Есть глаза у цветов...

Автор: Олег Быков

В посёлке Бачатском есть краеведческий музей. В нём выставлено немало экспонатов, посвящённых истории разреза, фотографии заслуженных работников, знамёна. А ёще – там часто стоят цветы. Иногда это целые композиции с названиями вроде «В забой отправился парень молодой», иногда – скромный букет. В последний раз пестрел зал музея цветами 22 августа.

Возле одного из стендов цветы стоят и летом, и зимой. Летом – живые, зимой – искусственные. На стенде – фотографии директоров разреза «Бачатский». Шесть портретов, но цветы, как сказали мне по секрету, посвящены только Ивану Фёдоровичу Литвину.

Кто же обновляет память о бывшем директоре разреза? И почему именно И.Ф. Литвин удостоился такого простого и трогательного дара?

 Цветы – не для спекуляций

Фото-0250Анна Августовна Карабанова вот уже полвека увлекается цветоводством и составлением букетов. И 40 лет она отработала на разрезе «Бачатский» слесарем-вагонником на железнодорожном узле. Цветы для Анны Августовны – как яркие пятна среди бескрайних отвалов породы. И такими же светлыми местами в её памяти остались воспоминания о товарищах по работе, о человеческих отношениях среди тяжелого труда.

— Я не полюбила цветы, я ими заболела, — вспоминает былое моя собеседница. – Помню: мне пять лет, на цинкзаводе тогда построили первую поликлинику, а я впервые увидела анютины глазки.

Детство Анны Августовны было не самым весёлым. Отца – мастера цинкзавода, эстонца по национальности, арестовали и расстреляли вместе с директором завода. Немало пришлось осиротевшей семье скитаться – в поисках работы и жилья, мерзнуть и голодать. Поэтому с младых ногтей привыкла Анна Августовна ценить простую красоту, обычные житейские радости. Наверное, потому что были они редкими гостями в её доме.

Жизнь продолжалась, маленькая девочка с букетом анютиных глазок превратилась в женщину, нашла работу и вышла замуж за машиниста экскаватора Петра Карабанова. Всё менялось, одно было неизменным – красивый букет в руках.

…В советское время не было цветочных магазинов и киосков на каждом шагу, цветы были доморощенными. Привыкла и Анна Августовна разбивать клумбы, лелеять гладиолусы, астры, гвоздики, пионы на даче. Лёгкая рука была у женщины: всё лето полоска дачной земли была покрыта сотнями бутонов.

Не раз и не два получала Анна Августовна предложения продавать цветы, но всегда отвергала.

— Не могу я на цветах спекулировать. Они для души! – отрезала она. И вскоре ей представился случай это доказать.

От портрета Толкуновой – до портрета Литвина

Впервые Анна Августовна поняла, что цветы могут быть не только увлечением, но и искусством, на двух праздниках. На Дне железнодорожника, в снесённом сейчас ДК в Бачатском женщина увидела портрет Валентины Толкуновой, сделанный из живых тысячелистников.

— Все черты лица, руки, платье, — восхищается до сих пор Анна Августовна. – даже мысли и настроение переданы, так мне показалось. «Цветы – искусство» – так я решила для себя.

А направление искусству, его жанр дал второй праздник – День шахтёра. Была организована традиционная выставка цветов, посвящённая шахтёрскому труду.

Если кому и посвящать букеты, так ребятам с разреза! Тем более Анна Августовна хорошо знала, какой ценой давался стране уголь. Два её товарища в разное время погибли на выгрузке породы из вагонов. Вагонами-«думкарами» им отрезало ноги, оба скончались от потери крови и болевого шока.

Анна Августовна и сама даже не заметила, как принялась участвовать в цветочных выставках. Но скоро её скромные труды были отмечены в том числе начальством разреза. Мужа Анны Августовны, машиниста экскаватора, даже отпускали в дни выставок помогать супруге – собирать полевые цветы, возить букеты в очередной ДК. Не только в Бачатском, но и в Белове выставлялись её цветочные композиции.

Не отсюда ли пошёл обычай Анны Августовны чтить память директора разреза Ивана Фёдоровича Литвина букетом цветов?

— Есть люди, память о которых нужно хранить, — серьёзно говорит Анна Августовна.

Иван Фёдорович Литвин – директор брежневского времени. Он руководил разрезом с 1964 по 1983 год, умер на своём посту. До сих пор его с благодарностью вспоминают многие ветераны разреза. Есть свои воспоминания и у Анны Августовны Карабановой.

…Бригада железнодорожников возвращается с ночной смены. Литвин, проезжавший мимо, останавливается и усаживает уставших людей в свою директорскую машину. В несколько рейсов перевозит всех в Бачатский. Точнее, возит шофёр, а директор разреза спокойно пошёл дальше по своим делам. Пешком…

…Идёт воскресник. Директор разреза работает наравне со своими подчинёнными: убирает мусор, сажает деревца. Чистоту на улицах посёлка И.Ф. Литвин считал необходимым условием жизни бачатцев. И среди зелёных насаждений в посёлке немало деревьев прижились от руки Литвина

…Ежедневно неугомонный директор пешком обходил территорию разреза. А иногда – и еженощно. С тем поговорит, другого – подбодрит, поинтересуется домашними делами. Все знали, что если Литвин пришёл, то можно обращаться к нему с любой просьбой: обязательно выполнит. Мужик сказал – мужик сделал!

Однажды муж Анны Августовны пожаловался директору (как раз в ночную смену): уже 7 лет семья в очереди на жильё, и вот снова вычеркнули из списка на вселение в новый дом…

Обещания иными руководителями раздаются щедро, а выполняются туго. Но уже на ближайшей первомайской демонстрации к супругам, шедшим в колонне, подбежал радостный Иван Фёдорович Литвин – поздравить с грядущим новосельем. Мог бы он перепоручить это дело заместителю: мало ли работников разреза получали жильё ежегодно!

И это – только небольшая часть повседневной работы разреза в «литвиновские» годы.

Поэтому нет ничего удивительного, что Анна Августовна преподносит букеты Ивану Фёдоровичу Литвину. Первый букет руководителю она принесла в 1983 году, в фойе ДК (ныне Культурный центр), где народ прощался со своим многолетним директором. Там было много цветов…

Храните память о добре!

В последнее время Анне Августовне Карабановой уже нелегко участвовать в цветочных выставках. С доброй иронией она говорит о себе, что «бабушка уже не та стала…». Как-никак, а 85 лет жизни прошло!

Но по-прежнему встаёт она по утрам рано, делает зарядку, умывается холодной водой. Потом – чайку погорячее, и вперёд – на дачу. Цветы ведь и без того отживают свой короткий летний век, киснут от дождей. Скоро зима, а значит, в музее придётся ставить цветы искусственные…

Но ведь дело не в том, настоящие ли цветы стоят возле шахтёрских фотографий. Главное – почтение и добрая память. Они гораздо прочнее даже пластиковых цветов.

— Почему-то люди хорошо помнят плохое и забывают добро, — говорит Анна Августовна. – Пусть хотя бы небольшая частичка добра, которое сделали для бачатцев, будет жить в памяти. И я буду рада, если мне её удастся сохранить и передать следующим поколениям! Думаю, это мой долг.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Погода