Цинкачи

Автор: А. Луговая

Цинковый завод в Белове был запущен в эксплуатацию в январе 1931 года и начал выдавать дистилляционный цинк. При этом продолжалось сооружение основных и вспомогательных цехов. Проектирование и строительство велось с помощью немецких инженеров. Производство развивалось стремительно. Уже в 1935 году выпуск цинка составил более 12 тысяч тонн — стране был нужен металл.

На всем протяжении истории существования предприятия его основным богатством были люди. Несколько поколений беловчан, целые трудовые династии связали свою жизнь с горячим производством. Накануне празднования дня металлурга мы встретились с ветераном завода Анатолием Яковлевичем ВЫПНО. Он отдал предприятию 28 лет. Устроился на цинковый сразу после службы в армии. Начинал монтером КИПиА, затем стал плавильщиком 6 разряда (по сути, помощником мастера) электротермического цеха. В славную летопись родного завода Анатолий Яковлевич вписал и свою яркую страницу: был секретарем цеховой партийной организации, членом партийного комитета завода, председателем заводского совета бригадиров. Трижды избирался депутатом городского Совета народных депутатов.

— На цинковый я пришел в 1966-м, — рассказывает Анатолий Яковлевич. – Помню, как в первый же день увидел огромный плакат, на котором было написано: «Завод – твоя вторая семья». Столько лет прошло, а до сих пор след от тех эмоций все такой же яркий. Мол, как может так быть на работе, где сталкиваешься, по сути, с совершенно посторонними людьми? Ведь с ними ничего, кроме производства, не связывает. Мой первый наставник Дмитрий Николаевич Головченко (мастер смены электротермического цеха) научил меня всему, что знал сам, но самое главное – привил чувство ответственности. От моих показателей зависит работа всей бригады. От результатов бригады – деятельность целого завода. И эта связка подчас сильнее зова крови – человек всегда работает в команде.

— А вы принимали участие в чей-то судьбе?

— Конечно. Я же много лет занимался общественной работой. И вкладывал в это душу. Молодежь мы опекали – давали время освоиться на производстве и влиться в коллектив. Или, например, запил человек горькую, всякое в жизни случается. Беседовали с ним, отвлекали от алкоголя всеми способами: рассматривали вопрос на собрании и потом запившего нагружали общественной нагрузкой, тянули в спортзал, приходили домой и проверяли наличие горячительного. Иногда, бывало, что нянчились, как с детьми неразумными. Зато наши усилия всегда давали положительный результат.

— Чувствовали ли вы, что ваше производство – вредное?

— У меня профессиональное заболевание – хронический перегрев. Правда, в молодые годы это не ощущалось. Тогда нам за вредность давали молоко. Нашу профессию не зря называют огненной, ведь процесс получения металла из руды, металлолома и шихты проходит при очень высоких температурах. Никогда не забуду: как остановим печь на ремонт, она вроде бы уже и остыла, начинаешь доставать электроды (в диаметре полтора метра – А.Л.), а к ним притронуться

невозможно, до того они раскаленные. Халат асбестовый надевали, чтобы можно было стоять возле печи. Во время чистки, бывало, так газов наглотаешься, что приходишь домой с температурой тела почти сорок градусов. Спать ложишься мокрым, всю ночь остываешь, утром встаешь — и опять на смену.

— Почему не уходили с такой тяжелой работы?

— За годы работы коллектив для меня стал родным. И я всегда невероятно гордился тем, что я металлург. Все цинкачи любили свой завод. К нам приходили, предлагали перейти на работу в шахту. Все, как один, ребята ответили, мол, как только окна там сделаете, так сразу и устроимся. Да и некогда было особо задумываться над такими переменами. Мы постоянно были заняты.

— Жена ваша тоже с цинкового?

— Нет, Люба у меня с «Кузбассрадио». Целый год до свадьбы дружили, хотя любовь у нас случилась с первого взгляда! Как-то вечером прогуливался по Советской. Смотрю, на втором этаже, на балконе одного из домов, девушка стоит. И такая вся ладная, как в кино. Позвал ее спуститься ко мне, мол, пойдем, пройдемся. Она сразу же спустилась. И с тех пор мы уже 47 лет вместе. Благодаря ее поддержке я сумел подняться и после инфаркта, и после инсульта.

— Как восстанавливаетесь?

— Если надеяться только на медикаментозное лечение – толку мало будет. Меня, например, спасает ходьба. Каждый день гуляю в парке. Утром – один и по часу. Потом обязательно 15 минут делаю зарядку. Вечером выходим пройтись уже вместе с женой. Еще делаю целительную настойку, кстати, когда-то ее рецепт в «Беловском вестнике» посмотрел. Перекручиваю на мясорубке две головки чеснока, два лимона и добавляю мед. Принимаю по десертной ложке несколько раз в день перед едой. Я, например, туда еще апельсин добавляю – но это уже моя личная доработка.

— Часто завод вспоминаете?

— Если честно, то его настолько невозможно забыть, что он в мыслях где-то все время рядом. Мы, цинкачи, не теряем связь. Ежегодно собираемся в апреле и играем в волейбол, встречаемся на профессиональный праздник, поздравляем друг друга. Ведь мы же – семья.


Репутация беловских «цинкачей» вошла в историю России, вклад в промышленную мощь нашей страны не имеет цены. Металл постоянно присутствует в нашей жизни, и порой люди забывают, какой колоссальный труд стоит за привычными вещами.

Профессия металлурга — одна из самых тяжелых и почетных. Благодаря закаленному нелегким трудом характеру, преданности своему делу, металлурги во все времена были примером профессионализма и мужества. От всей души поздравляем вас, дорогие земляки, с праздником! Спасибо вам за ваш труд, за ваши трудовые подвиги. Желаем вам, вашим родным и близким здоровья, мира, уверенности в собственных силах, счастья и благополучия!

Председатель городского совета ветеранов А.Н. КИРДЯНОВ.

Председатель совета ветеранов Центрального района, ветеран Беловского цинкового завода В.П. ХУТОРНАЯ.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода