Рай у каждого свой

Человек всю жизнь для себя что-то открывает. Журналист открывает не только для себя, но и для читателей.
Автор: Анна Антипенко. Фото автора

За две предыдущих поездки гиды рассказали мне о Таиланде все, что сочли нужным. Да только вот страну я видела из окошка автобуса с наклейками турфирмы по бортам. Поэтому в этом году было решено — едем сами! Купили с мужем два билета на самолет до Бангкока и забронировали номер в приглянувшемся отеле. Савади кха (Добро пожаловать – тай.) в экзотику.

Город Ангелов

DSC_0334Название столицы Таиланда внесено в книгу рекордов Гиннесса, как самое длинное в мире. Для меня произнести, а тем более запомнить его — задача непосильная. Тайцы называют его просто — город Ангелов — суперсовременный зеркально-бетонный мегаполис и забытое Буддой деревянное поселение — в одном флаконе. Столица королевства «двухслойная»: верхний Бангкок — хай веи (скоростные платные дороги), скай трейн (небесное метро) и небоскребы; нижний — грязные тротуары, забитые пробками улицы и непрезентабельные строения. Если смотреть со станции «метро» — вокруг сверкающие стеклом и неоном здания деловых центров и отелей. Если спуститься вниз — у подножия гигантов грудятся маленькие магазинчики, сомнительные кафешки и убогие таунхазы. Трудно представить такую терпимость в России... Это как если бы в Москве, на Рублевке, возле забора замка олигарха приютился старый завалившийся домик бабушки-пенсионерки. И никому не мешал.

Блуждая по улочкам Бангкока, сложно понять — где обитают те самые Ангелы? В пентхаузах, царапающих крышами небо, или в душах имеющих ангельское терпение бедняков? А может быть, в бесчисленных храмах, играющих на солнце белизной и позолотой?

Храмы Ночной Бангкок Каналы Чая Прайя

Sky Train "Бетонные джунгли" "Нижний" Бангкок "Нижний" Бангкок

Вокзал Мочит

Познакомившись с достопримечательностями и вдоволь набродившись по узким столичным улочкам, переходим к следующему пункту плана — поездке в Камбоджу. До границы можно добраться разными способами, но мы не ищем легких путей и решаем ехать на обычном Сух. паекрейсовом автобусе. На входе в вокзал попадаем в руки охранника, который, поинтересовавшись, куда мы держим путь, называет номер кассы. Английский (инглиш) у тайцев очень своеобразный в плане произношения, его шутливо называют «тайглиш». Наткнувшись на непонимание с нашей стороны, таец ведет нас к нужному окошечку чуть ли не за руку. И любезно объясняет кассиру, куда мы хотим ехать. За 468 бат (1 бат примерно равен 1 рублю) получаем два билета и указания, в какую сторону двигаться на посадку. Сам вокзал не слишком опрятный, но это место не для туристов. Зато перрон примыкает к стене вокзала и отгорожен от стоянки автобусов стеклянными раздвижными дверями. Внутри перрона работают кондиционеры, и температура остается приятно-прохладной. А ожидать посадку можно сидя на лавочке. Нам бы такую заботу о пассажирах...

К слову, о заботе — практически везде тайцы крайне охотно помогают «фарангам» (так местное население называет белых). Они поставили задачу сделать страну максимально привлекательной для туристов. И каждый житель страны охотно участвует в общем деле. Доброжелательность, гуманные цены, готовность повышать уровень сервиса, всеобщее стремление развивать этот бизнес — и не надо сказок про Йети.

Поначалу внушают опасение стоящие на привокзальной площади хлипкие автобусы, чем-то похожие на наши старенькие «Икарусы». Но подъехавший почти новенький бас их развеял. Внутри — большой плоский телевизор, кондиционеры и туалеты. Ехать почти 4 часа. В салоне — одни иностранцы: несколько китайцев, англичане и немцы. Перед отправлением пассажирам раздают «тормозки» — коробку с упакованной в нее булочкой, пакетиками сахара, кофе, сливок и по стаканчику воды. В случае нужды можно вызвать «стюарда». В родной стране поездка в Новосибирск на рейсовом автобусе обойдется в 450 российских рублей (или 450 тайских бат). Хотя расстояние примерно то же, а цена на бензин в Таиланде — 35-40 бат за литр (зависит от марки топлива). Такой вот рынок.

Приграничные взяточники

Первый раз в жизни переходила границу по земле. Жуткое испытание на 35 градусной жаре: палящее солнце, очередь — как в добрые советские времена за дефицитным товаром и ленивые, как мухи, пограничники. Впрочем, со служителями закона можно «договориться», сей процесс называется «экстра». Вкладываешь в паспорт 250 бат и сидишь в тенечке, пока шустрый малый заполняет за тебя карту прибытия и «проходит» границу. Потом машет ручкой, и ты беспрепятственно покидаешь зону паспортного контроля без прохождения всех обязательных формальностей. Да — незаконно, да — взятка, да — коррупция. Но деньги из паспортов без стеснения вытряхиваются на глазах у всей очереди в глубокий ящик стола. Мой в меру любопытный муж углядел, что ящик уже набит битком, а нечистый на руку пограничник обобрал не только государство и туристов, но заодно и товарища, откинув в сторонку пару паспортов из принесенной напарником стопки. Вор у вора…

Мы решили не кормить кхмерских коррупционеров, тем более, что половина очереди была уже позади. Нас сфотографировали, отсканировали отпечатки пальцев и поставили штампики в паспорта. Кстати, отпечатки пальцев в этой крайне бедной стране снимаются устройством наподобие ксерокса, а в России мне «снимали пальчики», укатав руки сажей.

На выходе из сарайчика пограничников нас уже поджидали заботливые «помогалы» — кричат, что нужно садиться на бесплатный автобус, который доставит всех на стоянку такси и минибасов. Тянут чуть ли не за руки. В Интернете об этом пишут много и часто — стоит сесть в этот бесплатный шатл и будешь торчать на этой стоянке часа два. Поэтому выглядываем «бомбилу», чтобы миновать очередное испытание для нервной системы. Нам кричат «сёти (30) доларс» — приемлемая цена для 200 км пути до Сием Риепа. Садимся в машину, шофер заботливо нас поторапливает, но не успевает — человек в форме и с бейджиком уже бежит наперерез. Водитель просовывает в окошко несколько купюр, и мы покидаем приграничную площадь на видавшей виды «тойоте-камри».

Страна одного доллара

«Бай! Ван доллар!» (покупай, один доллар) — самая распространенная фраза, которую мы слышим в Ангкоре. Один доллар стоит любая мелочь — бутылка воды, банка пива, магнит, брелок, пачка открыток, связка бананов, ананас. Торговцы перекрывают входы и выходы всех храмовых комплексов Ангкора.

Что-то более существенное — одежда, картина и путеводитель — 5 долларов. Хотя цену могут назвать буквально «от балды». Купив на сувениры набор брелоков за 7 долларов, мы видим точно такие же на соседнем прилавке:

— Сколько стоят?

— Пять долларов. Покупай.

Мы переглядываемся, жмем плечами и собираемся уходить.

— Ок. Бери за три, — тут же падает цена.

Ну куда нам куча одинаковых брелоков? Идем дальше.

— Эй, два доллара! — кричит девчонка нам вслед. И через секунду с хохотом:

— Покупай! Один доллар!

Мы тоже хохочем и расходимся довольные друг другом.

Вообще, кхмеры на удивление тепло относятся к русским. Узнав, что мы из России, все наши собеседники восклицают: «Ааа! USSR!» (СССР). Дело в том, что Советский Союз помогал свергать режим красных кхемеров и восстанавливать страну из руин. И камбоджийцы помнят об этом до сих пор.

Дело — в шляпе

Бан СифДля осмотра храмов Ангкора необходим транспорт — можно нанять тук-тук (мопед с прицепной коляской) или автомобиль. Осматривать Ближайшие к Сием Рипу храмы нас везет тук-тукер — мистер Бан Сиф — милейший кхмер почтенного возраста, практически не говорящий по-английски. Подвозит к храму, выдает по бутылочке воды из переносного холодильника и объясняет на пальцах, где будет ждать. Он же заботится о том, где мы будем обедать. Цена его услуг на весь день — 20 долларов. Но эта сумма оплачивается в кассу отеля. Сколько из них достанется водителю – большой вопрос. Судя по тому, что камбоджиец одет более чем скромно, – не так уж и много.

Из-за палящего солнца и забытого в отеле крема от загара приходится купить головные уборы. Тук-тукер долго и пристально осматривает панаму мужа, приобретенную за 5 долларов, и даже берет ее в руки пощупать:

— Отличный выбор — качество очень хорошее. И цвет. Как у военных! — со знанием дела дает оценку мистер Сиф. Все эмоции камбоджийцев написаны у них на лице — как у детей. Панама ему явно нравится.

По возвращении в отель муж протягивает головной убор камбоджийцу – мол, презент, возьми, не побрезгуй. Зная, что азиаты не жалуют рукопожатия, он крайне удивляется, когда, расчувствовавшись едва ли не до слез, кхмер целых два раза крепко жмет ему руку.

Храмы Ангкора Храмы Ангкора

Мистер Им Саа

Для поездки в дальние храмы тук-туком уже не обойтись, нужен автомобиль. Водитель — мистер Им Саа — прекрасно говорит по-английски и соглашается рассказать про быт современной Камбоджи:

— Большая часть населения живет в бедности. Средняя зарплата персонала в отеле — 50-70 долларов, иногда до 100, но это уже в дорогих пятизвездочных гостиницах. Супервайзеры могут получать и по 150-200 долларов за свою работу. Это очень приличный заработок.

Им СааМистеру Саа 30 лет, он младший ребенок в семье. Старшей сестре — 40. Родители уже в почтенном возрасте – маме 65, отцу 70, бабушке почти 90. Это нетипичная для Камбоджи семья: средняя продолжительность жизни кхмеров – 60 лет. (В Кузбассе в 2010 году — 65,4). Ребятишек же в доме обычно не меньше трех. Личный доход мистера Саа, по его словам, около 100 долларов. На эти деньги он содержит жену и двухлетнего сынишку, помогает маме и бабушке. Мой вопрос о пенсиях собеседник сначала даже не понимает:

— Нет, если человек не работает, он не получает никаких выплат. Ему помогают дети и внуки. У нас правительство так решило.

По инвалидности пенсий тоже нет. По официальной статистике, с 1979 более 50 000 камбоджийцев подверглись ампутации конечностей вследствие подрыва на минах, оставшихся со времен гражданской войны 1960—1975 годов и режима «красных кхмеров» (1975—1979). Эти люди брошены на произвол судьбы, но, как ни странно, нищих с кепкой на земле мы не видели. Инвалиды организовывают ансамбли и исполняют народную музыку, продают (часто чересчур навязчиво) мелочевку туристам — стараются хоть как-то заработать.

Босоногие психологи

Маленький полиглотНа выходе одного из храмов ко мне подбегает пигалица лет пяти с корзинкой сувениров:

— Бай! Ван доллар!

Улыбаемся и идем дальше. Малышка не отстает:

— Привет! Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять.

На мой удивленный взгляд она продолжает тараторить по-русски:

— Москва — столица России. Как дела? Покупай! Один доллар!

Присаживаюсь, вытаскиваю из кармана местные купюры — чуть меньше доллара:

— Я не буду ничего покупать, так бери. Можно я тебя сфотографирую?

Маленькая вымогательница прячет деньги и позирует. Я благодарю ее, и девчонка убегает к маме, которая торгует в палатке с сувенирами.

Мы присаживается в тенечке отдохнуть и понаблюдать за стайкой мелких торговцев. Через две минуты подбегает моя фотомодель, рисует палочкой на песке решетку, нолик и протягивает палочку мне – мол, давай сыграем. Партию в крестики-нолики я благополучно продула. Моя противница смеется и убегает. Мы с мужем в полном восторге хохочем. Сидящий рядом инвалид объясняет: «Она общается на 10 языках». Будто в подтверждение его слов малышка подбегает к кучке подошедших китайцев и демонстрирует им свои способности. Впрочем, жители Поднебесной остаются равнодушными к выступлению – они ее просто игнорируют. Кхмерские дети, кстати, уже вычислили, кого можно разжалобить, и подбегают только к семейным парам европейцев. И крайне редко – к китайцам.

К нам присаживается другая малютка:

— Бай, ван доллар!

— Ноу мани...Сорри. (Нет денег, извини).

Малышка с подозрением смотрит на меня. Переводит взгляд на мужа, потом на его карман, в котором явно видна пачка купюр, и заявляет:

— Мистер хэв! (У мистера есть!)

И пулей бежит к нему:

— Мистер! Бай! Ван доллар!

Босоногие психологи Ну и что, что пустыня...

Королевские школы и больницы

После общения с маленькими камбоджийками невольно задаюсь вопросом — почему дети бегают по улице? Как же школы? Одна из малышек лет восьми приставала к европейцам с просьбой купить сувениры, потому что ей надо платить за школу.

— Образование бесплатное, — развеивает мои сомнения наш гид. — С шести до девяти лет дети посещают праймери скул, потом обучаются в секондари скул. Это все бесплатно. Если они хотят продолжить учебу, то это уже платно. Английскому, да и вообще любому иностранному языку, тоже учат только в платных школах.

Мистер Саа учится в университете, как он шутит «на банкира». Обучение платное — 100 долларов в год. По официальным данным, высшее образование может позволить себе всего 1,2% населения королевства.

Вся образовательная система была полностью разрушена за четыре неполных года режима Пол Пота (1975—1979). И сейчас она воссоздается с огромным трудом. Учебных заведений довольно много — проезжая по городу, я сбилась со счета, просто отметила про себя, что школы встречаются через каждые 500-1000 метров. Сами здания, правда, часто похожи на сарайчики.

Намного реже встречаются больницы. Хотя медицина тоже бесплатная. Но, учитывая, что еще 30 лет назад высшее образование считалось преступлением и каралось расстрелом, врачей катастрофически не хватает по сей день, а детская смертность в Камбодже остается одной из самых высоких в мире.

Пытаюсь утешить собеседника:

— В России тоже люди еще 20 лет назад жили очень бедно. И ваша страна сможет преодолеть трудности.

— У вас Путин, хорошее правительство, а у нас...

Политическая рекламаНа каждом государственном учреждении обязательно написано, что оно Королевское. Нынешний король, кстати, был выбран, а не унаследовал престол. Надпись «Royal» на различных зданиях встречается столь же часто, как у нас «Губернский»: роял парк, роял хоспитал, роял скул. А плакаты с изображением лидеров правящей Народной камбоджийской партии — еще чаще, чем у нас — плакаты Единой России перед выборами. Выглядит довольно забавно — три мужичка в стиле Маркс – Энгельс – Ленин. Все трое сильно смахивают на Петросяна с патриотическим выражением лица.

Когда за окном полгода минусовая температура, тропики кажутся сказкой – море, пальмы и вечное лето. А для кого-то и наша действительность с гарантированными пенсиями для стариков и инвалидов, возможностью получить хорошее образование, найти достойную работу, которая позволит не голодать – без пяти минут рай. Но в любой точке мира всегда можно найти тех, кто недоволен государством, жизнью, работой и зарплатой. Как и тех, кто по-настоящему счастлив в любом климате и при любом правительстве. Потому что счастье не приходит извне. Рай – он ведь в душе. 

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода