двух видов. Первый – это богачи, которым просто хочется показать свою «удаль» и состояние. Закупили дорогостоящее снаряжение, оружие, снегоход и гоняют по лесам. А есть и другие браконьеры. Из документов – только справка об освобождении, оружие нелегальное, чтобы затруднить отслеживание и не тратить деньги на регистрацию и хранение. Живут они в притаёжке, вышел за калитку – и пошёл на промысел.

— Говорят, что браконьер, особенно на селе, охотится ради прокорма…

— Скажу честно: если бы дело было так, можно было бы понять человека. Только вот ради пропитания достаточно добыть лося раз в год, а не вырезать всю дичь в округе подчистую, не щадя даже самок с детёнышами! Часто добыча ведётся не ради пропитания, а ради продажи мяса беловским «голодающим», которые любят полакомиться медвежатиной и лосятиной. Сам добытчик может быть при этом гол, как сокОл.

Есть, например, один браконьер в Беловском районе. Он уже не раз судим – и зверей убивал, и людей. Уже на второй день после выхода на свободу он был в тайге! Семья у него немаленькая, денег постоянно нет – но всегда есть хорошее ружьё и снегоход. Откуда «дровишки»? А всё просто: снаряжение ему дают те, кого он снабжает свежим мясом.

— И как же с этим бороться? 

— Сейчас снегоход у него забрали. Надеюсь, что не вернут: никому не хочется лишиться такой дорогой игрушки!

Ходи да оглядывайся!

— Часто вам угрожают?

— Чего только не бывало. Но угрозы – это ерунда. А вот когда тебя пытаются застрелить, сбить машиной или снегоходом – это уже совсем другое дело. И такое у меня бывало. От браконьера вообще чего угодно можно ждать. Меня вот несколько раз вызывали в райотдел полиции: якобы я застрелил лошадь одного браконьера по своей «природной злобности». Пуля, извлечённая из конской туши, не моя: у меня нет оружия под 308 калибр, всё в мою пользу – а вызовы к дознавателю один за другим. Только после того, как я собрался обратиться в прокуратуру и службу собственной безопасности, от меня отвязались. Только после этого преследование прекратилось.

— И машиной давят?

— Давили и меня, и моего отца – Николая Ивановича Тавлуева. Он старый таёжник, более 30 лет возглавлял беловское общество охотников, работал в охотнадзоре. К счастью, он не пострадал. 

— И ради чего браконьеры могут давить егерей?

— Отец и мой товарищ Евгений Мальков едва не погибли, когда пытались задержать браконьеров, забивших убитыми косулями вахтовку. Вахтовка протаранила «уазик», отбросила его в снег. Дело даже дошло до стрельбы. Браконьеры вырвались из леса, но не смогли скрыться. Взяли их в тот же день с поличным – с забитой дичью, оружием. Так знаете, что сделал браконьер, чтобы отомстить Малькову? После обыска он пошёл в стайку, придушил там поросят – а потом написал заявление, что это Мальков их удавил!     

Браконьеры-милиционеры охотились… на людей

— Хорошо, что никто не погиб!

— А вот раненые бывают, в том числе – и ваш брат-журналист. Опять-таки в 90-е был случай, когда браконьер подстрелил собственного корреспондента газеты «Кузбасс» по Беловскому району Виктора Савельева. Он принимал участие в рейде по Мариинскому району вместе с нами – членами оперативного отряда.

Встретили большую компанию охотников, приехавших поохотиться на весеннем перелёте на гусей. Многие были нетрезвы, в том числе и присутствовавшие в компании милиционеры. Мы изъяли у одного из милиционеров два нелегальных ружья, всё оформили. И вот когда уже отъезжали, у нас посыпались задние стёкла: обозлённый милиционер стрелял по машине из табельного ПМ. 

Я был за рулём и не пострадал, Жене Малькову пуля пробила воротник бушлата, а вот Виктору Савельеву, сидевшему сзади, повезло меньше – он получил пулю в правую лопатку.

— И что же с этим милиционером стало?

— А ничего не стало. Стрелявший по людям капитан был оперативником 6-го отдела милиции – по борьбе с бандитизмом. Понаехало его новосибирское начальство в папахах – и скоро дело прикрыли. Насколько я знаю, этого «борца с бандитизмом» быстро отправили в Санкт-Петербург, на курсы повышения квалификации. Сейчас, небось, уже полковник. А пуля так и осталась под лопаткой журналиста: врачи не рискнули её извлекать.

(Бывший журналист газет «Беловский вестник» и «Кузбасс» Виктор Николаевич Савельев, ныне проживающий в Таштагольском районе, подтвердил правдивость этой истории. Как и тот факт, что ранивший его капитан милиции Лях, по сути, никак не был наказан за этот поступок. – О.Б.)

— Ну, это «лихие 90-е»…

— Думаете, многое изменилось? И сейчас, к сожалению, есть полицейские, которые проводят досуг вместе с браконьерами. Трясут корочками и высокими связями…

Охотники с битами

Василий Тавлуев— Скоро зима наступает, появятся снова браконьеры-снегоходчики. Как с ними бороться?

— Все в округе знают, какой у меня снегоход – казённая «Тайга». Я её «снегосмехом» называю. Поймать крутой снегоход на ней невозможно – скорость слишком маленькая. Тут браконьер не только сбежит, но и добычу успеет увезти. Угнаться трудно, разве что импортные снегоходы увязнут в снегу по руль: такие случаи были.

— Слышал, что со снегоходов часто охотятся не только с ружьями, но и с палками. Можете рассказать?

— Я сам поначалу удивлялся, зачем на некоторых снегоходах видны огромные, два метра в диаметре, сачки. Оказалось, ими ловят косуль. Те не могут бегать быстрее 60 км/ч – куда им сбежать от скоростного снегохода! Поймают – и даже стрелять не будут, просто зарежут или забьют битой. Биту с собой брать удобно – всегда можно сказать, что на бейсбол отправился по снежку… А сами косулю несчастную забивают… Ну, что тут скажешь: варвары, одно слово!

Теперь вокруг деревень зимой даже не увидишь следов от охотничьих лыж. А зачем ходить в лес на лыжах, если знаешь, что снегоходчики всю дичь или распугали, или перебили?  

Легендарные суслики и бобры – «враги народа»

— Идёт ли традиционный телеутский промысел – добыча суслика?

— В пору химизации сельского хозяйства суслика практически не стало. Сейчас суслики немного оживились. Вблизи Коротково несколько раз сам видел, как они перебегают дорогу.

Насколько я знаю, сейчас телеуты предпочитают ездить за сусликом в Алтайский край и Новосибирскую область. В прошлом году как минимум трое бековцев уже были оштрафованы на Алтае за отлов сусликов. Они ведь ездят с флягами, и пока каждый добытчик не засолит целую флягу сусликов, назад не поедет. Можете себе представить масштаб истребления зверьков. Алтайцы приметили этих добытчиков и стали бороться.

От себя добавлю, что традиционный промысел – это замечательно. Но разве такой массовый забой имеет отношение к традиционному образу жизни? Суслик на завтрак, обед и ужин – а через несколько лет легендарного суслика вы увидите только в виде чучела в музее.

— Да, и под землёй от добытчиков не скрыться…

— Барсуки от браконьеров очень страдают. Их норы раскапывают до дна, убивают бедолаг целыми семьями. В некоторых местах района, например, в Инском и Моховском обходах, можно натолкнуться на ямы, оставленные браконьерами.

Нора УАЗ

Я недавно с моим помощником Эдуардом Гегелем на лесной поляне провалился колесом в такую яму. Она была прикрыта кустами, припорошена снегом. Стенки там отвесные, глубина не меньше двух метров – настоящая могила! Я лично вытаскивал из подобных ям охотничьих собак, полуживых от голода. Они, выслеживая барсуков, проваливаются, а если хозяин не найдёт питомца, тот запросто погибнет в яме.

И что самое печальное: барсуки на эту ископанную землю почти никогда не возвращаются. Как и бобры не возвращаются на те места, где истребили их семьи и сломали плотины.

— Помню, два года назад бобров в Кузбассе массово отстреливали…

— Бобров тогда чуть ли не врагами народа объявили – мол, все дороги они затопили, все леса по корень спилили! Весной начали отстрел. И каков результат? Например, на реке Пихтовка (Инской обход) была плотина с хатками. Жили бобры там издавна. Плотину уничтожили, бобров вытравили с собаками, постреляли всех. И всё – они уже не вернулись! В других местах есть, а сюда боятся заходить. Это уже уничтожение не просто животных, но мест их обитания.

Держи оружие крепче!

— Как я понимаю, с оружием вы не расстаётесь?

— Без него никак. Сейчас у меня табельный пистолет «МР-71». Мало ли что может произойти при моей работе. Тут ведь иногда приходится ружья из рук нарушителя выдёргивать.

— Это как же?

— Сейчас пойдёт сезонное нарушение – будут «фарить», т.е. ездить по полям, ослепляя дичь светом фар. Например, охотятся на зайца, который в такую погоду выходит на дороги, чтобы подсохнуть. А мы тихо едем за браконьерами с выключенным светом. Стоит им подстрелить зайца и пойти подбирать, как «Раз!» — и мы включаем свет. В таких рейдах мне несколько раз удавалось даже, подобравшись вплотную к машине, выдернуть торчащий из неё ствол – к полной неожиданности владельца.

— Есть ли в районе животные, численность которых нужно регулировать?

— Да, есть. Это бродячие собаки. Раньше в правилах охоты было обязательное предписание – круглогодично отстреливать бродячих собак и серых ворон. Сейчас такого нет, но разумный человек понимает, как вредны бродячие собаки. Сбившись в стаи, они режут зайцев, молодь косуль, наносят немалый урон фауне – уже потому бродяжек в лесу стоило бы отстреливать. Они совершенно не боятся человека. Волк бросится на человека только раненый, загнанный – а собака и на человека кидается, и на снегоход. Даже на машину!

— Это как?

— Возле Степного я заметил стаю бродячих собак. Они загнали колонка на тополь и ждали, когда он упадёт. Когда подъехали, они просто кинулись на «уазик»: мол, наша добыча!

В тех же местах бродячие собаки практически истребили сурков. Приезжаю однажды – а там пустота: трава не поедена, троп сурочьих нет. Что случилось? И только приехав осенью, я понял, в чём дело. У сурочьей норы я заметил крупную собаку. А когда подъехали ближе – из норы вылезла и мелкая собачонка. Они охотились вместе: мелкая выгоняла сурка из норы, а крупная убивала! От этих собак удалось избавиться, и сейчас сурки снова расплодились.

— Бродячие собаки – проблема и для города…

— В сосёнках уже сейчас обитает стая из примерно 15 собак, были случаи нападений на людей и домашних собак. Минувшей зимой за сосёнками, в районе городской свалки я ехал на снегоходе и заметил стаю из семи собак. Остановился и вдруг вижу – они меня обступают. Без лая, готовы уже напасть! Я объехал эту стаю. Вскоре заметил след снегохода и повстречал самих снегоходчиков: обычные отдыхающие, с жёнами. Они мне рассказали, что эти самые собаки только что на них напали и едва не покусали.

— А по человеку вам приходилось стрелять?

— Нет, и слава Богу! Но бывают случаи, когда браконьер открывает огонь по полицейским и егерям. Некоторым из этих товарищей что по беременной лосихе, что по человеку выстрелить – всё едино. В крайнем случае, мы имеем право применить табельное оружие для самообороны.

Семейные дела

— А как вы отдыхаете? Там же, где и работаете, – на природе?

— Иногда могу и сам поохотиться. Выезжал как-то с сыном в Крапивинский район поохотиться на уток, а сам вспоминал, как в детстве охотился в Новосибирской области со своим отцом. Двести патронов тогда на день не хватало… А добытую утку тут же принимали заготконторы, обменивая по курсу «одна утка – один патрон». Ничего не пропадало!

— Понятно – с детства на охоте... Но как совместить стрельбу по животным с их защитой? И вообще, может ли охотник любить природу, ведь он убивает животных?

— На этот вопрос никто не знает ответа. Но и охотиться можно по-человечески, блюсти неписанную заповедь: не навреди, не бери лишнего, цени, то что есть! Другой природы у нас нет.

 

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода