Откуда мы родом

Автор: Алсиня Шулепко. Фото Вячеслава Светличного.

В старину в домах знатных людей изображение генеалогического древа висело на видном месте и являлось предметом особой гордости. Кто из нас, ныне живущих, не хотел бы знать, от каких корней произошел? Между тем, у основной массы людей предками были неграмотные, конечно, без гербов и родословных.

Наш собеседник — преподаватель Беловского института (филиала) КемГУ, кандидат исторических наук Константин Юрьевич ИВАНОВ – тоже крестьянского происхождения.

В силу профессии и по зову души он исследовал не только свою родословную, но и узнал немало любопытных фактов из родословных беловчан. Более того, историк уверен, что все, кто хочет узнать о своих предках, могут заняться поисками самостоятельно.

Слово — ученому. 

Три биографии героя

В Белове потомков великих полководцев нет, но есть герои, которыми гордятся наш город и страна. Мой сын – ученик старших классов — получил задание подготовить доклад о жизни и подвиге участника Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза Алексея Александровича Котегова. На первый взгляд, задание довольно простое. Но когда мы приехали в Кемерово (в архив лица моложе 18 лет допускаются только в сопровождении взрослых) и стали смотреть книги ЗАГСа 20-х годов, то нашли три варианта биографии героя! В разных описаниях оказались разные даты и места рождения (указаны деревни Старобелово, Каурово, Калтайка).

Вообще, в старые времена путаница в датах рождения была обычным делом. То работали в поле — доехать не могли до ЗАГСа, то погода была не подходящей, а потом забыли, а когда спохватились, ребеночек уже бегает. Когда точно родился — никто не помнит. Зачастую записывали, ориентируясь на церковные праздники, такие события крепко сидели в памяти. Случалось, что работники ЗАГСа, записывая на слух, допускали ошибки, но в нашем случае речь идет о герое, который стоял на учете в военкомате, служил в армии (там-то у него все должно быть точно записано), в Белове до сих пор есть люди, которые помнят Котегова, знали его семью. Кому понадобилось искажать даты? Возможно, что таким образом компетентные органы того времени запутывали биографию героя, чтобы «оторвать» его от родни, в которой могли оказаться кулаки или репрессированные. Герой должен быть безупречным.

Литвиновы

Освоение Кузнецкой земли началось в XVII веке. В числе первопроходцев были казаки (пограничники, на непостоянном жаловании) и служилые (государевы посланцы, на твердом жаловании). Люди они были простые (зачастую различных вероисповеданий), этнографией особенно не интересовались, поэтому именовали новых поселенцев по-простому. Всех, кто прибыл в Кузнецкие земли из мест, находящихся на западе, – называли литвинами. Это могли быть белорусы, украинцы, поляки и собственно сами литовцы. В наши дни с большой долей вероятности можно говорить о том, что все люди по фамилии Литвиновы и Литвины – это потомки литвинов. В их числе бывший директор Бачатского разреза Иван Федорович Литвин.

Построил заимку – получи фамилию

В Кемеровской области довольно широко распространены фамилии на «- ский». Некоторые думают, что это еврейские фамилии, но на самом деле это западно-русские фамилии. К примеру, Тузовских, Требунских много в Беловском и Прокопьевском районах. Почему? Вернемся к истории. Кузнецкий острог основали и казаки, они жили за счет жалования (выдавали деньгами и продуктами). Но, чтобы получить содержание, иногда приходилось ждать очень долго. На то, чтобы обозы из Москвы добрались до Сибири, иногда уходило до полутора лет! А когда он приходил, то выяснялось, что его содержимое за дорогу не раз намокло, было изъедено жучками и в пищу уже не годилось. Памятуя об этом, казаки и служивые люди заводили пашни и заимки, где хозяйствовали и кормились с земли. Заимка получала название, а все, кто там трудился, фамилию по имени владельца. Так появились и распространились по Кузнецкой земле фамилии Бедаревых, Атамановых, Тузовских, Требунских, Котлубовских.

В XVIII веке на нашей территории было уже достаточно людно. Когда из Москвы приехали ученые и плыли по Томи, то нашли в два раза больше деревень, чем было по переписи. Население разбредалось, вместе с ним «расселялись» фамилии. Это было хорошо, потому что в те времена довольно остро стояла проблема брака, люди знали, что близкого родства не должно быть и искали пару на стороне.

Дмоховские

В томском архиве я нашел личное дело Дмоховской – одного из первых врачей, которая работала в Белове. В 1926 году она окончила Томский университет и была направлена на работу в Белово на цинковый завод. Там же было личное дело ее сестры; судя по тому, что даты рождения и начала обучения совпадали, можно предположить, что они были двойняшки. Родились сестры в Семипалатинске. Как они там оказались? Дело в том, что они были католичками, а, значит, выходцами из Польши. К началу Первой мировой войны из западных губерний в глубь страны (Казахстан, Сибирь) отселяли неблагонадежных граждан, которые, по мнению местного начальства, не очень-то любили Российскую империю. Расстрелять не могли, все-таки это российские подданные, а вот выслать из прифронтовой зоны в Сибирь — запросто. Так, из Привисленских губерний (на реке Висла в Польше) были высланы два брата Дмоховские. Только один из них был членом партии социалистов-революционеров, но в Нарымский край под надзор полиции отправили обоих. На основании тех документов, что у нас есть, говорить с полной уверенностью, что кто-то из братьев стал отцом девушек-близняшек, довольно сложно, но небольшая доля вероятности есть, поскольку фамилия редкая.

Кстати, поиск польских корней становится весьма популярным. Если вам удастся документально подтвердить наличие польских бабушки и дедушки, то правительство Польши предоставит карту поляка, которая дает право на шенгенскую визу, бесплатное медицинское обслуживание в Польше, один раз в год можно съездить и пролечиться.

Беловские «дворяне»

Время от времени возникают легенды. Некоторые люди, которые носят фамилию Романовы, утверждают, что они — из царской династии. Подобных случаев масса, все зависит от воображения и амбиций человека. Однажды ко мне обратилась женщина по фамилии Рыжкина, которая считала, что принадлежит знаменитому дворянскому роду Нарышкиных (мать Петра I — урожденная Нарышкина). Она говорила, что, согласно семейной легенде, Нарышкины, с приходом советской власти отбросили первый слог от фамилии, чтобы скрыть свое происхождение. Я заинтересовался ее случаем, в томском и барнаульском архивах просмотрел родословную до середины XIX века, но царских корней не нашел – все ее предки были крестьянами.  

У нас в Сибири есть целые села Меньщиковых, кто-то пытается связать свою родословную с родословной друга и сподвижника Петра I Александра Даниловича Меншикова. Фамилия Меншиков – произошла от слова «меняла», и была широко распространена. Причем в старые времена никто не заморачивался, писали фамилию, как хотели: то через «ш» то через «щ», кто-то с мягким знаком или без него. Одной буквой — больше, одной – меньше, никого не волновало. Хочу сказать, что родословные знаменитых людей хорошо изучены, неожиданности маловероятны.

Федор Белов

В краеведческом музее города Белово представлено родословное древо беглого крестьянина Федора Белова, который сбежал с натужных работ с Колывано-Воскресенских заводов и рудников (Алтай). Считается, что история города началась в 1726 году, с момента, когда Фёдор с женой и двумя сыновьями Семёном и Гаврилой основал одноименную заимку на берегу Смородиновой реки (так на местном наречии называлась река Бачат). Это стало началом нашего города. Так гласит легенда. Но история – вещь упрямая, она любит факты. Даже если в 1726 году Федор откуда-то и сбежал, то это были не Колывано-Воскресенские заводы, потому что их основатель — Акинфий Демидов — получил разрешение на строительство заводов-рудников годом позже — в 1727 году.


Наша газета лет 10 назад публиковала материалы с другой версией заселения Смородиновой реки. Беловы в наши места пришли с Алтая. Там раньше, чем на наших землях появилось село Белово и не одно. Были и есть реки Иня и Мереть. Люди, переселившиеся на новые земли стали речку называть знакомым именем Иня, заимку – Белово и так далее. Это было калька из Алтайских мест, где они жилил раньше.


Что расскажет родословная?

Когда ищете своих родственников, имейте в виду, что в разное время фамилии записывали на слух, допускалась масса ошибок, путали в написании чередующихся гласных, звонких и глухих согласных. Когда я исследовал родословную со стороны мамы, то нашел несколько написаний названия села: Чинявино, Чиняки, Чиняево. Долго не мог найти сведений про свою бабушку — Евдокию Тимофеевну Антонову. А когда нашел, то оказалось, что она, когда в 30-е годы получала паспорт, накинула себе 10 лет, а маме, она тогда была малышкой, – один год. Спросил у мамы: «Зачем?» Ответила: «На всякий случай». И случай, действительно, представился. В феврале 1942 года моего деда — Ивана Семеновича Молчанова — призвали в армию, бабушка осталась одна с шестью детьми. В колхозе она не работала, была домохозяйкой, но в годы войны ее вызывали в правление, чтобы привлечь к работам. По документам возраст приличный. Ей сказали: «Евдокия Тимофеевна, выглядишь ты хорошо, а по возрасту не подходишь. Свободна».

Где искать следы?

Кемеровская область возникла в 1943 году. Ранее принадлежавшая ей территория входила в состав Томской губернии, которая к концу существования Российской империи объединяла современные территории Новосибирской, Кемеровской, Томской областей, Алтайского края, республики Алтай, Восточно-Казахстанской области и маленьких «кусочков» Красноярского края и Омской области. Центр был в Томске, поэтому там по сей день хранится вся архивная документация. Численность населения была примерно такая же, как в современной Кемеровской области. Если вы заинтересовались своей родословной, то, для начала, не будет лишним заглянуть в семейные архивы, просмотреть документы, которые сохранились, поздравительные открытки, чтобы вспомнить имена.

Второй этап – ЗАГС. Важно помнить, что в архивах ЗАГСа записываются факты рождения, брака и смерти, а в метрических книгах: крещения, венчания и погребения. Метрические книги начали вести при церквях при Петре I. Хранились не в лучших условиях, пропадали от наводнений, мышей и пожаров. В большинстве случаев сохранились книги c 1860-х годов. Есть и более ранние, но они встречаются значительно реже. С конца XVIII века священнослужители вели исповедные ведомости, по сути — это была посемейная перепись. В них отмечали: кто был у исповеди, кто не был и почему.

Третий этап – архив. В годы советской власти ведомости повсеместно уничтожались, но, если их уберегли, то в них исчерпывающая информация.

Самостоятельно исследовать родословную достаточно трудно, но, зачастую, не из-за сохранности документов, а потому что старшее поколение не имело желания поддерживать родственные отношения. Так, целые ветви родственников, попавших под репрессии, обрубались, и память о них умирала.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода