У последней Черты

29 мая в Белове пропала 7-летняя Маша Перевозчикова. Долгие поиски с участием тысячи людей закончились печально: девочку нашли мёртвой.  Автор этих строк побывал в Чертинском дважды. 31 мая – как доброволец, принимавший участие в прочёсывании микрорайона. И 3 июня – когда стало известно, что девочку нашли мёртвой.
Автор: Олег Быков. Фото автора и пресс-службы АБГО

«Самые масштабные поиски в Кузбассе»

Именно так охарактеризовал поиски 7-летней Маши Перевозчиковой координатор поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» новокузнечанин Егор Кузьмин. Интервью он давал у входа в школу №5, которая буквально трещала по швам от наплыва людей. Прямо в фойе велась запись добровольцев. За директорским столом засел штаб поисковой операции во главе с начальником полиции Евгением Муратовым. В кабинете истории распределялись маршруты групп, а в столовой перекусывали вернувшиеся волонтёры и полицейские. Школа напоминала встревоженный улей, набитый людьми в разномастном камуфляже и световозвращающих жилетах.

— Я принимал участие в нескольких поисковых операциях. Например, в прошлом году искал Вику Реймер в Новокузнецке. Тогда удалось привлечь 250 волонтёров, но сейчас их число уже превысило 300 человек, — отметил Е. Кузьмин.

Маша ПеревозчиковаИстория Маши действительно привлекла внимание огромного количества людей. Некоторые приняли личное участие в поисках, но ещё больше было тех, кто оказывал различную помощь. Кто-то помогал печатать цветную карту микрорайона, кто-то ходил и расклеивал листовки, кто-то приносил батарейки для фонариков (девочку искали круглосуточно: ночью на улицы выходило более 40 человек). 

А когда вечером 1 июня в школьной столовой начали было заканчиваться продукты для питания волонтёров, в соцсетях бросили клич – и на следующее утро простые беловчане массово понесли в школу не только крупы и тушёнку, но и конфеты, овощи, фрукты.

— Теперь у нас питаются, как в ресторане! — шутливо говорили поварихи.   

Да, не обходилось без накладок. Сорганизовать такое большое число людей непросто. Например, группа, в которую я попал (24 человека, в большинстве работники Управления образования), должна была прочесать лесопосадки между ООО «ММК-Уголь», автодорогой Белово – Новый Городок и улицей Старченко (Бабанаково). Народ вышел из автобусов, замялся. Приданные росгвардейцы переглянулись. Один, с лычками сержанта, грустно спрогнозировал:

— Ну вот, сейчас опять все вместе пойдут…

Так и вышло – по лесной дороге все двинулись колонной. Полицейские с трудом смогли разбить людей хотя бы на группы и отправить на отдельные тропинки, убегающие в посадки. Отчаянно не хватало людей, имеющих опыт поиска пропавших людей, которые могли организовать правильное прочёсывание…

Добровольцев «Лиза Алерт» было мало, и они не могли поспеть всюду. В итоге окрестности Черты пришлось пройти не по одному разу. Вслед за мотивированными, но неопытными добровольцами шли оснащённые навигаторами спасатели «ЛА» или МЧС, тут же заносящие информацию о просмотре участка местности в компьютер, составлялась карта.

(Сейчас мы знаем, что Машу нашли не в лесу. Но хочется надеяться: если в будущем вновь потребуется привлекать людей к масштабным поискам, опыт будет учтён).

Страшная находка

Участники поисков упрямо верили, что Маша жива. Возникали, распространялись и проверялись различные версии. Кто-то якобы видел, как её силой сажали в машину. Другие просили ещё раз проверить реку Бачат. Анатолий Леденев, финалист «Битвы экстрасенсов», ещё 2 июня уверял, что девочка жива и находится где-то в заброшенной шахте, а найдут её четвёртого числа (или на четвёртый месяц, или на четвёртый год). Погружались снова водолазы, выходили новые поисковые партии, появилось предположение, что Маша могла оказаться в Бабанакове. Волонтёры «Лиза Алерт» даже переехали поближе – из школы №5 на станцию юного техника, чтобы пройтись частым гребнем по посёлку.

К сожалению, все надежды разбились утром 3 июня. В группе «Лиза Алерт Кузбасс» появился сигнал о приостановке поисков: шла проверка информации об обнаружении Маши. Как раз приступили к работе кинолог с собакой, натасканной на трупный запах. И вскоре из штаба поступила информация: тело девочки найдено на улице Луначарского, на огороде её родного дома.

В сети мгновенно появились шокирующие фотографии, на которых виден бездыханный ребёнок, свернувшийся в позу эмбриона в старом холодильнике. Из одежды на ней – только трусики. По предварительной версии, озвученной старшим помощником руководителя Следственного управления СК РФ по Кемеровской области Надеждой Ананьевой, «девочка, играя, залезла в холодильник, а затем не смогла открыть дверь». Но это только породило новый виток вопросов и споров.

В таком вот корпусе холодильника «ЗИЛ», лежащем на боку без полок и хладоагрегата, и было обнаружено тельце девочки. Особенность старых холодильников – они запираются не на магнитную «липучку», а на механическую защёлку, открыть которую можно только снаружи. Однако работала ли в том холодильнике защёлка – неизвестно.

Залезла в холодильник во время игры в прятки или спасаясь от кого-то? Как в такой позе захлопнуть крышку холодильника? Девочка пропала, будучи одетой (в ориентировке подробно описывалась верхняя одежда, включая шапочку и сапожки), причём в довольно прохладную погоду (по данным беловской метеостанции, днём 29 мая было не выше +17 градусов, то и дело шёл дождь). Куда же подевалась одежда?

Впрочем, по фото судить трудно: одежда могла быть и под девочкой. Если она замерзала внутри, то могла в беспамятстве сбросить её: замерзающему человеку кажется, что ему очень жарко. Например, минувшей зимой замёрз насмерть сторож пасеки возле Инюшки: перед смертью он сорвал с себя всю верхнюю одежду. 

Поза, неясности с одеждой – всё это породило предположения, что Маша погибла ещё до того, как оказалась в холодильнике. Пытаясь понять, что произошло в Черте, я поехал туда вновь – прямо в день обнаружения тела девочки.

Родился сын, но пропала дочь…

Черта встретила черёмуховым и яблоневым цветом. Дорожная грязь была щедро присыпана белыми лепестками. А все встреченные люди обсуждали только трагедию. Например, в магазине «Луначарский», находящемся на одноимённой улице, вспоминали погибшую девочку.

— Приходила сюда и сама, и с родителями. Любила жвачки и чупа-чупс. Как все дети, «раскручивала» маму на сладости. Обычный ребёнок! – вспоминает продавщица.

Отец Маши Алексей иногда приобретал в магазине пиво, а недавно купил и водку. Был законный повод: супруга Ольга родила пятого ребёнка – долгожданного сына Гришу.

Да, накануне исчезновения Маши Алексей Перевозчиков употребил спиртное. Супруга в ту пору была в роддоме (там она и узнала о пропаже ребёнка). Это ранее сообщал Следственный комитет, это подтверждают и соседи. Например, появлявшийся на страницах «БВ» Леонид Изыбчук (24 января он спас из горящего дома пенсионерку) видел Алексея и его сослуживца Фарида в «весёлом» состоянии.

— У меня сын родился, дядь Лёнь, вот – отмечаем! – пояснял счастливый отец.

Однако назвать отца семейства алкоголиком, а семью неблагополучной, как поспешили некоторые «интернет-эксперты», никак не получается. Алексей имеет постоянную работу: он проходчик на шахте «Чертинская-Коксовая». У начальства на хорошем счету: когда пропал ребёнок, ему быстро помогли уйти в отпуск и выплатили деньги. Супруга Ольга до декрета, уже будучи многодетной матерью, работала в Черте почтальонкой.

Может быть, дом Перевозчиковых не самый благоустроенный, но семья переехала только полгода назад (купили за материнский капитал). Побелили, наклеили обои, недавно заказали большой мебельный гарнитур. Семья жила не хуже и не лучше многих в микрорайоне. А измышления о том, что вообще не стоит заводить так много детей, оставляем за скобками.

Пустота в обмен на капитал

…На месте работали криминалисты и следователи. Полицейский кордон не пропускал никого мимо дома Перевозчиковых: «Назад! Давай в обход!».

Наряд полиции на «уазике» у дома стоял постоянно, начиная с 29 мая. Семью тщательно оберегали от общения с любопытными. Ольга вместе с четырьмя детьми не могла и шагу ступить со двора.  Алексея надолго забрали в полицию, чтобы восстановить картину исчезновения дочки поминутно.

Тщательность охраны, казалось бы, опровергает утверждения, что тело могли подбросить в холодильник уже после начала поисков. Правда, ночью оцепление уезжало (в гости с ночёвкой даже приходили родственники), но по улицам то и дело курсировали полицейские машины. К тому же, не так далеко от злополучного холодильника была привязана собака.

Общаться с местными жителями трудно. Перевозчиковы, как сравнительно новые жители посёлка, не успели обрасти многочисленными связями (многие соседи так и отзываются: «Я их только на улице видел… в магазине… не дружили»).

— Маму видела. Она в конец улицы за молоком ходила для детей. Вот и всё, — говорит одна из жительниц улицы Луначарского.

Семья Перевозчиковых после переезда в новый дом оказалась буквально посреди пустыря. Часть улицы, примыкающая к их дому, почти не населена. От некогда стоявших тут домов даже руин не осталось – только черёмухи и яблони посреди чистого поля. Собственно, только здесь и можно купить под маткапитал дом…

Все чертинцы, особенно имеющие своих детей, выглядят потерянно и от общения отказываются.

— Потом… Не завтра, не на следующей неделе, не знаю, когда… — ответил владелец дома, примыкающего к усадьбе Перевозчиковых, на просьбу рассказать о соседях. С каменно-неподвижным лицом он возвращается к своим родным, сидящим на веранде.

«Не поверю, пока её не потрогаю!»

Но есть те, кто не может молчать, кому нужно выговориться. Среди них – дядя погибшей девочки Сергей (фамилию он просил не называть). Он всё ещё не может поверить в смерть племянницы.

— Видел фото… Но пока не увижу её сам, не потрогаю – не поверю, — говорит мужчина.

Мы сидим в доме на Канаше. Кроме Сергея в комнате две подруги Ольги Перевозчиковой – многодетная мать Настя и бывшая сослуживица по почтовой работе Катя.  Вспоминаю, что соседский дом знаком: там случился пожар в январе. Тогда усилиями соседей удалось спасти 75-летнюю бабушку, спасателей наградили. Да видно, не всегда можно помочь в беде…

У близких и родных – свои доводы и мысли. Во-первых, все уверены, что девочку убили, причём убил кто-то, имеющий доступ в дом. Кто именно – вопрос открытый. Но некоторые обстоятельства обнаружения тела кажутся им странными.

Напомню, по официальной версии погибшую девочку нашли с помощью служебной собаки. Но сразу несколько жителей Черты, в том числе родные Маши, видели в то утро, как Фарид (друг Алексея, с которым он отмечал рождение сына) отправился на огород Перевозчиковых с культиватором. Вроде как была договоренность вспахать огород.

Все говорят, как о доказанном факте: именно Фарид, работая на огороде, и обнаружил труп. Скорее всего – задел доску, упиравшуюся в холодильник, и тот распахнулся. Несколько человек видели его поутру уже после официального обнаружения тела: с белым лицом, трясущимися руками, он покупал бутылку водки. И мог только повторять: «Я её видел…».

Мнение «Лиза Алерт»

Сразу после обнаружения тела возникли вопросы: как именно осматривали родной дом девочки? Почему в некоторые дома в Черте зашли по нескольку раз, досмотрели и чердаки, и погреба (даже сочувствующие поискам люди встречали новых поисковиков враждебно), а тут не удосужились открыть холодильник, стоявший на видном месте?

Вот как прокомментировал эти вопросы координатор поиска Егор Кузьмин («Лиза Алерт»):

— Есть такая штука, как законодательство РФ, согласно которому определённые задачи на поиске могут выполнять те или иные люди. Например, осматривать жилой дом и участок могут только сотрудники полиции. Спускаться в заброшенные шахты и вентиляционные отверстия – только МЧС со специальным оборудованием. Под водой – водолазы, и так далее. Я вас уверяю, в первый и второй день после пропажи территория дома была осмотрена полностью, в том числе и с собаками, и с моим личным присутствием, и этот злополучный холодильник. По определенным версиям и методикам поиска, исходя из некоторого опыта подобных случаев, проводился повторный осмотр местности, с самого начала по тем же самым местам и следам. Результат вы знаете. Очень прошу не осуждать работу полиции, МЧС, других служб и поисковых отрядов. Особенно не будучи на месте поиска.

Маша осталась с родными

Между тем, расследование смерти уже идёт полным ходом. Поэтому пообщаться с другом и сослуживцем Алексея Перевозчикова Фаридом не удалось по прозаической причине: его забрали следователи. Его супругу прямо у меня на глазах увезли вслед за мужем двое в штатском. Моё журналистское удостоверение они сфотографировали на телефон, а вот показывать свои отказались. Следственный комитет, следователи полиции – это тоже уточнять не стали.

— Мы же не за вами приехали. А она уже знает, кто мы такие, — с грустной улыбкой сообщил мне сыщик. И посоветовал больше у дома Фарида не стоять: незачем! Это и понятно: всех взрослых обитателей увезли…  

Вместе с родными девочки решаю пройти к дому, где произошла трагедия. Следственная бригада исчезла, и родственники уверены, что их пустят к Ольге и детям. Но у ворот дома Перевозчиковых нас ждал не самый тёплый приём. Из «бобика» тут же выскочили два сотрудника ППС.

— Стой, куда?! Вам же говорили не заходить! – это сержант полиции остановил Сергея, вошедшего во двор. Тот попятился, сопровождавшие его женщины (подруги Ольги) замерли у забора. У меня, как водится, проверили документы, родных придержали у ограды. Так и обнимались, и рыдали на плечах – через заборчик…

Иду на автобусную остановку. Солнце выглянуло, летят лепестки черёмухи, но лица людей как будто пеплом присыпало. Думаю о том, что Машенька все эти дни оставалась рядом с близкими. Знал ли кто-нибудь об этом? Но теперь её уносят и уже окончательно. Это – последняя черта, за которой нет возврата…


Примечание

Машу Перевозчикову похоронили 5 июня при большом стечении народа. Следственный комитет РФ ведёт следствие. Криминальной составляющей в смерти девочки пока не выявлено, ожидаются данные судебно-медицинской экспертизы для установления причины смерти.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Погода