Они сражались за Родину

Автор: Алсиня ШУЛЕПКО Фото Вячеслава СВЕТЛИЧНОГО
Фото: Из семейного архива Глуховых

Накануне праздника корреспондент «БВ» встретилась с ветеранами Великой Отечественной

Не секрет, что ветеранов Великой Отечественной войны с каждым годом становится все меньше: время неумолимо. От этого встречи с ними становятся еще более ценными и трогательными.

В селе Мохово Беловского района живут два участника войны – Михаил Тимофеевич ШМЯКИН и Семен Егорович ГЛУХОВ. Фронтовики много лет знают друг друга. Пока позволяло здоровье, каждую весну вместе отмечали самый главный праздник в жизни – День Победы.
Сегодня каждому из героев без малого 90 лет.

С.Е. ГЛУХОВ: «Моя юность осталась на войне»

Глуховы стали сибиряками

Семен Егорович Глухов родился в феврале 1924 года в Казахстане. Семья жила в селе Новодобленка Молотовского района Кокчетавской области. Семья, как большинство в ту пору, была большой. Семеро детей — Яков, Федор, Алексей, Петр, Семен, Василий и Анастасия — с малых лет познали крестьянский труд. Когда Семену было 8 лет, семья переехали в Сибирь к старшему брату Федору, который обосновался в селе Красная горка.

Как начиналась война

По окончании сельской школы Семен получил специальность в ФЗО, а потом два года работал в депо на железной дороге. В 1940 году молодой человек завербовался на Дальний Восток. Целыми эшелонами ехали молодые люди на край земли, чтобы осваивать богатства страны. Конечной станцией назначения стало село Семеновка Яковского района Уссурийской области Хабаровского края. Здесь, в школе для токарей, Семен получил специальность и стал работать на заводе, который выпускал учебные самолеты. Здесь он узнал о том, что началась война.

До 1943 года действовала «броня», потом, когда Семену уже исполнилось 19 лет, он попал в пехоту, часть дислоцировалась на Украине.
Первое ранение было нетяжелым. Семен попал в госпиталь в Саратове. После выучился на сапера и был направлен в 395-й тяжелый самоходный артиллерийский полк.

Самый черный день войны

21 января 1945 года перевернул жизнь молодого парня Семена Глухова.
В составе III Белорусского фронта он шел победным маршем по Восточной Пруссии, капитуляция Германии была неизбежна, настроение у советских солдат было приподнятое, они знали: победа близка.

В одном из боев вражеский снаряд разорвался рядом с Семеном Глуховым. Эти воспоминания все еще живы в памяти фронтовика. Вот как он вспоминает те события:
— Меня подняло в воздух, как бумагу. Все четко помню: падал с высоты и думал, что убит. Вся одежда в клочья! Из брюк разлетелась вата, шапка и рукавицы улетели. Левой ноги (по ботинок) тоже не было. Потом, уже в госпитале, ее выше отрезали. Через правую ногу прошел осколок, на ней нет коленного сустава, она не гнется. Одно ухо не стало слышать. Меня подобрали санитары, сделали перевязку, увезли в полевой госпиталь. Моя юность осталась на войне.
Спали, где придется. Самоходная пушка была, днем стреляли, а ночью – охраняли, спали рядом, уголок найдешь — и притулишься. Кормили кашей, супом, давали булку хлеба на день. Водку — только на фронте: 100 г на обед. В вещмешке были: булка хлеба, полотенце, мыло.
Когда был густой обстрел — прятались под самоходкой. Стихнет – выбираемся и идем дальше. Раньше никогда не рассказывал о войне.

Победа!

День Победы Семен Егорович встречал в госпитале, сначала лечился в Ижевске, потом в Казани. Из госпиталя вышел в июне 1947 года. Приехал домой (к старшему брату Петру в село Пермяки) в сопровождении: самостоятельно передвигаться не мог.
Здесь он узнал, что брат Яков погиб под Ленинградом, Петр вернулся без руки, отец (слава Богу) – невредимым. Приспосабливаясь к мирной жизни, поступил учиться в торгово-коорперативную школу в Белове, выучился на бухгалтера. Начинал трудовой путь в Бековском сельпо, потом, с 1955 года, перевелся в Моховское. Здесь присмотрел милую девушку Валентину (работала начальником почты), женился и до сих пор живет. В семье родились двое детей: дочь Нина и сын Юрий.

Великий праздник

Рассказывает дочь С.Е. Глухова Н.С. Алексеева:
— В 1983 году папа вышел на пенсию. Работал долго, когда уже на пенсию вышел, его еще долго не отпускали. Он ведь день и ночь на работе пропадал.
Когда мы стали старше, стали понимать, как маме было трудно, но она никогда не жаловалась! Каждый год День Победы отмечали торжественно с застольем, с друзьями. Михаил Тимофеевич Шмякин — первейший папин друг — всегда был с нами.
Папу никогда не забывают — поздравляют и из сельской администрации, и из совета ветеранов.
Это сейчас (мамы уже нет, он долго сидеть не может) отмечаем скромнее, но все равно 9 Мая — великий праздник! После гриппа у отца случилось осложнение, и его второе ухо тоже почти не слышит, но он в полном уме и памяти. Читает газеты, выискивает рецепты для укрепления здоровья, смотрит телевизор.
Каждое утро он делает дыхательную гимнастику и самомассаж. Кстати, делать гимнастику рекомендует всем. Мне наказал распечатать и раздать всем знакомым, чтобы были здоровы. В следующем году отцу исполняется 90 лет, но он все еще сам ухаживает за собой. Здоровье – его основная забота, он не хочет быть обузой и, слава Богу, у него это получается.

На войне меня спасло чудо

IMG_3815

Михаил Тимофеевич ШМЯКИН

— Михаил Тимофеевич, расскажите о себе.
— Родился 16 октября 1923 года в селе Мохово. Первый ребенок в семье. После меня еще три брата: Володя, Витя, Коля, и три сестры: Альбина, Лидия, Нина. Учился в средней школе. Хорошо учился, окончил с Похвальной грамотой.
Отец хотел, чтобы я стал врачом, у нас в Мохово был врач (остался еще с гражданской войны), хороший был человек и доктор толковый. А я хотел быть машинистом паровоза, но мечта не сбылась. От МТС меня отправили учиться в Томск на водителя. Мой отец в МТС работал кузнецом.

— Где встретили начало войны?
— В колхозе. А в ноябре 1941 года повестку принесли прямо на работу. Машин не было, сел на лошадь — и поехал. Это сейчас у всех что-то не так, то пятки не туда завернуты, то еще что-то, а у меня прямо спросили: что-то беспокоит? Я ответил: нет! Нас в ту же ночь увезли в Кемерово. С нашей деревни было 10-11 человек, в том числе мои друзья Иван Гуров (потом он стал минометчиком) и Иван Давыдов. В Кемерове школа №41 была оборудована под казармы, здесь располагалась школа младших командиров. Нас учили до марта 1942 года, а потом в составе особой отдельной роты при дивизии химзащиты отправили на фронт.

— Как начиналась служба?
— Я служил водителем, возил больших военных начальников. Начинал младшим сержантом, потом присвоили звание «сержант» потом – «старший сержант». До генерала не дослужился, но рядом с ними посидел. Долго возил Ивана Дмитриевича Панова — полковника, командира дивизии. Тяжелый по характеру был человек, разговоров не заводил, но командир был толковый. Погиб под Воронежем. Потом возил полковника Остроухова, начальника штаба. Возил старшину и писаря, кроме этого, в машине было установлено химическое оборудование. Однажды вышел такой случай: меня чудо спасло. Как-то раз решил подкачать задние колеса. Надо отдельно сказать, что ради безопасности мы машины прятали так, чтобы двигатель был под укрытием, а кузов снаружи (на тот случай, чтобы мотор можно было спасти). Вот качаю колеса и слышу: началась бомбежка – фашисты с самолета сбрасывают бомбы. Мелькнуло в голове: уйти или остаться? Ушел. Только ушел — как в то место, где сидел, угодила бомба.
Потом подошел, посмотрел, а там яма, у машины колеса перебило, кузов оторвало, документы писаря по кустам разметало.
Машины менял, они долго не служили. Поломается, не ремонтируем — командир ждать не будет, бросаем, берем новые.

— Вы были на фронте совсем молодым. Романтические увлечения случались?
— А как же! Хоть и война, а молодая кровь свое берет. При дивизии были медсанбат, прачечная, пекарня, там молоденькие девушки служили. Я дружил с хорошей девушкой, звали ее Клава, она была из Курской области, служила медсестрой. Часто встречались, разговаривали, но отношения не сложились. Когда война закончилась, она уехала в Одессу. Клава море любила, а я про море говорить не умел, я его и не видел никогда.
— Михаил Тимофеевич, ваш отец тоже служил. Как у него сложилась фронтовая судьба?
— Папа всю войну служил в Ленинграде в Центральном конструкторском бюро. Как только их привезли, построили и стали специалистов выкликать, определять на службу, у кого специальности не было – отправляли на передовую. Думаю, что если бы отправили – то погиб. А он кузнец, человек мастеровой, вместе с товарищем его направили в бюро, и он уцелел. Служил хорошо, после войны его просили остаться, квартиру предлагали, но он не согласился, вернулся домой.

— Помните, что было в вещмешке?
— А как же! Кружка, ложка, мыло, махорка, нитки, иголка, полотенце, сменное белье, письма из дома.

— Ваша самая дорогая награда?
— Медаль «За отвагу». В 1947 году в марте вернулся домой. Бандитов надо было ловить. Папа вернулся раньше. И снова стал работать кузнецом, ребятишек в семье много, надо было кормить, косить сено для коровы (покос давали только колхозникам). Маме в войну крепко досталось.

— Стаж работы большой?
— 43 года. После войны продолжил работать водителем, но уже не в МТС, а на шахте, там платили больше. В 1948 году женился. Год холостым ходил, а потом в клубе одну девочку встретил. Ну, понравилась и понравилась, я особо не добивался, а тут у ее подружки свадьба случилась. Мы с дружком идем мимо этого дома, где свадьбу играют, ну как не зайти? Я на аккордеоне хорошо играю, хоть и самоучка, взял инструмент и стал всякие вальсы наяривать. Так отношения завязались, потом я на этой девушке женился. С учительницей Зофьей Ивановной мы прожили вместе 50 лет. Имя у жены необычное, но так ее отец захотел. Через год у нас родилась дочка – Татьяна.

— Чем сегодня наполнены ваши дни?
— Работать много не могу – годы. Смотрю фильмы, передачи разные.

— Сейчас показывают много картин про войну. Смотрите?
— Смотрю. Только в них много вранья, все чистенькие, гладенькие. На самом деле было не так! На передовой ополоснешься, если на ручей набредешь, или дождь пройдет, или речка встретится. Там же и постираешь. Спать приходилось, где приткнешься, после такой ночевки складки надолго остаются.

— Как будете отмечать День Победы?
— Председатель совета ветеранов придет поздравить, посидим, поболтаем, вспомним, как воевали. Главное, чтобы было здоровье. Мне скоро 90 лет: постараюсь дожить, если будет невмоготу – поднатужусь.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Погода