Внимание: СПИД!

1 марта - Всесибирский день профилактики ВИЧ-инфекции. Ситуация в Кемеровской области продолжает оставаться напряженной. Случаи ВИЧ-инфекции регистрируются во всех городах области. Вот что говорит статистика по городу Белово.
Автор: Интервьюировала ВИЧ-инфицированных Алсиня Шулепкл

В Белове каждый 61-й инфицирован

 Основными «территориями риска» по ВИЧ-инфекции по-прежнему остаются: центральная часть города, поселки Новый Городок, Грамотеино, мкр. Бабанаково, Чертинский. В 2017 году в 1,7 раза уменьшилось количество детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей: 22 ребенка против 38, рожденных в 2016 году. Если сравнить число заболевших в 2017 году (их было 264 человека) с показателями 2016 года (351 человек), то спад очевиден. Всего в Белове с диагнозом «ВИЧ-инфекция» зарегистрировано 2587 человек. С момента регистрации умерли более 500 ВИЧ-инфицированных, основная причина смерти — сочетание патологии ВИЧ + туберкулез или ВИЧ + гепатит С. Сейчас в Белове 128 тыс. жителей, из них 2087 ВИЧ-инфицированных и стоят на учете. Сколько еще не выявленных – не известно. Таким образом, только по официальной статистике каждый 61-й беловчанин ВИЧ-инфицирован. На самом деле таких людей больше.

Почему люди заражаются ВИЧ-инфекцией? Есть ли жизнь после диагноза? В каком возрасте инфицируются чаще всего? Опасно ли делать пирсинг и тату? На эти вопросы отвечают сами заболевшие беловчане и лечащий врач. По просьбе врача-методиста Максима БАЛАГАНСКОГО пациенты Центра СПИДа рассказали журналисту «БВ» свои истории.

О ВИЧ узнали, когда жена встала на учет по беременности

Матвей, 33 года, инженер-строитель. Высокий, красивый парень спортивного телосложения:

— До сих пор не могу поверить, что все это случилось со мной! Я всегда был против наркотиков и практиковал защищенный секс. До 30 лет, если встречался с разными девушками, то, когда шел на свидание, в кармане всегда были презервативы. Два года назад встретил свою единственную, влюбился, решил жениться. Мы с самого начала не стали предохраняться, потому что оба хотели детей, да и возраст подходящий – обоим за тридцать. Семейная жизнь началась как сказка: что задумаем – получается. О том, что у жены ВИЧ, узнали, когда она встала на учет по беременности. Потом я сдал кровь и — тоже ВИЧ. Это был не просто шок, мне казалось, что мир рухнул. Арина 5 лет назад уже была замужем. Ее первый муж – наркоман, он состоял на учете в Центре СПИДа. Арина заразилась от него, но не знала, что у нее ВИЧ, просто вычеркнула из своей жизни и забыла. Иммунитет у нее сильный, она вела здоровый образ жизни, и в течение пяти лет инфекция не давала о себе знать. Я тоже не пью, не курю, занимаюсь спортом. Хотел семейного счастья, а получил кучу проблем. Раньше думал: встречу гада, что нас заразил, – убью, а сейчас остыл: у меня есть дела куда важнее. Самое главное, чтобы ребенок родился здоровым, жена постоянно принимает лекарства, чтобы защитить малыша. Моя цель – прожить жизнь достойно, вырастить ребенка (Бог даст — не одного), дождаться внуков. Лекарства еще не принимаю, но постоянно сдаю кровь, чтобы не пропустить момент и вовремя начать лечение.

Молитва помогает

Надежда, 60 лет. Одета, как старушка, из-под платка видны седые пряди волос. Женщина выглядит на 20 лет старше своего возраста, подавлена:

— В настоящее время я не работаю, живу на пенсию по инвалидности. Раньше была замужем, работала няней в детском саду. Муж был пьющий, и я с ним выпивала. Не знаю, до чего бы мы дошли, но его Бог прибрал — умер от паленой водки. Я осталась с сыном, Егору 23 года, работает, женился, живет отдельно.

Как сын отделился, я заскучала, хотела к себе маму забрать из деревни, но моя жизнь неожиданно изменилась. К соседке приехал в гости родственник – мужчина средних лет. Через нее мы познакомились. Максим из себя неказистый, но, веселый, когда разговорились, показался хорошим человеком. О том, что отбывал срок, рассказал, когда мы сошлись. Максим любил веселую жизнь, у нас через день были гулянки. Я уже решила, что судьба меня пожалела, послала позднюю любовь, да ошиблась. Максим не работал, но деньги у него были, иногда, правда, пропадал на день-два, но возвращался в хорошем настроении. Я радовалась нечаянному счастью, и не спрашивала ни о чем.

О том, что заразилась, узнала случайно, у меня на пальцах левой ноги началось воспаление. Следом за ухом появилась сыпь. Стало знобить. Я не хотела ехать в больницу, думала, что домашними средствами обойдусь, но мама настояла. Положили в стационар, взяли анализы. После лечения мне стало лучше, выписалась и домой полетела, как на крыльях. Максим-то ко мне не приходил, на звонки он не отвечал. Дома его тоже не оказалось, соседка сказала, что его уже несколько дней не видно. На другой день из милиции пришли и сказали, что Максима убили в драке. Я была в шоке, а тут еще из больницы позвонили и объявили, что нашли ВИЧ. Мне было так плохо, что я не удержалась и все рассказала маме. Она меня успокаивает, поддерживает, мы вместе ходим в церковь. Молитва очень помогает. Сын ничего не знает, и я не хочу, чтобы знал. Этот позор унесу с собой в могилу. 

Подвела татушка

Две молодые женщины пришли в Центр СПИДа в медицинских масках. Невысокие, стройные, своими горестями поделились с пониманием, что это надо знать и другим, чтобы быть осторожнее.

Вероника, 32 года:

— Я уверена, что в наше время от ВИЧ никто не застрахован. Я всю голову сломала, но так и не смогла понять: как я заразилась? Наркотики не употребляю, муж погиб несколько лет назад. В настоящее время не работаю, у меня сыновья-близнецы, им по 5 лет, живем в частном доме, за детьми надо ухаживать, топить в доме печь. На мальчиков платят пенсию по потере кормильца. О том, что подхватила инфекцию, узнала после драки с сожителем. Он меня избил, я попала в больницу с сотрясением. Пролечилась, встала на ноги, когда отпустили домой, в выписке указали, что есть подозрение на ВИЧ. Сожитель меня обвинил во всех грехах, у него анализы оказались чистые. Осталась только одна версия — тату.

Когда выхожу на люди, постоянно надеваю маску. Первый муж меня заразил туберкулезом. Когда он еще был жив, я пролечилась, все пришло в норму, а теперь, когда из-за ВИЧ иммунитет упал, туберкулез снова вернулся. Человек так устроен, что со временем ко всему привыкает. Можно научиться жить с ВИЧ, Я, когда только узнала, – вешалась. А теперь ничего, живу, мне надо сыновей поднимать, о них думать. Свой диагноз храню в тайне, не хочу, чтобы на моих детей пальцем показывали.

Хочу увидеть, как вырастут дети

Ольга, 38 лет:

— Мой муж был наркоман. Сейчас его уже нет с нами, в браке мы прожили 20 лет. За эти годы его дважды сажали, но он своего занятия не бросил. Когда освободился первый раз – мы родили сына, он был так рад, обещал, что все изменится, но слово не сдержал — опять сел. За хорошее поведение освободили через 3 года, опять обещания, опять уговоры. После второй отсидки у нас родилась дочка. Дети хорошие, здоровые, а у меня, когда была беременна дочкой, обнаружили ВИЧ, я живу с этим диагнозом уже 5 лет. Я, как и Вероника, не работаю. Мы познакомились с ней в противотуберкулезном диспансере, с тех пор дружим, поддерживаем друг друга. На фоне ВИЧ ко мне привязался туберкулез. Надо серьезно заниматься здоровьем, я хочу увидеть, как вырастут мои дети, хочу работать.

И родня, и подруги мне не раз говорили: «Брось ты этого наркомана!» Правильно говорили, ведь все беды у меня из-за него, но я не смогла. Только представлю, что мои дети могли бы жить с чужим дядей, так сердце кровью обливается. А если он на них не так посмотрит, накажет, слово грубое скажет? Родного отца никто не заменит. Да, муж всю жизнь наркоманил, но детей любил, работал, у него были золотые руки. Когда заразил меня, то хотела его выгнать, посоветовалась с врачом, а она говорит: «А теперь-то зачем? Уже все случилось!» 

Молодежь сейчас умнее старших?

Уважаемые читатели! В Центре СПИДа я побывала во вторник, врачи меня предупредили, что в этот день в Центр приходят все, кто состоит на учете (сдают кровь на анализ), а это значит, что, за самым небольшим исключением, у всех ВИЧ. Присматриваюсь. Люди, ожидающие своей очереди, разного возраста: от новорожденных до стариков старше 70 лет. Уточняю у врача: может, те, кто постарше, к операции готовятся? Нет. Все, кто сдает кровь, — жертвы эпидемии. Согласно статистике основная возрастная группа зараженных ВИЧ — люди 30-39 лет, они составляют 46% от общего числа выявленных. На группу от 40 лет и старше приходится 30,9% заболевших. Группа 20-29 лет занимает третье место — 21,5%. Подростки и молодежь — 15-19 лет — 1,6%! Выходит, что молодежь умнеет, а их родители, бабушки и дедушки надеются на авось?

Если ВИЧ начать лечить сразу, то СПИДа может не быть

На территории города Белово в 2017 году половой путь передачи ВИЧ-инфекции по-прежнему является доминирующим по сравнению с наркотическим путем передачи. Если у вас были случайные половые связи, вы принимали наркотики или делали пирсинг, тату, то позаботьтесь о себе: сдайте анализ крови на ВИЧ. Мы много раз писали, и готовы напомнить еще раз: ВИЧ – это инфекция, а СПИД – последняя терминальная стадия развития ВИЧ-инфекции. Необязательно у человека, зараженного ВИЧ, разовьется СПИД. ВИЧ-инфицированные люди могут жить полноценной жизнью: трудиться, рожать здоровых детей. При первых подозрениях сдайте кровь на анализ, чтобы прихватить болезнь в начальной стадии и не умереть раньше времени. Более полную информацию по вопросам ВИЧ вы можете на сайте http://kemspid.ru.

Центр СПИДа Белово: ул. Юности, 24, с 8 до 13 часов, тел. 4-64-32.


* Имена ВИЧ-инфицированных изменены.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода