Тогда ипотеки не было, а дома строили из сэкономленного леса

Автор: Роман МИХО, студент 1-го курса Томского политехнического института, внук Алексея Михо. Фото Вячеслава Светличного.

Мой дед – шахтер

В судьбе Алексея Борисовича МИХО, как в зеркале, отражена огромная историческая эпоха нашей страны. Его предки — болгары — после войны с турками получили от Екатерины II разрешение на проживание в Крыму. В 30-е годы вся семья трудилась в колхозе, отец был стахановцем, работал конюхом, брат матери — председателем колхоза. А потом началось переселение «малых народов» с их исторической Родины. Семья Михо была репрессирована, и после долгих мытарств, в 1947 году, дед, бабушка и мать с детьми оказались в Сиб-Лаговском посёлке Каменушка под Анжеро-Судженском, куда в 1942 году из действующей армии отправили и отца. Это была зона для «врагов народа», «неблагонадёжных элементов», состоящих под особым контролем со стороны «органов». Школа находилась в 13 километрах от дома, и Алексей  ежедневно ходил в оба конца через просеку, зимой — в мороз, весной и осенью — по бездорожью. Помнит голод, скудный паек, суровый сибирский климат. Летом спасала тайга: собирал колбу, ягоды, грибы, косил и сгребал траву… 

В редакцию поступило письмо от Романа Михо. Вот что он пишет:

Хочу рассказать о своем деде Алексее Борисовиче Михо, проработавшем на шахте «Чертинская-Коксовая» 46 лет, 9 месяцев и 9 дней. В шахту он спустился в 1955 году после окончания с отличием Анжеро-Судженского горного техникума. Его направляли в Ленинград в горный институт, но Алексей решил вначале поработать. Прибыл он в Белово 17 ноября 1955 года, а к работе приступил в декабре 1955 г., вначале горным мастером в лаве по добыче угля на шахте «Чертинская 2/3». Но вскоре перешел в забой навалоотбойщиком — решил подзаработать денег и купить родителям домик. Оплата забойщика прямо зависела от выполнения норм выработок за месяц. Это была прогрессивная система, позволяющая меньшим числом шахтеров давать план по добыче. Дед тогда заработал 32 тысячи рублей и купил отцу с матерью и брату дом в Черте на ул. Крестьянской.

За 46 лет работы он был: горным мастером, помощником начальника участка, начальником добычного участка, председателем шахткома, эпизодически исполнял обязанности помощника главного инженера по безопасности на шахте, 26 лет отработал помощником начальника на участке ВТБ по противопожарной защите. Сам составлял проект противопожарной защиты и защищал его в ВОСТНИИ.

За время работы на шахте «Чертинская 2/3» Алексей Борисович вместо деревянной внедрил металлическую крепь в лаве по классу №2 (мощность 1,2-1,3 м), что позволило экономить леса на 1000 т добычи по 12-13 кубометров. Из сэкономленной древесины бывший начальник шахты почетный гражданин г. Белово Семен Васильевич Васильев построил для шахтеров 12 домов для семей шахтеров, которые и сейчас стоят в Чертинском, а деду за это новшество дирекция шахты дала на три дня путевку на ВДНХ.

Дед дважды избирался депутатом городского совета г. Белово. По инициативе деда, как депутата, и другого депутата — Владимира Григорьевича Бодюх — был построен железобетонный мост через реку Бачат, между улицами Канаш и Каспийской. Старый мост был деревянный и обветшал, и дед с товарищами выполнили наказ избирателей этих улиц. Мост и сейчас действует и обеспечивает надежный проход автомашин и колесных тракторов, а также прогон скота.

Будучи председателем шахткома, дед добился строительства пионерского лагеря «Спутник». В этом вопросе большое усердие проявил и бывший директор шахты Виктор Евгеньевич Брагин. Сейчас он академик, долгое время преподавал экономику в Кемеровском городском институте.

Дед, Алексей Борисович, за свои почти 47 лет работы на шахте награжден многими шахтерскими знаками и медалями. А в 100-летие комсомола был награжден золотой медалью «100 лет комсомолу СССР».

Дед очень много уделял внимания воспитанию своих двух сыновей и четырех внуков. Он научил нас ходить на лыжах, хорошо играть в волейбол и в шахматы. Я сейчас в институте, спасибо деду, всех обыгрываю в своей группе.

Дед и сегодня неравнодушен к своему предприятию, радуется, что делается на шахте по внедрению новых высокопроизводительных комплексов, что бурятся опережающие скважины для дегазации пластов, так как шахта опасна по выбросам газа метана и горным ударам. Он говорит, что «Чертинская-Коксовая» — самая опасная шахта в Кузбассе, и потому в разговоре с рабочими всегда просит их соблюдать правила безопасности и беречь себя и товарищей, чтобы не множились вдовы и сироты в нашем шахтерском крае.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода